Наукова бібліотека України

Loading
Предисловие
Серия "Классики науки" - Бехтерев В. М. Будущее психиатрии.

«За последний десяток лет мои стремления направлены к тому, чтобы психиатрию как науку о больной личности, подобно науке о здоровой личности, вывести из-под знаков субъективизма и подобно объективному биосоциальному изучению личности (рефлексологии*) сделать и психиатрию объективным знанием. Ряд работ в этом отношении дал возможность начертить общий план объективной, базирующейся на биосоциальном обосновании научной дисциплины, именуемой мной патологической рефлексологией. Если мне удастся завершить этот труд, подготавливаемый к печати, я буду считать свой жизненный путь предварительно законченным».***

Так в конце 1926 г. Владимир Михайлович Бехтерев записал свои мысли по поводу публикуемого труда «Введение в патологическую рефлексологию», названного нами не без основания «Будущее психиатрии».

Непредвзятый читатель, может быть, будет недоумевать, почему же такой нужный и важный труд, пусть и страдающий от того, что не мог быть обработан автором, не печатался многие десятилетия. И не возникнет ли у него мысль, что здесь дело не в простом, хотя и недопустимом, небрежении, а что задержка в издании была результатом чьей-то активной злой воли. Ведь была же издана по рукописи без авторской корректировки, пусть в сокращенном виде, книга «Мозг и его деятельность». Психиатрия — наука особая, и тут все могло быть.

Да, пожалуй, следует затронуть вопрос о том, почему труд, которому сам Бехтерев придавал такое большое значение, не был издан на протяжении прошедших с того времени свыше 70 лет. Исчерпывающий ответ на этот вопрос, безусловно входящий в широкий круг вопросов о причинах замалчивания имени и научного наследия Бехтерева, — суть предмет особых изысканий. Предисловие — не детектив и, наверное, на этом здесь надо остановиться.

В том уже далеком 1926 г. в связи с 40-летним юбилеем профессорской и огромной и многогранной научной, врачебной и общественной деятельности В. М. Бехтерева было принято решение об издании полного собрания его сочинений...***** Однако судьба распорядилась по-иному. Немногим более чем через год великого человека не стало. Казалось бы, по логике

* Содержание, которое В. М. Бехтерев вкладывал в термин «рефлексология», отражено в его статье «Перспективы рефлексологии человека», см. «Приложение».

** Одна из публикаций на эту тему — «Объективное исследование больной личности как основа патологической рефлексологии» — дана в «Приложении».

*** ЦГИАЛ. Фонд 2265. On. 1. Д. 12. Л. 413.

**** См. «Приложение», раздел «Владимир Михайлович Бехтерев как организатор».

***** ЦГИАЛ. Фонд 2265. On. 1. Д. 27. Л. 1—6 об.

вещей, это трагическое событие должно было привлечь дополнительные силы и средства на поиск и систематизацию опубликованных работ, а также на изучение и обработку оставшихся неопубликованными рукописей для последующего их издания. Но все пошло как раз наоборот. Решение об издании полного собрания сочинений было «положено под сукно»; заявление старшего брата ученого, Николая Михайловича Бехтерева, по поводу передачи в Рефлексологический институт по изучению мозга «оставшихся вследствие преждевременной смерти неопубликованных рукописей», среди которых находился и труд «Патологическая рефлексология»,* было оставлено без внимания; в издательской работе возникли осложнения; призывы ученых к изучению научного наследия Владимира Михайловича Бехтерева уже походили на «глас вопиющего в пустыне».**

Печальная метаморфоза достаточно точно характеризуется двумя редакционными сообщениями журнала «Вестник Знания», появившимися в печати с разрывом всего в несколько месяцев. В первом сказано: «Семья покойного В. М. Бехтерева передала редакции „Вестника Знания” значительное количество законченных и незаконченных рукописей, предназначенных для журнала, а также писем и ответов читателям „Вестника Знания”. Все эти материалы имеют быть последовательно печатаемы в ближайших номерах „Вестника Знания” в 1928 г.». Второе гласило: «Громадное количество писем с выражением соболезнований, полученных редакцией „Вестника Знания” в начале настоящего года после смерти редактора и руководителя журнала академика В. М. Бехтерева, исключает возможность напечатания всех этих материалов на страницах скромной памятки В. М. Бехтерева в очередных номерах журнала».'** Вот так... А Бехтерев был не только редактором и руководителем, он был и основателем этого журнала.

Однако в 1928 г., может быть по инерции, все же из печати вышли две книги Владимира Михайловича: «Общие основы рефлексологии человека» (4-е издание с предисловием проф. А. В. Гервера по гранкам, отредактированным автором) и, как уже говорилось, «Мозг и его деятельность» (в сокращенном виде, по рукописи с анонимной вступительной статьей «От издательства»). А упоминание в изданном в том же 1928 г. третьем томе «Большой медицинской энциклопедии» о том, что подготовлена к печати книга «Патологическая рефлексология», оказалось «простой ошибкой». В некотором роде ключом к разгадке причин дальнейшего замалчивания научного наследия Бехтерева может служить упомянутая анонимная вступительная статья к научно-популярной книге «Мозг и его деятельность»: в ней научная ценность трудов В. М. Бехтерева сводилась на нет и давалась директивная установка на будущее. Например, анонимный автор заявляет, что якобы в учении Бехтерева «основной недостаток — отсутствие диалектической точки зрения на материальный процесс и типично механистическое толкование биологических и социальных явлений... Непонимание им качественного своеобразия различных областей в действительности приводит к тому, что он растворяет социальное в физиологии. Такая точка зрения обрекает, конечно, Бехтерева на полное бесплодие при анализе социальных явлений». А вот еще: «Нельзя также согласиться с точкой зрения В. М. Бехтерева на природу и сущность морали. Правильно устанавливая зависимость нравственных норм от социальных условий, признавая даже классовый характер нравственности, Бехтерев вместе с тем утверждает, „что морально все то, что соответствует в наибольшей мере интересам наибольших масс населения, избегая в то же время нанесения вреда меньшинству последнего”. С такой точкой зрения можно было бы сделать вывод, что диктатура пролетариата явно антиморальна». Для такой вступительной статьи научного обоснования нет и не было, была какая-то особая причина.

Попытку издать книгу «Введение в патологическую рефлексологию» в 1936 г., к 10-летию со дня смерти Владимира Михайловича Бехтерева, предпринял младший сын, Петр Владимирович Бехтерев. К ходатайству об издании кроме оригинала рукописи была приложена машинописная копия с предварительным постраничным планом переработки материала.* Здесь следует сказать, что, очевидно, вследствие обнаруженных уже в то время определенных утрат рукописи «Патологическая рефлексология» Петр Владимирович предложил дать книге название «Введение в патологическую рефлексологию». Но тридцать седьмой год унес талантливого сына Бехтерева, и книга осталась неизданной.

Сейчас трудно судить о действительных причинах такого отношения к трудам Бехтерева. Можно только предположить, что изданию книги «Введение в патологическую рефлексологию» в то время могло помешать по меньшей мере то, что по тексту встречаются критические замечания не только в адрес В. П. Осипова, директора Института по изучению мозга, от которого во многом зависела судьба издания, но еще и в адрес самого К. Маркса!

В 1954 г., в преддверии 100-летия со дня рождения Владимира Михайловича, вместо хотя бы просмотра неопубликованных рукописей и их подготовки для выборочного издания был опубликован сборник «Избранные произведения» с вступительной статьей и примечаниями В. Н. Мясищева, профессора, директора Психоневрологического института имени В. М. Бехтерева. «О вкусах не спорят», — говорят в народе, однако специалистам, безусловно, ясно, что подборка статей и докладов Бехтерева могла быть выполнена существенно лучшим образом. Могла бы..., но политическая ситуация в стране в начале 50-х годов общеизвестна. Поэтому помимо оплошностей по биографическим сведениям о Владимире Михайловиче, его ученик В. Н. Мясищев в своей вступительной статье явно политизирование обвинял Бехтерева в том, что он «не был вооружен единственно правильной методологией марксизма-ленинизма», что его определенные работы «не имеют ничего общего с диалектическим материализмом», что он «не мог встать на позиции последовательного материалистического монизма» и т. д. и т. п.

При такой ситуации и соответствующем духу того времени отношении к научному наследию Бехтерева издание книги «Введение в патологическую рефлексологию» было попросту невозможным. Рукопись с пометками автора «Патологическая рефлексология» в разрозненном виде была сдана в архив,* а неполная машинописная копия труда, вероятно случайно, осталась в стенах Психоневрологического института имени В. М. Бехтерева.

В 1957 г., т. е. в тот период, когда в СССР всяким юбилейным мероприятиям придавалось чрезмерное внимание, к 100-летию со дня рождения В. М. Бехтерева из его трудов не было ничего ни издано, ни переиздано, а резолюция юбилейной конференции, посвященной этой дате, в которой было указано на необходимость издания полного собрания сочинений Бехтерева, осталась пустой бумагой.

В заключении краткого экскурса в историю следует заметить, что проводимая политика замалчивания научной ценности наследия Владимира Михайловича Бехтерева привела к неисчислимым потерям в развитии многих важнейших направлений науки, а мир до сих пор не получил правдивого научно-исторического портрета величайшего русского ученого. Конкретный пример — судьба этой книги.

Те вехи, которые наметил Бехтерев, до сих пор остались вне науки и практики и, следовательно, настоящий заключительный труд Владимира Михайловича должен быть по праву назван «Будущее психиатрии».

Все еще покрытая тайной безвременная кончина В. М. Бехтерева неизменно продолжает быть предметом нескончаемых спекулятивных домыслов, в том числе возмутительных публикаций. Однако авторы всех этих публикаций не обратили внимания на столь явную связь замалчивания имени и научного наследия В. М. Бехтерева с его неожиданной гибелью.

Переизданные в 1991—1994 гг. некоторые труды В. М. Бехтерева по своим подборкам, вступительным статьям, комментариям и примечаниям также оставляют желать лучшего, а по ряду моментов принципиально искажают научные позиции и выводы автора.

Но вернемся, наконец, к изданию главного (из неопубликованных работ) труда В. М. Бехтерева «Введение в патологическую рефлексологию», сохранившегося, к сожалению, в несколько неполном объеме и не прошедшего соответственно авторскую доработку.**

Большое количество «критических» замечаний в адрес работ Бехтерева могло бы поставить под сомнение значение публикации данной книги, если бы не изменилось само время, позволяющее рассматривать сегодня и замалчивание, и приведенные выше критические замечания не «против», а «за» В. М. Бехтерева — ученого, для которого научная истина всегда была и оставалась абсолютным приоритетом.

Предлагаемая книга озаглавлена «Введение в патологическую рефлексологию». Таким подходом и определяется содержание книги, так как автор считал, что суть многих психических явлений больного мозга может быть сведена к патологической рефлексологии личности больного. В книге рассматривается большое число проблем психической деятельности в норме и патологии, автор особое внимание уделил рефлексологическому подходу к изучению больной личности, взаимоотношению строения и функции мозга, естественнонаучным основам психозов, сочетательно-рефлекторной деятельности, значению социального фактора и, как следствие сказанного, объективному изучению больной личности, т. е. построению психиатрии преимущественно на основе объективных методов исследования.

Нельзя не обратить внимания на энциклопедичность изложения материала и использование большого числа научных источников. При этом автор с большим уважением относится к мнению других ученых, тщательно их цитирует, особенно в тех случаях, когда не согласен с их мнением.

Издание книги В. М. Бехтерева сегодня, через 70 лет после его кончины, важно по многим причинам.

Прежде всего, современный читатель должен получить возможность самостоятельно оценить сделанное Владимиром Михайловичем для построения, как он говорил, «объективной психиатрии», исключающей субъективизм при диагностике. Нетрудно заметить, что основное направление мышления В. М. Бехтерева было настолько оригинальным, перспективным и отличным от мышления некоторых современных исследователей, что идеи автора могут быть и сегодня положены в основу работы больших коллективов, работающих в современной науке о мозге.

Затем читателю предоставляется возможность проследить за эволюцией взглядов ученого от анализа прирожденных, сложноорганических и приобретенных рефлексов (через органические и сочетательные рефлексы в форме динамики становления речи) к рассмотрению процесса творчества как выражения действительных сочетательных рефлексов. Естественными при этом представляются суждения о корковых механизмах галлюцинаций, оригинальны представления о творчестве и его высшей форме — гениальности.

Итак, читатель наконец может ознакомиться с заключительным трудом В. М. Бехтерева, с мыслями нашего русского гения о путях построения объективной психиатрии, о роли рефлексологического метода, о принципах доминирования, механизмах галлюцинирования.

«Введение в патологическую рефлексологию» — действительно итоговый, многоплановый труд такого масштаба, что издание его и сейчас оказывается крупнейшим научным событием. Идеи и соображения, высказываемые в этой книге, безусловно, дадут живительный толчок многим плодотворным и новым направлениям в науке о мозге и, весьма возможно, выведут психиатрию «из-под знаков субъективизма». И не следует вводить в рукопись примечаний с молекулярно-биологической расшифровкой, об

суждений психических болезней с генетических позиций, критиковать, казалось бы, устаревшие позиции. Соображения В. М. Бехтерева определялись тогдашним уровнем данной науки и по существу не противоречат современным знаниям.

книга издается в серии «Классики науки», в подсерии «Памятники истории науки». В связи с этим мы сочли необходимым в основном сохранить не только язык и стиль автора, но и терминологию того времени.

Книга В. М. Бехтерева «Введение в патологическую рефлексологию» должна быть отнесена к шедеврам научного национального богатства, а ее запоздалый выход в свет следует рассматривать как позднее извинение перед памятью нашего великого соотечественника. С уверенностью можно сказать, что трудно назвать специалиста в области любой отрасли медицины, для которого этот труд В. М.Бехтерева не стал бы украшением его научной библиотеки.

Большой благодарности заслуживают сотрудники Центрального исторического государственного архива Ленинграда (С.-Петербурга), особенно Іаталья Александровна Чекмарева, чье участие сыграло ключевую роль в издании настоящей книги, в чем нетрудно убедиться, вернувшись к первой странице «Предисловия».А. П. Бехтерев, Н. П. Бехтерева, JI. И. Спивак