Електронна бібліотекапідручники


Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности)

§ 2. Нормативно-правовая основа предпринимательства


1. Приступая к рассмотрению нормативно-правовой основы предпринимательства, необходимо в первую очередь обратиться к понятию, давшему название ей и правовой основе в целом, — праву, имеющему ключевое значение для всей юридической науки и практики. Вокруг правопонимания уже много лет ведутся то чуть затухающие, то вспыхивающие с новой силой дискуссии. В них доминируют три концепции права.

Первая — традиционная концепция так называемого узконормативного правопонимания. Она господствовала со второй половины 30-х г. и длительное время считалась у нас в стране единственно правильной. Согласно ей право есть система установленных (санкционированных) и обеспечиваемых государством, в том числе принудительной силой, общеобязательных правил поведения (юридических норм), направленных на регулирование общественных отношений. Ее недостаток — явное преувеличение в правотворчестве роли государства, которое выступает как бы сочинителем, создателем правовых норм. Относить те или иные правила к правовым или не относить — зависит только от усмотрения государства — творца права.

В последние два десятилетия все больше сторонников завоевывает концепция "широкого" правопонимания*. Она по степени преодоления узконормативной трактовки права разветвляется на два основных русла — самостоятельные концепции, в пределах которых, в свою очередь, имеются расхождения в оттенках, деталях широкого понимания права. На деталях мы останавливаться не будем, а передадим лишь суть обеих "широких" концепций.

* См. об этом, например: Мальцев Г.В. Справедливость и право. М., 1977; Нерсесянц B.C. Право и закон. М., 1980; Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований.М., 1986.

Одна из них объединяет авторов, которые предлагают не ограничивать право системой норм, а включить в него также все, что связано с реализацией права, — его "жизнь", функционирование, реальное воздействие на общественные отношения. Изложенные суждения встречают возражение не только сторонников традиционного определения права, но и выступающих за его пересмотр. Ими вполне обоснованно отмечается, что предложения о включении в понятие права кроме установленных (санкционированных) государством норм еще и, скажем, правоотношений, правосознания, субъективных прав носят непринципиальный характер и логически некорректны: правоотношения и другие правовые явления в предлагаемой интерпретации выступают как производные от норм права.

Наиболее радикальна концепция широкого правопонимания, признающая существование предзаконного, догосударственного права. Она исходит из такого различения "права" и "закона", когда первое, будучи явлением объективного порядка, логически и исторически предшествует второму. Сторонники данной концепции различают в правообразовании два идущих как бы параллельно процесса: объективный процесс фактического правообразования, в результате чего обществом, всей совокупностью общественных отношений формируются нормы права, и формальный процесс законотворчества, означающий официальное признание, придание правовым нормам законной силы.

Приведенные концепции обычно рассматриваются как альтернативные, взаимоисключающие, противостоящие одна другой, что представляется неверным. Каждая из них раскрывает определенный сущностный момент в праве, а взятые вместе, они дают достаточно полное видение этого сложного и многообразного феномена.

2. В предпринимательской деятельности комплексный, всесторонний подход к пониманию права также важен. В ее регулировании необходимы и государственно-обязательные правила, и последовательное проведение их в жизнь. Особый интерес для предпринимательства представляет концепция предзаконного права в той ее части, где доказывается, что экономические и правовые институты общества функционируют неотделимо друг от друга, что право есть явление, данное объективными экономическими отношениями, а закон — субъективное отражение права в виде позитивно установленного государственно-волевого акта.

Возникает вопрос: а что это за нормы права, которые действуют сами по себе, без какого бы то ни было участия государства и его органов, каково их значение и возможности в регулировании предпринимательской деятельности? Ответить на поставленный вопрос — значит определить критерии, опираясь на которые можно обнаружить, вычленить из необозримого множества касающихся предпринимательства общественных отношений, не находящихся в сфере прямого воздействия права в форме законодательства и регулируемых различными социальными нормами, те отношения и соответствующие им нормы, которые имеют правовую природу, запрограммированы именно как правовые и в силу указанных объективно заданных свойств при необходимости получают официальное закрепление в государственных нормативных актах. Это, пожалуй, самая трудная теоретическая проблема, которая возникает при исследовании права в его широком понимании.

Для оценки, определения и отбора предпринимательских отношений правового характера и регулирующих их норм могут, на наш взгляд, служить применяемые в единстве следующие критерии. Эти общественные отношения: должны носить характер не случайных, разовых контактов отдельных участников предпринимательства, а иметь широкое распространение, многократную повторяемость; быть социально значимыми и полезными; выражать общественный интерес в такой мере, чтобы при возникновении конфликтов и иных затруднений их реализация не была безразличной обществу и государству, не опиралась лишь на усмотрение самих сторон этих отношений, не оставалась их личным делом, не зависела от их личных симпатий или антипатий.

Обнаружение догосударственных норм права имеет для предпринимательства двоякое значение. Во-первых, они нередко фактически регулируют предпринимательские отношения. Историки права убедительно доказывают, что право как государственно-обязательная система норм возникло из обычаев, которым государство своими актами придавало юридическую силу. Очевидно, и теперь государственно-обязательное право часто функционирует в той же форме. Действующим российским законодательством предпринимательские обычаи приравнены к официальным источникам права. Согласно ст. 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Не допускается применение лишь таких обычаев делового оборота, которые противоречат обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору.

Изложенные положения прошли проверку на практике и получили ее подтверждение. Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, обобщив соответствующую практику, в своем совместном постановлении от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" дали на этот счет следующие разъяснения: под обычаем делового оборота, который в силу ст. 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, т. е. достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например традиции исполнения тех или иных обязательств и т.п. Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т.п.).

Предзаконное право, включая обычаи делового оборота, нуждается во внимательном обращении. Оперирование ими, кем бы оно ни производилось и какие бы благородные цели ни преследовало, неизбежно будет иметь оттенок личного усмотрения, субъективизма, что создает предпосылки для возникновения и постоянного воспроизводства конфликтов. Более того, опирающаяся на пред-законное право общественно полезная предпринимательская активность, лишенная должной упорядоченности и каких бы то ни было формальных барьеров, способна превратиться в свою противоположность, включая произвол.

Поэтому всемерную поддержку надлежит оказывать стремлению предпринимателей и их объединений к собирательству и оценке вырабатываемых практикой правил, отбору и своего рода кодификации тех из них, которые обладают качествами рациональных и справедливых. Например, участники Второго Конгресса российских предпринимателей, представляющие деловые круги из всех субъектов Российской Федерации и 120 профессиональных общественных объединений национального предпринимательства, 1 ноября 1995 г. приняли "Хартию бизнеса России". С момента принятия она постоянно открыта для подписания всеми желающими. Подписавшие Хартию добровольно принимают на себя бессрочные обязательства, касающиеся этических основ делового поведения и взаимодействия предпринимателей, а именно: отказываются от применения или угрозы применения насилия как способа ведения бизнеса; обязуются не прибегать к недобросовестным формам ведения бизнеса, обману и умышленному нанесению ущерба своему контрагенту, фальсификации качества товара или предоставляемой услуги, а также к сообщению ложных сведений о себе, своей организации или своих партнерах; считают должным не участвовать в легализации доходов, имеющих незаконное или сомнительное с точки зрения этики бизнеса происхождение. Участники Хартии, допустившие нарушение ее положений, согласны с теми общественными санкциями, вплоть до бойкота, которые будут приняты в их отношении другими участниками Хартии*.

* Интерфакс — Аиф, 1995. № 24.

Во-вторых, исходя и из широкого правопонимания нельзя преуменьшать особое значение государства в правотворчестве. Официальной силой действующего права обладает только законодательство. Догосударственное право служит при этом неиссякаемым и надежным живительным источником государственного правотворчества. Хотя и робко, но начинает пробивать себе дорогу плодотворная тенденция к возрастающей интеграции объективного процесса формирования права, происходящего до и независимо от его официального признания, с процессом субъективным, сознательно-волевым, когда складывающимся в реальной действительности многократно повторяющимся и имеющим позитивную социальную направленность поведенческим актам придается государственный статус общеобязательной нормативности.

Названная тенденция значительно повышает качество законодательства, служит заслоном появлению "антиправового" законодательства, официальному закреплению случайных, нетипичных, не соответствующих общественным потребностям норм. Складывается новая познавательная ситуация, когда действующее законодательство возможно оценивать с точки зрения его соответствия праву, т. е. применить право к законодательству, обратить право во внутрь самого себя. Право становится мерилом законности законов.

Действие тенденции означает, что при государственно-правовом воздействии на те или иные стороны предпринимательства надо, прежде всего, тщательно изучить соответствующую практику, те неофициальные правила, которыми уже руководствуются отечественные предприниматели в своей деятельности. К сожалению, нередко мы наблюдаем обратную картину. Законодатели вместо поездок в "глубинки" России и поиска там ответов на возникающие правотворческие вопросы совершают дорогостоящие вояжи "для изучения опыта" в другие страны, который часто оказывается неприемлемым или не приживается на российской почве.

3. Государственно-правовое воздействие в большей или меньшей мере охватывает все основные сферы предпринимательства, о чем подробно будет сказано в начале каждой из тем при раскрытии нормативно-правовой основы этих сфер. Здесь же ограничимся лишь сведениями, которые необходимы для общей ориентации в огромном массиве соответствующих государственно-обязательных норм права.

´Правовое регулирование предпринимательской деятельности ведется по четырем основным направлениям, которым корреспондируют четыре крупных блока нормативных актов. Первый блок определяет внутренние отношения в конкретном субъекте предпринимательской деятельности: порядок его учреждения, управления и самоуправления, организации труда.

Второй блок регулирует отношения по "вертикали": между субъектами предпринимательской деятельности, с одной стороны, и органами государственной власти и органами местного самоуправления, с другой, в том числе с законодательными (представительными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, с выборными и иными органами местного самоуправления.

Третий блок опосредует отношения субъектов предпринимательства по "диагонали", в частности с банками и иными кредитными организациями, органами по валютному регулированию и контролю.

Четвертый блок, последний по счету, но не по значимости, регулирует отношения субъектов предпринимательской деятельности по "горизонтали" — со своими партнерами по экономической деятельности: поставщиками, покупателями, перевозчиками,, страховщиками и др.

В регулировании предпринимательской деятельности, обеспечении экономических реформ "задействованы" все отрасли права — государственное, административное, финансовое, уголовное право и др. Ведущей отраслью, ядром среди них является гражданское право. Именно оно опосредует отношения рыночного, предпринимательского характера, т. е. те отношения, где непосредственно "куется" предпринимательская прибыль. Одной или обеими сторонами в этих отношениях выступают субъекты предпринимательской деятельности — непосредственные участники, творцы новой российской экономики.

4. Система гражданского права находится в процессе становления. В завершенном виде она будет включать три структурных элемента (части гражданского права), два из которых уже сформированы. Первый объединяет "статические" нормы гражданского права. Он может быть расценен как теория гражданского права. Соответствующая ему первая часть ГК РФ введена в действие с 1 января 1995 г. (кроме гл. IV, начавшей действовать с 8 декабря 1994 г., и гл. 17, которая вступит в силу со дня введения в действие Земельного кодекса РФ. Этот кодекс еще не принят). Второй элемент представлен нормами гражданского права в "действии", в "работе". Соответствующая ему часть вторая ГК РФ введена в действие с 1 марта 1996 г. Она включает нормы гражданского права о договорных и внедоговорных обязательствах. Третий элемент Гражданского кодекса еще разрабатывается. Сюда предполагается включить нормы трех крупных подотраслей гражданского права: право интеллектуальной собственности, наследственное право и общепризнанные принципы и нормы международного частного права.

Источники гражданского права (акты, содержащие гражданско-правовые нормы) многочисленны, сложны и противоречивы. Одновременно действует законодательство различных государств: Российской Федерации, СССР и РСФСР. Более конкретно эти источники включают:

Конституцию РФ;

Федеративный договор и договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и субъектами РФ;

части первую и вторую Гражданского кодекса РФ;

все соответствующие законы современной России (принятые Государственной Думой РФ с начала 1994 г.; законы, принятые Верховным Советом РСФСР (РФ) после 12 июня 1990 г.);

все нормативные акты Президента РФ;

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (приняты 31 мая 1991 г. и введены в действие на территории Российской Федерации с августа 1992 г.); законодательные акты СССР;

законодательные акты РСФСР, принятые до 12 июня 1990 г.;

нормативные акты Правительства РФ;

нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти; обычаи делового оборота.

Представленной иерархией надлежит пользоваться так: нормативно-правовые акты более низкого уровня применяются при условии, что его нормы не противоречат актам более высокого уровня и последние не содержат в себе норм, регулирующих данное гражданско-правовое отношение. Задача состоит в том, чтобы в возможно короткие сроки придать гражданскому законодательству так необходимую ему системность: привести в соответствие с новым ГК РФ действующие многочисленные нередко противоречащие друг другу нормативные правовые акты, подготовить и опубликовать предусмотренные им законы, а также законы, иные нормативные акты, крайне нужные для проведения экономических реформ, развития предпринимательства. Президентом и Правительством намечены конкретные меры по совершенствованию гражданского законодательства*.

* См.: СЗ РФ, 1999, № 33, ст. 4109; № 41, ст. 4904; № 42, ст. 5071

 

5. С начала экономических реформ и развития предпринимательства активно обсуждается вопрос о том, существует ли наряду с гражданским правом и соответствующим ему Гражданским кодексом РФ также право предпринимательское. По этому поводу высказаны две полярные точки зрения. Одна сводится к тому, что гражданское право вместе с другими уже сложившимися отраслями права способны в полной мере обслуживать предпринимательский сектор экономики. Вторая исходит из необходимости конструирования отдельной отрасли права — предпринимательского и разработки предпринимательского кодекса.

Думается, правы авторы первой точки зрения. Нормы, регулирующие предпринимательство в его сущностном проявлении — деятельность по систематическому получению прибыли, — органично слиты с гражданским правом и неотделимы от него. Такова традиция российского досоветского и нынешнего законодательства. Главное же состоит в том, что сложившаяся за многие десятилетия отраслевая структура права не есть плод субъективного усмотрения, а она объективно детерминирована. Система права, дифференцированная на отрасли по предмету и методу правового регулирования, охватывает собой все регулируемые правом общественные отношения. Новая отрасль права может сформироваться лишь в случае, если в реальной действительности возникают качественно новые общественные отношения, которые по предмету и методу правового регулирования не укладываются в уже существующие отрасли. Предпринимательские отношения подобными признаками не обладают: они все без исключения регулируются нормами традиционных отраслей права. Речь может идти лишь о конструировании "предпринимательского права" на базе существующих традиционных отраслей путем вычленения из них норм, относящихся к предпринимательской деятельности, т. е. о вторичном, комплексном, производном праве. Таким образом, возможно (в зависимости от практической целесообразности и субъективного усмотрения) конструирование любых "прав" — сельскохозяйственного, автотранспортного, врачебного, гуманитарного и т. п. Во избежание путаницы их правильнее обозначать через такие понятия, как соответствующие законодательство, нормативно-правовая основа, что они и представляют собой в действительности.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности)
Административное право
Муниципальное право
Большой юридический словарь
Гражданское право