пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Загрузка...


Запорожсталь

НЕБЫВАЛЫЙ ЛИСТОПРОКАТ


Хоть с северной, хоть с юяной стороны идти на эт стройплощадку — все равн не миновать красочных арої на каждой из которых ещ издали видно: «НКТП СССР Запорожсталь. Листопрокаї строй».

Свежий ветер с Днепра пс лощет кумачевые стяги. Нарс ду возле огромного котловг на — яблоку негде упасть. ] этому дню готовились, ег ждали . Собрались строител и эксплуатационники «Запс рожстали», пришли соседи - коксохимики и алюминщикр представители «Коммунара> «Днепроэнерго», многих дру гих предприятий и организа ций Запорожья, прибыли гост: из Днепропетровска и Харь ков а.

В руках у большинства све жий номер «Днепровского ме таллурга». Он почти целиком посвящен этому знаменатель ному событию. Открывает его статья секретаря партком; строительства М. Курилюк< «По-большевистски драться зглистопрокат!». Опубликован приказ наркома № 773 от 23 июня 1935 года «О строительстве листопрокатного цеха «Запорожстали». В нем отмечается важнейшее народнохозяйственное значение начатого строительства, устанавливаются сроки пуска каждого стана.

Руководителем специальной проектировочной группы назначался начальник будущего листопрокатного цеха инженер А. К. Пудиков. В этом пункте приказа говорилось: «Обязать все проектирующие организации, работающие по договорам с Гипро- мезом в части листопрокатного цеха «Запорожстали», безоговорочно принимать к исполнению все распоряжения т. Пуди- кова» [1].

На виду у всех котлован, а в нем — бетонщики, те, кто в социалистическом соревновании завоевал право на первый «листопрокатный» бетон. Они готовят к бетонированию колонны рабочей площадки нагревательных колодцев. Члены президиума митинга спускаются в котлован. И. 3. Рогачевский берет со столика, покрытого красным бархатом, стальную пластину. На ней выгравирована надпись о закладке листопрокатного цеха и дата: 29 июня 1935 года. Пластина укладывается на заранее подготовленное место. Рогачевский кладет на нее кельмой бетон, разравнивает его. То же самое проделывают другие члены президиума.

Торжественная церемония окончена. Зачитываются телеграммы от товарищей Г. И. Петровского, от руководителей ГУМПа и Гипромеза.

В телеграмме главного инженера ГУМПа А. С. Точинского говорилось: «Технический проект листопрокатного цеха утвержден. Надеюсь на мобилизацию вами рабочих, инженерно-технических сил на развитие строительства цеха, первого не только в СССР, но и в Европе. Желаю успеха в проведении строительства в указанные наркомом сроки, обеспечивающие не только качественное осуществление, но и удешевление против намеченной стоимости».

Участники митинга единодушно одобрили тексты телеграмм в адрес ЦК ВКП(б), Совнаркома СССР, Наркомтяжпрома, ЦК КП(б)У и ВУЦИК, обкома и горкома партии. Короткую телеграмму директор комбината отправил в Нью-Йорк:

«Амторг. Боеву, Богдану, Нарышкину. В день закладки листо прокатного цеха коллектив «Запорожстали» приветствует вас вспоминает вашу огромную помощь в деле обеспечения тонко листового стана проектом и оборудованием» [2].

Что такое Амторг? И почему в Америку?

Еще в январе 1934 года Наркомтяжпром издал документ которым устанавливался порядок подготовки к сооружении листопрокатного комплекса на комбинате «Запорожсталь». Е нем содержался перечень станов, которые надлежало устанав ливать: слябинг, среднелистовой, непрерывный тонколистовой і отделочные машины в полном комплекте; определялся главньп проектировщик — Центральное бюро тяжелого машиностроенш с привлечением конструкторских бюро заводов Новокраматор ского, Уралмаша, Ижорского и др.; перечислялись меры пс укреплению кадров конструкторов, был установлен срок полной изготовления рабочих чертежей по всем механизмам — декабрі 1935 года.

В соответствии с этим документом иносектору НКТП поруча лось пригласить из США четырех специалистов-конструкторов работающих па заводах «Мэста» или «Юнайтед», «имеющие исчерпывающий опыт как в конструировании, так и в экоплуа тации непрерывных тонколистовых станов горячей и холодной прокатки и отделочных механизмов». Одновременно этому ж( сектору было предложено командировать в США наиболее ква лифицированных конструкторов ЦБТМ и двух технологов-про катчиков «Запорожстали» для подробного изучения аналогич ных листопрокатных установок в эксплуатации, на срок 3—6 месяцев [3].

Обращает на себя внимание, что наркомат в этом документе несколько раз выделял и особо подчеркивал необходимость «исчерпывающего опыта». Приняв решение создать в Запорожье базу отечественного конструкционного листопроката, Советское правительство наметило предельно ясный курс: взять все лучшее, что есть в мировой металлургической практике. Все самое механизированное и автоматизированное.

И вот глубокой осенью 1934 года группа советских специалистов, в числе которых был и директор «Запорожстали» И. 3. Рогачевский, пересекла Атлантику. Советские инженеры побывали на заводах фирм «Мэста», «Юнайтед», «Армко». Они воочию убедились в преимуществах непрерывных прокатных станов. Один такой стан заменял 60 линейных станов старой конструкции.

К тому времени у нашей страны был уже некоторый опыт заключения торговых соглашений с американскими промышленниками. Иной раз, правда, приходилось сталкиваться и с неприемлемыми для нас условиями. Известен, например, такой факт. В 1929 году Советское правительство решило заказать фирмам США мощные станы-блюминги. Американские бизнесмены согласились принять заказ при условии, что одновременно с оборудованием будут закуплены и все материалы для фунда^ ментов. Конечно, везти к нам через океан цемент и кирпич никто не собирался. Кабальные условия были отвергнуты. А первый советский блюминг сконструировали и изготовили инженеры и рабочие Ижорского завода без иностранной помощи.

Кто знает, может быть, учтя этот предметный урок, американские фирмы на сей раз были покладистей, хотя на предприятия пускали не особенно охотно и за семью замками держали тайны непрерывной прокатки, однако в торговые переговоры вступали они с нескрываемым интересом.

На одном из заводов нашим представителям было сделано официальное предложение купить на ходу весь листопрокатный цех. Сделка не состоялась, так как стан был не из новых, лист катал узкий. А на «Запорожстали», как уже отмечалось, решено было устанавливать самые* совершенные агрегаты, способные давать максимальную производительность.

Сообразуясь с этим, советские специалисты остановили свой выбор на предложении фирмы «Юнайтед инжиниринг энд Фа- ундри компани». Тут-то и сыграл свою роль Амторг — акционерное общество в Америке, выполнявшее экспортно-импортные поручения советских внешнеторговых организаций.

Через Амторг был заключен с фирмой договор на техническую помощь при проектировании и сооружении листопрокатного комплекса в Запорожье, а также на поставку фирмой около 20 процентов прокатного оборудования. Остальное изготовлялось советскими машиностроительными заводами К

Вернувшись из Америки, Рогачевский рассказывал, что вначале все шло далеко не гладко. Американцы, хоть и не предлагали купить вместе с чертежами кирпич и цемент, сно старались выставить множество других требований. Имея, видимо, превратное представление о нашей стране, они записали в договор, например, такое условие: обеспечить каждого американского инженера квартирой, в которой обязательно была бы ванна. Дельцам с берегов Огайо было невдомек, что в социалистическом городе на берегах Днепра такие квартиры имели многие рядовые рабочие, инженеры и служащие.

Как только договор был подписан, из Запорожья в Соединенные Штаты Америки выехала группа инженеров и рабочих- прокатчиков. В числе командированных были молодые советские специалисты, не так давно окончившие вузы A. Л. Боборыкин (ему предстояло быть первым начальником уникального тонколистового стана), А. А. Барчуков (в будущем — начальник цеха холодного проката), J1. Л. Соловьев — начальник производственного бюро листопрокатного цеха, а впоследствии — бессменный начальник технического отдела завода; инженеры- прокатчики В. Г. Ледков, Н. И. Горбасев, механик И. 3. Шлыков, электрик А. И. Нарышкин, к слову, брат того Нарышкина, который представительствовал в Амторге, мастер П. Л. Авдеев, рабочие-вальцовщики С. Ф. Будылин, А. Я. Капшеев и другие.

У каждого из этих людей по-своему примечательная биография. Взять к примеру Авдеева. В 1918 году 12-летний Павел устроился официантом в железнодорожном буфете. Потом школа фабрично-заводского обучения при бывшем Брянском заводе (ныне завод имени Петровского). В 1932 году Авдеева командировали на Днепрокомбинат. В прокатном цехе ЗИСа (ныне «Днепроспецсталь») он прошел путь от вальцовщика до мастера.

Александр Яковлевич Капшеев, член партии с 1928 года,— потомственный алчевский металлург. Он тоже работал прокатчиком на ЗИСе.

В США запорожцы жили обычно в частных домах, но, как правило, на одной улице. Так было в Детройте, в Филадельфии, в Питтсбурге. Американские дельцы старались затруднить учебу советских металлургов. Семинары общего плана мало что давали, а как практически настроить стан — не говорили и не показывали. Советских прокатчиков-стажеров держали на положении «экскурсантов»: ходить на завод можно, а делать записи не разрешалось.

Как-то, находясь возле стана, А. Я. Капшеев стал было у нажимного устройства. Моментально завыла сирена и не в меру тюбознательного практиканта выставили из цеха. Или — случай : Авдеевым. Пытливый по натуре, Павел Лукич все добивался, сто бы американский технолог разъяснил ему какую-то деталь прокатки.

— О, мистер Авдеев, зачем вам учиться, зачем строить? Это гак хлопотно. Такой стан,— технолог кивнул в сторону кле- гей,— не русская телега, а сложный и деликатный механизм. У вас все равно ничего из этой затеи не выйдет. Не лучше ли получать из Америки готовый лист?

Со скептическим отношением к творческим возможностям зоветских людей тогда приходилось сталкиваться довольно їасто. В Питтсбурге у инженера С. 3. Юдовича (впоследствии главный инженер «Запорожстали», ныне доцент Запорожского машиностроительного института) состоялся такой разговор с одним американским специалистом:

— Хорошо,— сказал американец,— вы получите данные калибровки. Были бы вы из Англии или Германии — ни за что бы этого не сделал.

— Почему? — удивился Юдович.

— Англичане или немцы ее сразу же у себя применили бы. Но так как вы из России — это безопасно. Есе равно использовать не сумеете, не получится у вас.

Юдович решил не вступать в полемику, сказал лишь:

— Поживем — увидим.

Мудрая эта русская поговорка! Сегодня любого заокеанского мистера можно было бы во многом переубедить неопровержимыми фактами. В 1922 году наша страна выплавляла стали в 13 раз меньше, чем США. В 1971 году в СССР было выплавлено ее на 12 миллионов тонн больше, чем в США. А то, что у Авдеева и у всех запорожстальцев все получилось, убедился зоочию глава официальной делегации американских металлургов Эдвард Л. Райэрсон, посетивший в 50-х годах и «Запо- рожсталь».

Такова красноречивая предыстория запорожского листопро- ката.

Строительная часть комбината представляла из себя хозяйство огромное и весьма сложное. Для иллюстрации приведем некоторые данные из объемистого (177 машинописных страниц) этчета комбината по капитальному строительству за 1937 год.

За год было уложено бетона 190 тысяч кубометров, еооранс более 23 тысяч тонн металлоконструкций. Около полутора десятка подсобных предприятий обслуживали нужды стройки, Е том числе заводы кирпичные и шлакоблочные, бетонные и железобетонных конструкций, карбидный и металлических конструкций, лесозавод, гранитный карьер, арматурные мастерские и др.

Об уровне механизации строительных работ и освоении новой техники убедительно говорят такие цифры: на стройучастках действовали 25 кранов на колесном и гусеничном ходу, 5 дерриков, 40 электролебедок, 802 электромотора, 6 экскаваторов, 8С насосов, 21 трактор, 89 грузовых автомобилей, в том числе 17 самосвалов «лянч» и 13 «ярославцев». Имелись также скреперы, моторные катки и другие механизмы. Стал появляться и новый инструмент — цементпушки, краскопульты, вибраторы...1.

Бетон уже не утаптывали ногами, как это было на Днепро- строе. Впервые в Союзе комбинат применил при бетонировании пневмо- и электровибраторы, сконструировав и изготовив т своими силами. Большим энтузиастом внедрения этой и других новинок был главный инженер строительства Н. И. Лукаш- кин, впоследствии главный инженер строительного треста, а затем строительного главка, лауреат Государственной премии.

Сроки ввода станов в эксплуатацию были очень жесткие. Их соблюдение зависело не только от строителей и металлургов «Запорожстали», но и от проектировщиков, многочисленных изготовителей оборудования. И запорожстальцы по инициативе партийной организации обратились к ним с открытым письмом, предлагая заключить договоры на социалистическое соревнование, взять под особый контроль заказы комбината.

Почти постоянно ощущалась нехватка рабочих-строителей. Отчасти выручали демобилизованные воины, приезжавшие в организованном порядке по договоренности отдела кадров комбината с военными округами. Бывший кадровый работник тонколистового стана В. Я. Кудряшев рассказывает в своих воспоминаниях, как он вместе с другими демобилизованными красноармейцами (более 300 человек) прибыл на Листопрокатстрой и остался на «Запорожстали», приобретя затем профессию прокатчика.

Из воинской чаїсти прибыл на строительство «Запорожстали» и бывший вальцовщик Керченского металлургического завода имени Войкова Григорий Емельяненко. До начала работы слябинга он тоже был строителем.

Из демобилизованных создавались целые бригады. Хорошо знали на стройке бригаду бетонщиков Филата Гусеницы. Судьба этого бригадира сложится так, что со временем он станет классным прокатчиком, а затем, после Победы, вторично приедет на «Запорожсталь» уже офицером-артиллеристом, награжденным орденами Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны II степени, Красной Звезды и многими боевыми медалями. Новыми славными делами продолжит он свою трудовую биографию, обогатит летопись родного цеха холодной прокатки.

Первым пусковым объектом листопроката был слябинг. Его спроектировали и изготовили на Новокраматорском заводе. Новокраматорцы и монтировали его на «Запорожстали».

Приведем основные данные, характеризующие первый советский слябинг: реверсивный, четырехвалковый (с переменным направлением движения горизонтальных и вертикальных валков), вес — 3780 тонн, длина—115 метров, мощность главных приводов— 12 500 лошадиных сил. Проектная годовая производительность— 1,2 миллиона тонн слитков.

В конце февраля 1937 года началось холодное опробование стана — прокрутка, обкатка всех механизмов. 44 марта состав со слитками мартеновской стали впервые направился к новому цеху. Ночью же в Москву, в Наркомат тяжелой промышленности, была отправлена «молния»: «Сегодня час пятнадцать опробован слябинг. Обжато четыре семитонных слитка».

В проверках и наладках пролетели мартовские дни, а 1 апреля 1937 года слябинг вошел в строй действующих агрегатов «Запорожстали». Первый советский, единственный в Европе!

В «Истории цеха слябинг», составленной работниками цеха на основе архивных документов и воспоминаний ветеранов, отмечается: «Во время опробования и пуска стана самоотверженно трудились начальник стана Н. И. Горбасев, заместитель начальника стана М. И. Юдин, начальники смен инженеры А. Толстопят, А. Радченко, оператор Н. Родионов, приехавший из Макеевки, сварщики нагревательных колодцев М. Полячен- ко, А. Лисовой, резчик Г. Емельяненко, мастер П. Авдеев и другие.

С каждым днем росла часовая производительность стана. В октябре 1937 года стали определяться передовые смены. Прокатчики бригады А. Радченко обязались выполнять норму на 150 процентов и вызвали на соревнование бригаду А. Толстопята,

7 октября они прокатали 791 тонну при норме 525, а на следующий день— 1125 тонн.

«Слябинг — на полную мощность! Развернуть борьбу за 5500 тонн металла ежесуточно!» — такой лозунг провозгласили передовые бригады. И вот 22 октября смена мастера П. Авдеева прокатала по всаду 1233 тонны металла. Вслед за ней бригада А. Радченко установила новый рекорд— 1322 тонны!

До конца 1937 года слябинг прокатал 193 452 тонны металла, в 1938 году — 669,6 тысячи тонн, в 1940 — 717 тысяч тонн, а за первое полугодие 1941 года — 540 тысяч. Вплоть до эвакуации завода обжимной стан работал без капитального ремонта. Это была отличная аттестация запорожских прокатчиков, освоивших агрегат, какого не было еще ни в одном европейском государстве.

Спустя четыре месяца после пуска слябинга вступил в строй среднелистовой стан. И здесь у людей были те же устремления: быстрее достичь проектной производительности, катать металл быстрее, давать больше и больше готового проката. В один из дней 1938 года смена инженера И. Т. Гуленко вдвое перекрыла проектную мощность стана.

И автомобильным и тракторным заводам необходим был тонкий стальной лист. И на «Запорожсталь» шли запросы, телеграммы. «Стране нужен тонкий лист», — читали в газетах металлурги и строители. Об этом же шла речь на рабочих и партийных собраниях. По поручению коллектива рабочих и ИТР тонколистового стана А. Боборыкин, М. Кугаенко, П. Авдеев, Е. Люблин, В. Ольховой, П. Тарасевич, А. Капшеев, Н. Василенко и другие выступили с боевой мобилизующей статьей в заводской многотиражке.

Во второй половине марта 1938 года началось опробование стана. Работа усложнялась в связи с тем, что оборудование было изготовлено как на отечественных, так и на американских заводах. Чертежи импортного оборудования очень разнились от наших, так как приемы проектировки у американцев были иные. В воспоминаниях бывшего заместителя главного механика НКМЗ С. 3. Милочкина есть такие строки: «...заокеанские специалисты отказались изготовить чертежи в европейском испол* нении. Это создавало для наших конструкторов дополнительные трудности... Кто из старшего поколения краматорских машиностроителей не помнит чертежей с предупредительной надписью: «Внимание, американская проекция!».

«Схемы панелей и постов управления с аппаратурой американских фирм были для нас крепким орешком», — это уже из воспоминаний запорожстальца П. А. Жало, бывшего помощника начальника цеха холодной прокатки по электрооборудованию.

Крепок был орешек, но запорожстальцы его раскусили. Бывало, им доводилось указывать американским консультантам на ошибочные решения. Оператор уширительной клети тонколистового стана, участник его пуска А. В. Милосердов рассказывает:

— Клети черновые и чистовые настраивались по-разному. В чистовых — сажали вал с помощью специального прибора, черновые — по калибрам. Их предложил наш механик И. 3. Шлыков. Но американские консультанты отказывались от калибров и... настраивали четвертую клеть методом вал на вал, пока не поломали нижний опорный валок.

Такой же конфуз получился у них со свинцом, на котором предполагали провести опытную прокатку. По требованию американских специалистов завезли свинцовые чушки весом по 30—35 килограммов. Их хотели сплавить в несколько слябов в нагревательных колодцах. Но как это сделать — сами американцы ясно себе не представляли. Тогда наши инженеры предложили взять стальные плиты на среднелистовом стане и разогреть их. Попробовали — получилось!

На 14 апреля был назначен пробный пуск. Собралась пусковая бригада, пришли «болельщики» из других смен. 12 часов дня. Взоры всех устремлены к нагревательным печам. Все ждут, когда оператор толкателей Ф. Софиенко выдаст из печи первый сляб. И вот он грохнул и, остановившись на мгновение, устремился по рольгангу к клетям.

Рассказывают о любопытном случае. Когда старший вальцовщик Петр Демидович Тарасович прокатал первый лист, — он размашисто начертал на стальной ленте: «Да здравствует первый советский лист, шлем проклятье импортному листу». Ныне П. Д. Тарасевич — генерал-лейтенант в отставке, проживает в Одессе. Мистер Файзнер — консультант — обиделся и пошел жаловаться на Тарасевича к парторгу. Официально тонколистовой стан был пущен в день международного праздника трудящихся— 1 Мая 1938 года. Вахту у колыбели первого стального листа «Запорожстали» несли начальник стана А. Л. Боборыкин, начальник смены В. С. Ольховой, мастер П. Л. Авдеев, старший сварщик Т. С. Кузнецов, диспетчер М. М. Трубняков, посадчик Г. С. Бровко, оператор уширительной клети А. В. Милосердов, оператор черновой группы П. Е. Павловский, старший вальцовщик этой группы клетей С. Ф. Будылин, вальцовщик чистовой группы А. Я. Капшеев и другие.

В числе эксплуатационников были опытные прокатчики, не один год проработавшие на разных заводах страны, побывавшие на предприятиях США. Но большинство рабочих только осваивали профессии прокатчиков. Со строительства пришли в листопрокатный А. М. Игнатенко, А. С. Новошеня, В. Я. Кудряшов, Г. С. Бровко и многие другие. Учились в учкомбинате на курсах, у монтажников-краматорцев, у своих опытных старших товарищей.

Майский план 1938 года тонколистовики выполнили на 100,4 процента. С этого рубежа они уверенней пошли вперед. Соревнуясь с бригадой П. Тарасевича, бригада П. Авдеева 30 октября установила рекорд—прокатала 530,4 тонны листа. Сменная норма была перекрыта в два раза. Особенно отличились в этот день старшие вальцовщики А. Игнатенко и А. Ни- китишин, бригадир летучих ножниц С. Кривцов, старший сварщик Т. Кузнецов.

В апреле 1939 года начал давать продукцию цех холодного проката. Его огромный красивый корпус поднялся рядом со зданием тонколистового цеха. В просторных пролетах разместились трехклетевой непрерывный стан, две травильные линии, реверсивный стан 1680, восемь отжигательных печей, дрессировочные клети, летучие ножницы и другое уникальное оборудование. Коллектив цеха возглавляли инженеры А. А. Барчуков, П. И. Грудев. Здесь были агрегаты, за которые государство уплатило золотом. Но дороже золота были люди, освоившие сложное оборудование: мастера прокатного дела М. С. Иванченко, А. И. Резник, Ф. Н. Рябошапка, П. П. Домбровский, Ф. М. Гусеница, П. А. Аршинов, Ф. И. Шуваев, В. Т. Сокорен- ко, мастера-механики Ф. Д. Шкребтиенко, В. И. Сигарев, Б. И. Косинский, П. И. Макаренко, мастера-электрики Л. И. Гу- ральник, П. Я. Бобылев, С. И. Василенко, Б. А. Важненко.

Коллектив весьма успешно осваивал технологию, без помощи иностранных специалистов. Американцы почему-то опоздали к пуску, а когда прибыли и увидели работающее оборудование, то весьма удивлялись. Успехи прокатчиков широко освещались в газетах.

«В начале месяца в строй введены первые агрегаты гигантского цеха холодной прокатки. Оборудование линии непрерывного травления, стана «Тандем», летучие ножницы № 1 уже эксплуатируются. В марте ежесменно прокатывалось по 8—15, в апреле 39 рулонов в смену. Это — 50 тонн. Всего прокатано уже более 240 тонн. 25 тонн прошли весь технологический цикл — получили обжиг в муфельных печах и дрессировку на группе клетей «дуо», «кварто», — сообщала областная газета «Большевик Запорожья» К

Они, эти 25 тонн, были первой, окончательно отделанной продукцией металлургов. Это был тонкий автомобильный лист для глубокой вытяжки, в котором очень нуждались заводы страны.

В апреле 1940 года листопрокатчики вышли победителями во внутризаводском социалистическом соревновании. Первое место и премия в 10 тысяч рублей были присуждены листопрокатному цеху (начальник А. Боборыкин, секретарь партбюро М. Павленко), второе место с премией в 5 тысяч рублей—цеху холодного проката (начальник А. Барчуков, секретарь партбюро тов. Бернада).

Многие запорожстальцы за высокие производственные показатели неоднократно награждались значком «Отличник социалистического соревнования черной металлургии». Больше других среди награжденных бывало доменщиков. Теперь пришла пора отличиться прокатчикам. В апреле 1940 года за успешное освоение прокатного производства значком «Отличник социалистического соревнования черной металлургии» была награждена большая группа работников завода и среди них П. Л. Авдеев, А. А. Барчуков, П. И. Грудев, А. К. Пудиков, Л. Л. Соловьев, С. 3. Юдович, Похвальными листами НКЧМ отмечались А. И. Нарышкин, И. 3. Шлыков, Д. Ф. Хорошко, К. С. Евсев- ский, П. И. Перов и другие.

Так «Запорожсталь» выходила на передовые позиции отечественной металлургии.


[1] ЦГАНХ, ф. 7297, д. 89, лл. 89—95.

[2] Газ. «Днепровский металлург», 1935, 30 июня.

[3] ЦГАНХ, ф. 7897, on. 1, д. 25, лл. 257—293.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Історичний архів (збірник наукових праць)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 1)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)
Історичні записки (збірка наукових праць)
Історіографія, джерелознавство (збірка наукових праць)
Іван Огієнко і сучасна наука та освіта (збірка наукових праць)
Історія України. Маловідомі імена, події, факти (збірник наукових статтей)
Історія України
Етнологія України: Філософсько-теоретичний та етнорелігієзнавчий аспект
Історія Стародавнього Сходу
Всесвітня історія
Історико-педагогічний альманах (збірка наукових праць)
Історія і культура Придніпров’я (збірка наукових праць)
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 1
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 2
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 3
Історія (збірка наукових праць)
Запорожсталь