пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Загрузка...


Запорожсталь

МАРТЕНОВЦЫ


12 сентября 1970 года в партийном комитете завода состоялась беседа за круглым столом, в которой приняли участие сталевары нескольких поколений, руководители завода, журналисты. Беседа посвящалась юбилейной дате: 35-летию со дня первой мартеновской плавки на «Запорожстали» — 21 сентября 1933 года. Сталеварский «корпус» представлял собой живую историю коллектива мартеновцев: сталеплавильщики довоенной поры, убеленные сединами, но с цепкой деловой памятью—инженеры Николай Кузьмич Потапов и Николай Петрович Задаля, мастер 40-х годов заслуженный металлург республики Петр Степанович Дорошенко; сталевар-скоростник пятидесятых годов заслуженный металлург республики Семен Семенович Якименко, сталевар шестидесятых годов, автор нескольких мировых рекордов выплавки стали, Герой Социалистического Труда Михаил Трофимович Кинебас, сталевар семидесятых годов заслуженный металлург республики, делегат XXIV съезда КПСС Егор Павлович Проскурин и много других прославленных металлургов.

Вспоминали рождение первой запорожской стали, говорили о сегодняшнем дне, о преемственности традиций.

Николай Кузьмич Потапов окончил Институт стали в 1931 году. Он проектировал, строил и осваивал мартеновский цех, руководил сменой. Самой трудной операцией была тогда довод- ка плавки. 10—12 человек работали лопатами, подавая руду в ванну, хотя это можно было делать мульдами с помощью завалочной машины.

Объяснялось это тем, как заметил в ходе беседы директор завода Лев Дмитриевич Юпко, что кадровые сталевары, прибывшие на «Запорожсталь» со старых заводов, не могли с ходу приспособиться к новым 150-тонным печам, к новой, невиданной дотоле технике. Вот и полировали плавки вручную.

Рассказ ветеранов о первой плавке дополняют впечатления журналиста.

«На дворе еще было темно, а в цехе начали собираться командиры мартенов, которые ненадолго оставили цех, чтобы передохнуть часок-другой. Известие о пуске мартеновской печи № 1 быстро облетело заводы и цеха комбината, стройку. На пуск плавки пришли начальник цеха Козаков, парторг Даниленко, директор комбината Рогачевский, главный инженер Кащенко, секретарь ЗПК Мандельберг, заместитель председателя завкома Миргородский, председатель пусковой комиссии Андерс. Возле летки на литейном дворе собралось много рабочих. Все с волнением следили за тем, как мастера и сталевары пробивают летку. Вот брызнули искры — и могучее «ура!» прокатилось по цеху.

Первая плавка весом 110 тонн была разлита в 22 пятитонные изложницы. По поводу этого события в Деловом клубе состоялся митинг» К

Николай Петрович Задаля после окончания Днепродзержинского металлургического института был назначен заведующим газопечным хозяйством мартеновского цеха «Запорожстали». Он с уважением вспоминает первых мартеновцев начальника цеха Алексея Ивановича Козакова, его заместителя Михаила Большакова, начальника разливки Георгия Даниловича Шпака, мастера Безноско и разливщика Макара Алексеевича Яблонского, принявших первый ковш, начальника смены М. Савоськи- на, мастеров Г. Кожухова, А. Агеева, теплотехника Г. Коновалова, сталеваров А. Авхимовича, П. Овчарова, Ф. Пискарева, М. Пугачева, Д. Парахина, Ф. Антонюка. О себе Николай Петрович рассказывает мало. А ведь есть о чем. Лицо и руки в шрамах. Это от ожогов. Накануне пуска 5-й мартеновской печи в 1938 году при испытании не сработали воздушные шибера. Вместе с огнеупорщиком полез он в боров устранять неполадки. И в это время воспламенился мазут в шлаковике. Так вот, это «память» о том случае.

Интересен был и рассказ Петра Степановича Дорошенко. Мы уже упоминали о том, что он строил Днепрогэс, работал на строительстве доменных печей. А в 1935 году, после окончания курсов, был подручным у сталевара А. Авхимовича, бригада которого плавила первую запорожскую сталь. Петр Степанович учился в стахановской школе, учился мастерству у опытных сталеваров. За хорошую работу и добросовестную учебу он был награжден именными часами и переведен в сталевары. В 1938 году он выступил инициатором скоростного сталеварения, за успехи был награжден медалью «За трудовую доблесть». Потом стал плавильным мастером. О довоенном времени он рассказал участникам беседы так:

Нам первым пришлось осваивать подачу газа с помощью автоматики, учились плавить сталь с забором воздуха, для чего использовались вентиляторы «Сирокко». Годовое производстве одной печи было 90—95 тысяч тонн, а в 1938 году перед нами уже ставилась задача довести производительность до 125 тысяч тонн в год. Сегодня это вызывает удивление, так как те же печи дают в три раза больше металла. Но ведь и условия-то совсем другие были. О применении кислорода мы тогда и думать не могли и о пневмопочте представления не имели.

Однако оставим на время беседу за круглым столом — мы еще к ней вернемся — и проследим за событиями 1935 года.

В день первой плавки на первом мартене Н. П. Задаля дал газ на вступающую в строй вторую мартеновскую печь. Через

8 дней на ней выдали первую плавку. Выступая по этому случаю на митинге, Рогачевский говорил, что еще не было такого примера ни за границей, ни у нас, в Союзе, чтобы мартеновские печи вступали в строй одна за другой в течение нескольких дней.

Заметим, что до конца года были пущены еще две печи — № 3 и № 4. И тоже — одна за другой — 22 и 28 декабря. Всего в течение пяти лет было введено в строй 10 печей, половина из них—185-тонные. Сооружал мартеновские тіечи коллектив Стальстроя, которым руководил инженер коммунист Ястребилов.

Освоение агрегатов давалось трудно. Не было еще опыта работы на таких мощных печах. Давали о себе знать недостатки конструкции их. На организацию производства требовалось время. Нередко бывало так: едва лишь определялся порядок, входил в практику график, как приходилось все менять в связи с пуском новых агрегатов.

Во многом был использован опыт новомартеновского цеха Макеевского завода, где уже работали в то время новые 150- тонные печи. Макеевка прислала на «Запорожсталь» некоторых своих работников — инженера Г. Шпака, сталеваров А. Авхимо- вича, П. Тишина, С. Мартынова.

И вскоре заявила о себе целая плеяда молодых способных сталеваров: Ф. Антонюк, Д. Парахин, Ф. Пискарев, С. Дорошенко. Службу механика возглавил опытный, знающий свое дело механик Шевцов, электрослужбой ведал старший электрик Северин. Во главе смен стали инженеры Н. К. Потапов, Н. А. Пя- лов, С. С. Пасечник, М. Е. Савоськин. Ремонтом печей ведал И. М. Крайний.

Обермастером поначалу был немецкий специалист, однако вскоре пришлось заменить его, поскольку подины оказались в крайне запущенном состоянии. А новым обермастером назначили своего специалиста Якова Иосифовича Бесчастного.

Руководитель смены, а потом начальник цеха, инженер Н. И. Гаврюшин в своих воспоминаниях о «Запорожстали» пишет:

«Вначале работали без миксера. Шихтовали плавки, не зная точно химического анализа чугуна, ориентировались по данным предыдущего выпуска у доменщиков. С ними работали согласованно, хотя, конечно, не обходилось без инцидентов. Сталеразливочный кран немецкой фирмы был ненадежен, потом поставили более совершенный кран Новокраматорского завода. Завалочные машины были импортными, они отличались легкостью в ходу и их называли «балеринами». Но они быстро выходили из строя. Их модернизировали, а потом и вовсе заменили отечественными машинами Уралмаша.

Несмотря на все эти трудности, работали с воодушевлением, особенно в период развернувшегося стахановского движения. Методы скоростного сталеварения, борьба за увеличенный съем металла зарождались именно в нашем цехе.

Коллектив мартеновцев занимал тогда ведущее место не только среди сталеплавильщиков заводов Юга страны. Цех по сути дела являлся экспериментальным».

Да, мартеновцы искали и многое находили! По предложению М. Н. Большакова осваивали скоростные ремонты печей. Инженеры М. Е. Савоськин, С. С. Левитин, М. К. Гуторов, Н. А. Пя- лов и другие вместе со специалистами Гипромеза и Днепропетровского металлургического института постоянно вели поиск рациональной конструкции печей, более прогрессивной технологии. Инженеры ЦЗЛ во главе с Л. Л. Соловьевым разрабатывали технологию выплавки и дальнейшего передела таких сталей как котельная, топочная, судовая, для паровозных рам, для автолиста и ряд других.

Говоря о творческих достижениях запорожских мартеновцев, инженер М. Е. Савоськин писал, что первые четыре печи имели серьезные конструктивные недостатки. Это было учтено при сооружении следующих печей; в частности, стали применять более толстые откосы, при этом площадь пода уменьшилась, но глубина ванны стала большей— 1,18 метра, пятовые балки охлаждались водой. Была изменена форма кессона, заменены клапаны

Швира и т. п. В результате съем стали с квадратного метра пода шестой печи составил 7,74 тонны, а на четвертой, на которой не было этих новшеств,— всего лишь 6,26 тонны. В целом месячная производительность шестой печи была на 1000 тонн больше, чем на четвертой.

В одно время с мартеновским цехом развивались и вспомогательные: копровой и ремонтные. Ныне ремонты мартенов выполняет цех ремонта металлургических печей — высококвалифицированный коллектив, на вооружении которого достаточно необходимой техники. А в то время это был небольшой участок, который совместно с ремонтно-механическим цехом поддерживал в рабочем состоянии сталеплавильные агрегаты.

Известно, что без металлолома мартеновской стали не бывает. В 1935 году к прежним потребителям продукции копро- виков — доменщикам и литейщикам — присоединился и мартеновский цех. Как хозяйственная единица, копровый цех комбината оформился в июне 1935 года, объединив в одно целое площадки утилизирующей организации «Металлолом». С развитием мартеновского производства в копровом цехе вступили в строй два копра, эстакады пакетир-дробильного отделения с установкой для переработки стружки, взрывная яма, где взрывали бракованные мартеновские слитки и «козлы» доменного цеха. Накануне войны был разработан проект расширения и реконструкции копрового цеха с суточной производительностью до 1800 тонн лома. Но этот проект с некоторыми изменениями был осуществлен лишь в периодпослевоенного восстановления и в последующие годы.

ИМЕНИ НАРКОМА

На фасаде четырехэтажного здания заводоуправления «Запорожстали» обращает на себя внимание мемориальная доска белого мрамора, на которой начертано: «Будівництво і завод «Запоріжсталь» на протязі 10 років (з 1927 по 1937) щорічно відвідував нарком важкої промисловості Г. К. Орджонікідзе».

С именем товарища Серго связано становление всей советской тяжелой индустрии, его имя в среде металлургов стало легендарным. В судьбах многих людей оставил он неизгладимый след, особенно в среде запорожстальцев, к которым он относился с особой заботой и любовью.

И не случайно у заводского коллектива родилось желание назвать предприятие именем наркома еще при его жизни.

В конце сентября 1936 года состоялось общекомбинатское собрание рабочих-стахановцев и ИТР, посвященное годовщине стахановского движения, развитию которого много внимания уделял товарищ Серго.

Участники собрания выдвинули лозунг: «От стахановских бригад к стахановским цехам!». В честь открытия VIII съезда Советов было принято обязательство выплавлять ежесуточно не менее 2040 тонн чугуна и 1820 тонн стали. Было также горячо поддержано предложение коллектива ферросплавщиков о том, чтобы комбинату было присвоено имя Г. К. Орджоникидзе.

Решения конференции потом обсуждались во всех цехах комбината, принимались новые коллективные и индивидуальные обязательства, например, о досрочном завершении программы 1936 года, о техучебе всех рабочих, о сдаче на «отлично» и «хорошо» экзаменов по противовоздушной обороне, о полной ликвидации неграмотности.

Пожелание металлургов нашло полную поддержку в горкоме партии и горисполкоме, и 8 октября 1936 года руководители комбината направили председателю ЦИКа М. И. Калинину письмо следующего содержания:

«При сем препровождаем Вам 15 протоколов и решений общих собраний стахановцев-рабочих и ИТР металлургического комбината «Запорожсталь», а также решение бюро Запорожского городского партийного комитета. Треугольник комбината «Запорожсталь» просит удовлетворить ходатайство рабочих-стахановцев, ИТР и служащих о присвоении Запорожскому металлургическому комбинату качественных сталей и ферросплавов имени тов. Серго Орджоникидзе» 1.

20 октября 1936 года по Народному комиссариату тяжелой промышленности был издан приказ № ´1713 о присвоении комбинату «Запорожсталь» имени тов. Серго Орджоникидзе.

 



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Історичний архів (збірник наукових праць)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 1)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)
Історичні записки (збірка наукових праць)
Історіографія, джерелознавство (збірка наукових праць)
Іван Огієнко і сучасна наука та освіта (збірка наукових праць)
Історія України. Маловідомі імена, події, факти (збірник наукових статтей)
Історія України
Етнологія України: Філософсько-теоретичний та етнорелігієзнавчий аспект
Історія Стародавнього Сходу
Всесвітня історія
Історико-педагогічний альманах (збірка наукових праць)
Історія і культура Придніпров’я (збірка наукових праць)
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 1
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 2
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 3
Історія (збірка наукових праць)
Запорожсталь