пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Загрузка...


Запорожсталь

ЛИЦОМ К ПРОИЗВОДСТВУ


К концу 1930 года на Днепрогэсе еще не была сооружена плотина, еще надо было уложить в нее 260 тысяч кубометров бетона, а партийная организация Днепростроя уже била тревогу по поводу медленного разворота стройки металлургического комбината. Секретарь райпарткома Е. Г. Макар ясно видел перспективы грандиозной стройки, видел и большие трудности, стоявшие перед коллективом строителей.

Объединенное днепровское строительство было решающим звеном в плане индустриализации страны. В те годы строились Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Нижегородский (Горьковский) автогигант, «Уралмаш» и Краматорский машиностроительный завод, ряд других крупных потенциальных потребителей запорожского металла. Цепочка: электроэнергия Днепрогэса — металл Днепрокомбината, в частности, стальной лист — все это имело прямое отношение к ста тысячам тракторов, о которых мечтал Ильич, и к массовому производству автомобилей, в которых остро нуждалось бурно развивавшееся народное хозяйство Страны Советов,

По объему строительства Днепрокомбинат был в семь раз больше Харьковского тракторного, больше Магнитостроя и Куз- нецкстроя, по темпам и объему строительства значительно превышал Днепрострой К Если за три года в гидроэлектростанцию было вложено 145 миллионов рублей, то на Днепрокомбинате за два года надлежало освоить 300 миллионов рублей — почти половину всей стоимости строительства[1].

И всюду нужны средства, материалы, оборудование, рабочие, инженеры, техники. И всего не хватало. Приходилось в ряде вопросов обращаться за опытом и помощью к заграничным фирмам.

Руководители стройки хорошо разбирались в стоявших перед ними задачах. Они ориентировались на народную инициативу, на изобретательность масс, на стойкость и энергию людей, охваченных пафосом созидания,

Е. Г. Макар верил в людей, в их инициативу. Он укрепил эт> веру в революционной борьбе, в пламени гражданской войны В Одессе Макар попал в руки белогвардейцев и был приговорен военно-полевым судом к расстрелу. От расправы с пасли егс части Красной Армии, стремительно взявшие Одессу. До Дне- простроя он работал секретарем Севастопольского городскогс комитета партии. Такому вот испытанному коммунисту и поручил ЦК партии воглавить молодую парторганизацию Объединенного днепровского строительства.

К концу 1930 года были уже заложены алюминиевый завод, цехи завода инструментальных сталей, подготовлен котлован под доменную печь № 1 металлургического завода. На очереди была закладка бетона в фундамент печи. В связи с этим партячейка участка доменных печей провела собрание с участием инженерно-технических работников, десятников, мастеров, бригадиров, на котором были обсуждены практические меры по подготовке к бетонированию фундамента.

Решено было уложить первую бадью бетона 22 января 1931 года. Участники собрания предложили организовать ударные бригады с такими названиями: «Памяти Ленина», «Днепроком- бинат», «Война потерям», имени IX съезда Ленинского комсомола, бригада «Первой бадьи социалистического бетона». Учреждались красные и черные доски показателей, «черные кассы» для лодырей.

Участники собрания потребовали от Управления Днепроза- водстроя обеспечить доставку строителей на работу и с работы в теплых крытых вагонах и открыть на промплощадке рабочую столовую К

Требования были справедливы. Главной базой общественного питания была в то время огромная фабрика-кухня на правом берегу. В предобеденные часы от ,нее уходили ,в разных направлениях подводы и грузовики с бачками и термосами, мешками с хлебом. О начале и конце смены, обеденном перерыве строителей извещала морская сирена, установленная на крыше фабрики-кухни, а позже перенесенная на здание управления строительством. На промплощадке «А» такая же сирена была установлена на здании так называемых Шеметовских мастерских.

Однако транспорт с пищей на промплощадку часто опаздывал. Бездорожье, особенно в осенне-зимнюю пору, давало о себе знать. Кроме того, в непогоду и холод людям просто негде было пообедать. Вот почему так остро стоял вопрос об открытии на площадке доменных печей своей столовой.

Бетон являлся остродефицитным, хоть и выдавали его два эетонных завода — на левом и на правом берегу. На холоде 5етон быстро остывал и при температуре ниже плюс семи градусов в дело не шел. Значит, доставлять его надо было быстро а так же быстро укладывать.

Все это было учтено, и 22 января, в День памяти В. И. Ленина, паровоз подал платформы к котловану. К приему бадей с бетоном были подготовлены краны-деррики, трамбовки, шланги. Право на укладку первой бадьи получили лучшие ударные | бригады бетонщиков Днепростроя: татарина Зайдуллы Хамедул- ловича Хайруллина и украинца Ивана Семеновича Цымбала. При укладке был использован опыт Днепростроя: для обогрева бетона от паровоза в котлован подавался по шлангам пар, тут и там горели жаровни — коксовые мангалки. Позже над котлованом сооружались деревянные тепляки.

И вот ребята Хайруллина и Цымбала, обнявшись, набросились в клубах пара на теплый еще бетон, утаптывали его ногами, трамбовками. Тот первый, трудный бетон до сих пор прочно удерживает на себе многотонные конструкции, которые, конечно же, несколько раз менялись. А бетон все тот же.

Как же сложилась судьба первых бетонщиков «Запорожста- ли»?

На заседании партячейки участка доменных печей, которое проводилось 3 января 1932 года в прорабском домике, стоявшем в районе нынешней газоочистки № 1, коммунисты заслушали отчет начальника монтажа коммуниста Фомко о плане работ на первый квартал. Следующим стоял вопрос о приеме кандидатами в члены партии, в том числе и бригадира бетонщиков Хайруллина. Однако прием Хайруллина отложили на некоторое время из-за полной его неграмотности1. В то время такое явление было нередким. Но люди всем сердцем стремились в партию, в ряды ее борцов. Мы долго не знали, стал ли Зайдулла Хамедуллович коммунистом. Но вот в 1972 году он сам приехал в Запорожье на празднование 40-летия Днепрогэса. Да, он посещал школу ликбеза, в учебе ему помогал редактор газеты «Пролетар Дніпробуду» Я. Б. Маклер. В 1932 году Хай- руллин сгал коммунистом. Позже он учился в Татарском коммунистическом университете. Был на партийной и хозяйственной работе, участвовал в Великой Отечественной войне, защищал Сталинград, будучи политруком роты. В настоящее время он пенсионер, живет в г. Алмалык, Узбекской ССР.

А Иван Семенович Цымбал спустя четверть века в своих воспоминаниях напишет: «Сооружая доменные печи, мы заглядывали вперед и мечтали о том, чтобы из строителей переквалифицироваться на металлургов. Без отрыва от производства я, как и многие другие, учился и, закончив курсы, получил удостоверение на право работать горновым». От себя добавим, что впоследствии Иван Семенович работал мастером и обер-масте- ром на доменных печах «Запорожстали» и Урала. Уходя на пенсию, он оставил в цехе многих достойных учеников, ставших и заслуженными металлургами, и Героями Социалистического Труда.

Широким фронтом бетонные работы на металлургическом заводе развернулись только летом 1931 года, когда был сооружен мост через аванкамеру плотины и поезда с бетоном могли идти по двухколейному полотну с одного берега на другой. Левобережный завод получил возможность давать бетон в основном на Днепрозаводстрой. На площадку доменной печи прибывало все больше металлоконструкций, кирпича и других материалов. Бригады монтажников и каменщиков готовились приступить к сооружению крупнейшего по тому времени чугуноплавильного агрегата.

Первоначально монтажом руководили немецкие специалисты. Но вскоре их заменили советские инженеры М. А. Вернигора, Н. И. Голштейн, В. С. Черновол. Правда, к монтажу имел отношение и немецкий инженер фон Шварце, назначенный в мае 1930 года на должность помощника начальника доменного цеха по оборудованию и монтажу. Тем же распоряжением главным металлургом был назначен другой немецкий специалист Мюл- лер-Гауф, в подчинении которого находились ЦЗЛ, контрольнобраковочный отдел, отдел рационализации, бюро стандартизации и нормализации. Этих служб в большинстве еще не было. Они только создавались. Несколько позже организацией ЦЗЛ занимались инженер Г. П. Зайцев и выпускник Донского политехнического института (г. Новочеркасск) Л. Л. Соловьев, который потом на протяжении многих лет возглавлял техотдел завода.

Партийная организация строительства и Управление Днепро- комбината стремились повысить, развить инициативу трудящихся, с помощью актива повести решительную борьбу с недостатками в организации строительства, в управлении участками производства.

Большое значение для строительства имели меры, выработанные на общем собрании партколлектива строящихся заводов (секретарь бюро партколлектива Д. П. Чесноков), которое состоялось в августе[2]. На нем обсуждался вопрос о перестройке работы партийных и профсоюзных ячеек с тем, чтобы усилить их влияние в бригадах и на участках. Было принято решение о создании 12 уставных цеховых партячеек, пяти звеньевых ячеек и 22 партгрупп. Для помощи в организации работы ячеек выделялись члены партбюро Чесноков, Накрышский, Садовский, Чернобай. Если учесть, что в структуре Днепрокомбината предусматривалось 39 цехов и отделов — 16 тысяч уже работавших строителей и эксплуатационников (а всего на объектах Объединенного днепровского строительства к середине 1931 года трудилось почти 37 тысяч человек),[3]—станет ясно, что на многих участках партийная прослойка была еще немногочисленной.

Собрание партколлектива впервые в ходе строительства выдвинуло боевой лозунг: «Лицом к производству!». Ставилась задача перенести всю политическую и организаторскую работу на участки, в бригады, как того требовал еще XV съезд партии. Этот лозунг стал настоятельно претворяться в жизнь.

На партийных собраниях ячеек принимались решения о «са- моконтрактации коммунистов до конца строительства путем подачи индивидуальных заявлений», о встречных планах, о развертывании соцсоревнования и ударничества, о политическом образовании коммунистов и беспартийного актива[4].

Инициатором многих начинаний была молодежь. Так, парторганизация Днепрозаводстроя горячо одобрила решение комсомольской ячейки и молодежи энергетического отдела о строительстве Дома коммуны. Этот дом, рожденный в мечтах молодых энтузиастов, строился в неурочное время самой молодежью. В иные дни на площадку выходили после рабочего дня до двух с половиной тысяч молодых строителей.

Таких домов в районе нынешнего Дворца культуры металлургов было построено несколько. И в среде проживавших в них действительно зарождались ростки коммунистического быта. В проекте устава производственно-бытовой коммуны говорилось, что коммуна организуется на базе общности производственных и бытовых интересов и что коммуна ставит перед собой задачи содействовать социалистической перестройке быта, накопления и обмена производственным опытом, рационализации всех сторон быта, забот по самообслуживанию, направлять усилия на обеспечение «бодрого состояния и работоспособности»Как видим, в этих идеях не трудно угадать основы кодекса, взятого на вооружение нынешними бригадами и ударниками коммунистического труда.

Большую помощь в решении коренных вопросов строительства оказывает парторганизации Днепрокомбината партийный комитет Днепростроя. Секретарь парткома М. Л. Лейбензон, бывший председатель Запорожской партийно-контрольной комиссии (Е. Г. Макар был направлен на прорыв ;в Донбасс), обращается с докладной запиской в ЦК КП(б)У, уделив в ней основное место вопросам обеспечения строительства рабочей силой, жильем, говорит о срывах поставок оборудования. Партком принимает меры по укреплению партячеек, помогает создать на промплощадке «А» парткабинет и вечерний коммунистический вуз[5].

Отдел кадров комбината распространил в крупнейших промышленных центрах страны брошюру «Запорожсталь», изданную Гостехиздатом в серии «Наши гиганты», направлял туда часть тиража газеты «Пролетар Дніпробуду», а на металлургических заводах Донбасса были открыты специальные уголки, материалы которых наглядно демонстрировали замечательные перспективы металлургического производства на берегах Днепра. Все это увеличило приток кадров из других городов. Предполагалось привлечь на производство свыше 9 тысяч женщин из местного населения. Помимо ФЗУ и металлургического техникума, с апреля 1932 года на базе комбината открылся филиал Днепропетровского металлургического института на 100 человек.

Так весь коллектив промплощадки «А», выполняя лозунг: «Лицом к производству!», набирал силы перед решающим штурмом по всему фронту строительства и настойчиво готовил кадры, в чьи руки нужно было вручить сложнейшие металлургические агрегаты.


[1] Зусман Л., Левин А. Днепросталь, М. — Л., 1931.

[2] Партархив Запорожекой обл., ф. 149, д. 217, лл. 206—228.

[3] Там же, ф. 149, д. 149, д. 261, л. 360.

[4] Там же, ф. 149, д. 252, лл. 7, 8.

[5] Там же, ф. 149, д. 172, лл. 49—52.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Історичний архів (збірник наукових праць)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 1)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)
Історичні записки (збірка наукових праць)
Історіографія, джерелознавство (збірка наукових праць)
Іван Огієнко і сучасна наука та освіта (збірка наукових праць)
Історія України. Маловідомі імена, події, факти (збірник наукових статтей)
Історія України
Етнологія України: Філософсько-теоретичний та етнорелігієзнавчий аспект
Історія Стародавнього Сходу
Всесвітня історія
Історико-педагогічний альманах (збірка наукових праць)
Історія і культура Придніпров’я (збірка наукових праць)
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 1
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 2
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 3
Історія (збірка наукових праць)
Запорожсталь