Електронна бібліотекапідручники


Запорожсталь

ПРОЕКТЫ И ПОИСКИ


В конце 1930 года управление будущего Днепрокомбината на ходилось в небольшом домике по ул. Чекиста, но вскоре пере ехало ближе к стройплощадке, на 8-й поселок. Возглавлял* управление старые большевики: управляющий, бывший работ ник ВСНХ, инженер С. В. Прапор, его заместитель С. П. Толсто пятов, помощник управляющего по монтажу Д. Е. Фомко. Воз главлял партколлектив Д. П. Чесноков. Главным инженерол стал один из руководителей Днепростроя П. П. Роттерт[1] Проектной группой руководил инженер Н. К. Соколов. С ниа работали инженеры Н. А. Благовещенский, А И. Пчелинцев П. С. Суровцев, А. К. Пудиков, который позже станет главные инженером «Запорожстали» и сыграет в развитии завода нема ловажную роль. Через руки проектировщиков проходили десят ки тысяч чертежей. Над проектом комбината работало 250( специалистов и конструкторов Гипромеза и других проектны; организаций.

Перед управлением Днепрокомбината стояли такие перво очередные задачи как обеспечение стройки проектной и рабоче] документацией, размещение заказов на оборудование и полу чение его, подготовка и обучение кадров эксплуатационникоЕ По тому времени все это было связано с немалыми трудностя ми. Для пуска в эксплуатацию первой очереди комбината тре бовалось более 13 тысяч рабочих. С действующими предприя тиями заключались договоры на подготовку специалистов, прел полагалось прибытие квалифицированных рабочих с заводо Донбасса, Урала и других промышленных центров, в собствен ном учкомбинате открывались школа ФЗУ и металлургически техникум.

Особенно трудно было с проработкой чертежей и размещением заказов на оборудование.

Чертежи от Гипромеза поступали с большим опозданием и нуждались в тщательной проверке. Ряд производств Гипромез не включил в проектирование, поэтому часть чертежей изготовлялась на месте.

У Гипромеза были свои трудности. Проектировщики не располагали окончательными данными о будущем комбинате, хоть структура заводов и была утверждена Всесоюзным объединением «Сталь» в конце 1930 года. Позднее поступил ряд новых правительственных указаний, вносивших в проект различные изменения.

Если обратиться к протоколам заседаний Бюро по наблюдению за строительством Днепрокомбината — консультативного и контролирующего органа, — то заметим, что тут сталкивались многие противоречия.

Как быть с ремонтно-механическим заводом? Должен ли он обслуживать все заводы комбината или каждое производство получит свою ремонтную базу? В каком составе должен быть цех качающихся мартеновских печей? Как подавать кокс к доменным печам: транспортерами или же по железнодорожным іутям? Неясен был и ряд других принципиальных вопросов. На іаседаниях присутствовали консультанты—специалиста американской фирмы Фрейн—Томпсон и Орр. Они воздерживались от ючерпывающих решений, потому что в их практике не было іще столь грандиозного строительства К Проект комбината конк- )етизировался лишь к концу 1934 года, в окончательном виде >н был утвержден 16 ноября главным инженером ГУМПа L С. Точинским[2]. Этот документ представляет особый интерес. Іриведем из него некоторые данные.

Металлургический завод[3]. Аглофабрика с четырьмя спека- ельными лентами Дуайт-Ллойд площадью спекания 50 квад- атных метров каждая. Общая годовая производительность 600 ООО тонн агломерата.

Доменный цех в составе четырех печей — две объемом по 50 кубов и две по 1300. Годовая производительность цеха — 600 000 тонн чугуна.

Мартеновский цех в составе 13 стационарных 150-тонных печей производительностью 1 200 ООО тонн стали в год.

Мартеновский цех качающихся печей в составе 10 стотонных агрегатов общей производительностью 750 ООО тонн стали в год [4].

Листопрокатный цех в составе станов слябинга, тонколистового, .среднелистового и листоотделочных отделений. Пропускная способность слябинга устанавливалась в 1 200 000 тонн при максимальном развесе слитка до 15 тонн, производительность тонколистового стана—600 000 тонн в год, среднелистового — 150 000 тонн, листоотделочных отделений—340 000 тонн в год.

Толстолистовой стан, который значился в первоначальном проекте, построен не был.

Завод инструментальных сталей (ЗИС) состоял из цехов: электросталеплавильного, кузнечного, термического, сортопрокатного.

По проекту в комбинат входили еще заводы ферросплавов шамотный, ремонтно-механический, динасовый, доломитный известковый, кислородный. Комбинат располагал единым мощ ным энергетическим хозяйством и железнодорожным транспор том с общей протяженностью путей, включая заводы алюминие вый, магниевый, коксохимический — 287 километров. И это проект, как видим, претерпел некоторые изменения. Вышена званным постановлением разрешалось запроектировать и пс строить кислородный завод мощностью 200 кубов кислорода час, шпалопропиточный завод мощностью 1000 шпал в сутю асфальтобетонный завод, аварийный склад кокса и ряд други объектов. Общая стоимость комбината по этому постановлена определялась в 850 миллионов рублей.

ДАЕШЬ 519-й!

Геодезисты застолбили под будущий комбинат огромную те] риторию — 20 квадратных километров. Строительство начин; лось с флангов —с алюминиевого завода (заложен в август 1930 года) и ремонтно-механического (заложен в октябре 19J года). Это были первенцы. Производство алюминия требовал большого количества электроэнергии, а она уже в 1932 го;

должна была поступить от Днепрогэса. Ремонтно-механический завод необходим был как база для дальнейшего развития строительства и ремонта действующих металлургических агрегатов.

По проекту ремонтно-механический завод (РМЗ) занимал площадь 0,5 квадратных километра. Общая стоимость этого строительства определялась в 10 миллионов рублей.

По тому времени это было крупное предприятие с законченным производственным циклом. В его состав входили цехи: фасонного чугунного литья с двумя пятитонными вагранками,, сталелитейный с двумя электропечами на три и пять тонн и пятитонной мартеновской печью, модельная мастерская мощностью 500 кубометров моделей в год, цех металлоконструкций мощностью 10 тысяч тонн продукции в год, механический с тремя пролетами на 120 станков; отделения: меднолитейное, термическое, инструментальное, кузнечное; ремонтно-строительный участок, компрессорная, главный магазин и другие подсобные службы.

Первым пятилетним планом предусматривалось построить в стране в 1931 году 518 крупных предприятий. Комсомол Днепрокомбината, понимая важность быстрейшего строительства РМЗ, кинул клич: «Даешь 519-й!». Этот почин поддержал ЦК комсомола Украины и объявил мобилизацию на строительство пяти тысяч комсомольцев. На площадку РМЗ были направлены сотни рабочих с Днепростроя. В их числе коммунист Макар Иванченко, в будущем видный прокатчик завода, электрик Леонид Гуральник, слесарь комсомолец Иван Борисенко, котельщик Петр Дорошенко, которому спустя несколько лет выпадет честь участвовать в выпуске первой мартеновской плавки. На монтаже :танков работал коммунист, участник гражданской войны И. Гостищев.

Как и на других объектах, на РМЗ почти не было строи- ельной техники. Как вспоминает Гостищев, для транспортировки, например, шабота трехтонного молота через весь цех копали іаклонную траншею, прокладывали рельсы и с помощью ручных лебедок подавали шабот к месту монтажа. Григорий Коте- енец вспоминает, что молодые каменщики при кладке стен ехов передавали кирпичи по цепочке из рук в руки и так на- овчились в переброске, что ни один кирпич не падал.

В январе 1931 года в Харькове состоялся VIII съезд комсо- юла Украины, на котором был принят договор на социалиста- еское соревнование между Ленинским комсомолом Украины и Управлением строительства Днепростали[5]. Комсомол брал шефство над строительством. Управление строительства в свою очередь брало на себя обязательство выдержать пусковые сроки объектов, в частности, по ремонтно-механическому заводу к 1 января 1932 года.

Для проверки выполнения обязательств создавался штаб, в который вошли представители ЦК ЛКСМУ, Днепростали и редакции газеты «Комсомолець України».

Это был практический шаг в осуществлении призыва Генерального секретаря ЦК ЛКСМУ Александра Бойченка (в будущем— автор известного романа «Молодість»), который сказал на съезде: «Мы будем работать сосредоточенно, единой стальной шеренгой над выполнением заданий партии».

Публикуя эти обязательства, издательство «Молодий більшовик» в популярной брошюре рассказало о целях и задачах строительства. В частности, говорилось о том, что для рабочих металлургического комбината будет построено 12 500 квартир, что к окончанию строительства в городе будет 200 тысяч жителей. Заметим, что в 1927 году в Запорожье (бывшем Александровой) проживало немногим больше 60 тысяч жителей [6]. Если же говорить о сегодняшнем дне Запорожья, то за последние 45 лет население города увеличилось более чем в 12 раз.

В этой брошюре, как впрочем и в других того времени [7], приводились самые разноречивые данные о мощностях комбината, размерах и стоимости строительства., И в этом нет ничего удивительного, если учесть обстоятельства, при которых создавался проект этого гиганта советской металлургии.

Обязательства, взятые комсомолом и Управлением Днепростали, были действенным стимулом в борьбе за решение многих проблем строительства, в устранении недостатков в различных областях жизни многотысячного коллектива. «Штурм на Дні- просталі»—такие листовки выпускала объединенная выездная редакция газет «Комуніст», «Комсомолець України», «Червоне Запоріжжя», «Пролетар Дніпробуду». В них помещались критические материалы рейдовых бригад, острые заметки по поводу тех или иных недостатков на площадке. Например, в листовке № 39 от 2 сентября 1931 года ставилось требование дня: «Цеховые треугольники отвечают за работу в бараках так же, как и за работу на производстве».

Традиции ударничества, родившиеся на плотине, были перенесены на металлургическую стройку. Многие днепростроевцы стали днепрозаводстроевцами. Это были люди стойкие и весьма опытные. И Котеленец, и Дорошенко, и Иван Семенович Цымбал, о котором пойдет речь ниже, пришли на строительство РМЗ уже как мастера своего дела.

Президент американской экспертной фирмы Купер, наблюдая труд советских людей на Днепрострое, говорил:

— Кто получит диплом на Днепрострое, тот будет ценным работником везде. Я сам взял бы многих в Америку.

С Днепростроя на РМЗ пришли В. С. Черновол, назначенный главным инженером строительства, И. Т. Леппик, старый большевик, бывший председатель первого большевистского Совета в Александровске, стал директором строящегося завода. Комсомольскую организацию возглавил слесарь-днепростроевец Алексей Журковский, который станет позже секретарем комитета комсомола комбината.

Именно здесь, на участках ремонтного завода, родились первые рекорды бетонщиков. Как правило, за смену одна бетономешалка выдавала до 300 замесов. Но призыв «Даешь 519-й!» на деревянной арке у входа на площадку зажигал молодежь трудовым энтузиазмом. Отдельные бригады со временем стали выдавать по 700—800 замесов. Вскоре появился лозунг «Даешь 1000 замесов!». За этот рубеж дрались многие комсомольские бригады. И однажды на всех участках Днепроз^аводстроя появилась листовка: «Слушайте, бетонщики Союза! Бригада Дудника установила мировой рекорд бетонозамесов: «1277 за 8 часов!»

Лозунг «Даешь 519-й!» вдохновил строителей на ускорение темпов стройки ремонтно-механического завода. 20 марта 1932 года вагранка чугунолитейного пролета выдала первый чугун. Из него отлили памятную пятиконечную звезду со знаком «КИМ» — Коммунистический Интернационал молодежи. А к маю 1932 года целиком было завершено строительство литейного цеха. Ветераны-литейщики с особым волнением вспоминают эти дни еще и потому, что после торжества по случаю пуска первого гидроагрегата Днепрогэса 1 мая 1932 года Г. К. Орджоникидзе и М. И. Калинин посетили литейщиков, были очевидцами первых плавок на РМЗ.

Спустя 40 лет, в двадцатых числах марта 1972 года, коллектив литейщиков торжественно отметил юбилей своего цеха. На праздник пришли и ветераны, и нынешнее поколение, и будущая смена — пионеры подшефной школы-интерната № 9. Первый начальник чугунолитейного пролета А. Н. Меренков, говоря об истории коллектива, назвал десятки имен формовщиков, вагранщиков, модельщиков, всю свою жизнь посвятивших нелегкому производству. Из Краматорска, Харькова, Николаева, Днепропетровска и других промышленных центров присылала страна опытных модельщиков и формовщиков, таких как Константин Емельянович Кривонищенко, Лука Савельевич Дедок, Яков Ко- нонович Томченко.

Вот две типичные судьбы литейщиков. Коммунист Егор Михайлович Мосин закончил школу ФЗО в 1933 году, а ушел на пенсию первостатейным мастером формовки. Все эти годы завод был для него родным домом. Он фронтовик, участник восстановления завода, наставник молодежи. Последняя его работа — формовка под литье из бронзы памятной скульптурной группы подпольщиков, которые в годы временной оккупации самоотверженно боролись с немецко-фашистскими захватчиками.

Григорий Тимофеевич Дузенко, паренек из запорожского села Томаковки, пришел в цех в те же далекие тридцатые годы. Взяли его завалыциком. Давно нет уже таких профессий, как за- валыцик, крышечник, тогда завалыцик работал исключительно «на мускулах». Но парень учился, закончил школу мастеров, стал сталеваром, а позже возглавил сталеплавильный участок. Он тоже фронтовик. Перед одним из боев он стал коммунистом. Листая подшивки заводской газеты пятидесятых годов, мы непременно найдем строки доброй памяти о Григории Тимофеевиче.

Вспомнили люди и первых коммунистов цеха, тех, кто стоял у истоков трудовой славы коллектива — первого секретаря парторганизации А. Н. Шевченко, заместителя начальника цеха, участника восстания на броненосце «Потемкин» А. Ф. Кондратенко, первого редактора стенной газеты «Литейщик» В. А. Гостищеву. В ту пору (май 1932 года) партийная организация ремонтно-механического завода была самой многочисленной на комбинате — 61 член партии и 128 кандидатов в члены партии, объединенные в 14 партийных групп К

С большим уважением вспоминали участники митинга коммуниста начальника цеха Андрея Софроновича Ткаченко. С его именем связана почти вся история цеха, развитие его техники и производства. Старый коммунист стал инициатором внедрения в литейное дело прогрессивной технологии: формовки с применением жидкоподвижных самотвердеющих смесей, за что был удостоен в 1967 году звания лауреата Ленинской премии. Он трудился до последних своих дней и ушел из жизни с сознанием до конца исполненного долга коммуниста.

Коллектив гордится нынешним поколением своих передовиков, среди которых бригада формовщиков Н. Роботягова, отмеченная в 1970 году (впервые на заводе) Запорожстальской премией за высокое качество труда, комсомольско-молодежная бригада В. Острогляда. К слову, комсомольцы цеха не случайно избрали Владимира своим вожаком; он и мастер своего дела, и талантливый организатор. В день 40-летия цеха он от имени молодого поколения принял трудовую эстафету славы у ветерана труда Г. Д. Зубилина.

Приумножая славные трудовые традиции прошлого, отмечали в своих выступлениях на юбилейном митинге секретарь парторганизации JI. Е. Белецкий и начальник цеха А. А. Серов, коллектив литейщиков в девятой пятилетке довел годовое производство чугунного литья, с учетом нового цеха изложниц, до 430 тысяч тонн, что превышает первоначальную проектную мощность более чем в 40 раз. Намного возросли мощности и по другим видам продукции. Достаточно сказать, что запорожские литейщики ныне являются основными поставщиками изложниц и поддонов для многих сталеплавильных цехов.

В структуре «Запорожстали» давно уже нет РМЗ. Его цехи разрослись и превратились в самостоятельные производственные единицы. Коллективы литейного, механического, котельно-ре^ монтного, ремонтно-механических цехов трудятся в одной шеренге с доменщиками, мартеновцами, прокатчиками, обеспечивая надежность работы основных металлургических агрегатов.


[1] Партархнв Запорожской обл., ф. 149, д. 167, лл. 258—279.

[2] «Запорожсталь, Б. Запорожье, 1935, с. 215—229.

[3]В дальнейшем рассказ пойдет о металлургическом заводе, на базе которого

развивался нынешний завод «Запорожсталь».

[4] Этот цех позже выпал из проекта.

[5] Комсомол — шеф Дніпросталі. Харків, 1932.

[6] Історія міст і сіл УРСР. Запорізька область. Киев, 1970, с. 83.

[7] Зусман JJ., Левин А. Днепросталь, М. — Л., 1931; Завод высококачественных сталей «Запорожсталь». Харьков, 1932; Хай Ю. Запорожский комбинат. М., 1931; публикации в жури. «Наше строительство».



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Історичний архів (збірник наукових праць)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 1)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)
Історичні записки (збірка наукових праць)
Історіографія, джерелознавство (збірка наукових праць)
Іван Огієнко і сучасна наука та освіта (збірка наукових праць)
Історія України. Маловідомі імена, події, факти (збірник наукових статтей)
Історія України
Етнологія України: Філософсько-теоретичний та етнорелігієзнавчий аспект
Історія Стародавнього Сходу
Всесвітня історія
Історико-педагогічний альманах (збірка наукових праць)
Історія і культура Придніпров’я (збірка наукових праць)
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 1
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 2
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 3
Історія (збірка наукових праць)
Запорожсталь