Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Виртуальная реальность: концептуальный потенциал понятия


О.Г. Глухова

Донецкий национальный

медицинский университет им. М. Г орького

В статье исследуются потенциальные рамки понятия virtus, его внутренняя динамика и высокий уровень приспособляемости к разным социокультурным состояниям и ступеням эволюции человечества, его практическое использование в разных сферах жизни человека.

Ключевые слова: виртуальная реальность, эволюция человечества, человек, виртуалистика.

Одним из ярких феноменов современного глобального общественного и научно-технического развития является информационно-компьютерная революция, представившая человечеству пространство виртуальной реальности. Данный феномен стал быстро входить во все сферы жизнедеятельности человека, включая и его сознание. Виртуальная реальность быстро переместилась в центр исследований разными науками и продемонстрировала свои огромные возможности в смысле дальнейшего прогресса человечества. Этот факт усиливает и детерминирует актуальность философского анализа феномена виртуальной реальности. Цель нашего исследования - выяснить смысл понятия «виртуальная реальность», его природу, системный потенциал, его технологическое применение в социальной жизни людей.

Слово virtus в современном обиходе появилось сравнительно недавно, на волне достижений информационно-компьютерной революции, глобальной информатизации и компьютеризации и с появлением системы Интернет и ее возможностей. Однако прежде чем анализировать слово virtus как языковую инновацию, мы считаем необходимым остановиться на методологическом аспекте слов в любом языке. Изучая исследования лингвистов, мы обратили внимание на то, как оценивают эти специалисты место и функциональное назначение слова в человеческом языке. Так, мы познакомились с интересной работой военного переводчика, исследователя-лингвиста Н.Н. Вашкевича, владеющего многими языками народов мира - от европейских до восточных и латиноамериканских под названием «Системные языки мозга». Изучая вопрос о функциональной роли слова в любом языке, Н.Н. Вашкевич пришел к заключению, что «язык не только и не столько средство общения, сколько кибернетическое устройство, управляющее Бытием, в том числе и человеком. Люди, общаясь друг с другом, за счет интеллектуальной речевой активности снабжают ноополе, являющееся аналогом Интернета, морфологическими языковыми структурами, которые управляет жизнью на Земле» [2, 2]. По Н.Н. Вашкевичу «Язык ... - это кибернетическая машина, с помощью которой управляется не только человеческое общество, не только отдельные этносы, и даже индивиды, но и вся жизнь, включая физиологию человека, животный мир и даже растительность» [2, 3]. Более того, исследуя значение слова в языке Н.Н. Вашкевич отмечает, что «Слово есть имя Файла со всеми вытекающими последствиями. Это значит, что за словом стоит программа, которая реализуется, если слово попадает на свою командную строку в подсознании» [2, 6]. Для Н.Н. Вашкевича «Человек - это смысловое поле, сопряженное с механизмом целеполагания» (2,6), а «речевая активность людей снабжает смысловое поле морфологией и лексикой-кирпичами, из которых складывается морфология космического Интернета, кибернетического устройства, управляющего миром, в том числе и людьми. Это кибернетическое устройство и есть Язык, Слово, которое было вначале.» [2, 167]. То есть, в своем исследовании Н.Н. Вашкевич по существу приходит к выводу о том, что язык - это «кибернетическое устройство», «кибернетическая машина», что любое слово в нем «есть имя файла» и что сам человек - это «смысловое поле космического Интернета». Другими словами слово - это кибернетическая система с механизмами самоорганизации, саморегуляции и самовоспроизводства. Современные исследования отечественных и зарубежных психологов, работы и методики которых нам довелось изучить, подтверждают выводы лингвиста Н.Н. Вашкевича. Именно в этом смысле нас и заинтересовало слово virtus.

Наша работа в этом направлении показала нам, что в процессе своего многовекового развития, в условиях высочайшего уровня информационнокомпьютерной революции, слово virtus дало жизнь феномену виртуальной реальности - этому мощному системному явлению глобального порядка. Это прежде всего.

Родившись в языковой среде античного мира, слово virtus прошло поэтапно свою многовековую историю, наполняясь новыми свойствами и значениями в соответствии с исторической эпохой и временем своего использования. В дальнейшем, превратившись в понятие «виртуальная реальность», это слово стало «исходной клеточкой» самых разных сфер человеческой жизнедеятельности - социальной, экономической, научной, технологической, психологической, медицинской, правовой и т.д. В связи с этим в кибернетике появились такие понятия как «виртуальная машина», «виртуальная память», «виртуальный процессор». В физике - «виртуальные частицы», «виртуальная температура», «виртуальные перемещения». В психологии - «виртуальные состояния», «виртуальные переживания», «виртуальный потенциал мозга», «психологическая виртуальная реальность». В средневековой логике утверждалось, что «понятие всегда виртуально». В экономике - «виртуальная корпорация» «виртуальные иностранцы», «виртуальный магазин», «виртуальный маркетинг», «виртуальное проектирование», «виртуальное производство», «виртуальные банки», «виртуальная торговля». В эргономике - «виртуальная кабина самолета», «виртуальный шлем». В медицине - «виртуальный тип практики». В социологии - «виртуальный образ мира», «виртуальная деятельность». В Москве в Институте Человека РАН в 1991 году была открыта лаборатория виртуалистики.

В Краткой философской энциклопедии 1994 года издания появилась статья «Гипотеза виртуальности». В Большой Советской Энциклопедии 1971 года издания рассматриваются статьи - «Виртуальные частицы», «Виртуальная температура», «Виртуальные состояния», «Виртуальные переходы». Виртуалистская тематика присутствует в Словаре по кибернетике, в Советском энциклопедическом словаре, в Толковом словаре по вычислительной технике и программированию, в Энциклопедии духовной науки, В Библейской энциклопедии, в Мифологическом словаре и целом ряде других изданий [6, 52].

Слово virtus дало жизнь виртуалистике - новому онтологическому подходу, который может быть использован в любой научной дисциплине. В результате нового подхода возможно решение проблем в психологии, антропологии, логике, истории, физиологии, медицине. На подходе решения проблем генетики, химии, геологии и других наук. Кроме того, виртуалистика на сегодняшний день - это новая парадигма, основанная на признании полионтичности различных реальностей.

Само слово virtus изначально имело несколько значений и в процессе своей эволюции его объем и содержание дополнялись, видоизменялись, определяя разную смысловую нагрузку попадая в разные языковые среды. Так, в латинском языке и в группе романо-германских языков (английский, французский и др.) слово virtus понималось как «возможный», «который может или должен проявиться». В современном украинском языке виртуальный звучит как «можливий» или «здатний», «такий, що може» [6, 53].

В ряде других языковых сред слово virtus имело другое значение. Например, в древнегреческом языке - это была сила, доблесть, храбрость, мужество, мудрость, добродетель, воинская честь. В позднелатинском языке добавилось новое понимание слова virtus - сильный, способный. Такое же значение это слово имело в римскую эпоху - мужество, смелость, храбрость и т.д. По Цицерону virtus представлял собой «культивированный ум». В старославянский язык это слово перекочевало в виде «верти» и обозначало событие, творимое и порождаемое сейчас, в данный момент времени чьей-то активностью. В буддизме слова с корнем vrt обозначали мгновенную беспрепятственную актуализацию психического акта (в психике йогина) [1, 84].

Исследуя развитие слова virtus в человеческой эволюции, мы обнаружили определенный системный его потенциал. Из обычного слова, определяемого как «возможный, потенциальный», это понятие в условиях информационно-компьютерной революции раскрыло потенциал информационной цивилизации и подвело к пониманию научно-технического и природного феномена «виртуальная реальность».

Интересным исследованием в этом направлении является работа психолога Р. Г арифуллина «Иллюзионизм личности как новая философско-психологическая концепция». Занимаясь патопсихологическими проблемами иллюзий личности, Р. Гарифуллин приходит к выводу, что иллюзорное состояние психики есть ни что иное как виртуальная реальность, имеющая свои законы развития. «То, что этот мир реален, - пишет Р. Гарифуллин, - нами было показано... Этот мир имеет свои законы, часто противоречащие законам реального (традиционного) мира. Научная новизна, - утверждает он, -заключается в том, что впервые этот МИР стали изучать как МИР, а не как иллюзию, хотя очевидно, что мир виртуальных реальностей является иллюзорным миром. Человек как бы впервые оторвался от реального мира и полностью без идеологий, которые есть в нем, стал изучать МИР ИЛЛЮЗИЙ» [4, 257].

Работая в области психопатологий и измененных состояний сознания, Р. Гарифуллин особо указывает на то, что отсутствие в науке достаточного понимания феномена виртуальной реальности создавало, прежде всего, методологические затруднения в работе с пациентами по тем или иным причинам попавших в состояние иллюзорного мира. В связи с этим Р. Г арифуллин пишет, что в современной психиатрии и клинической психологии до сих пор «считалось, что есть только реальный мир (это действительно так), а иллюзии изучать как отдельный мир со своими законами не нужно. (Это же иллюзии!!!). В конце концов это привело к грубому материалистическому невежеству, и как следствие опустошения нашего сознания» и невозможности вовремя оказать медико-психологическую помощь пациенту [4, 257].

В связи со своим видением данной проблемы и клинической работой с пациентами, Р. Гарифуллин делает научный вывод: «Необходимо принять следующий постулат-допущение: Мир иллюзий существует как отдельная параллельная реальность, имеющая свои внутренние законы. Только зная эти законы как законы мира можно решить душевные проблемы людей» [4, 257].

Исследуя проблему самоидентичности личности в обществе в условиях развивающейся виртуальной реальности В.С. Гуржи пишет: «Глобальные трансформации в общественной жизни, связанные с созданием виртуального пространства Internet и его общедоступностью, в значительной степени влияют на основание человеческой жизнедеятельности наполнив их новым ценностносмысловым содержанием. В первую очередь это влияние отражается на культурной идентичности» [5, 313].

Говоря о влиянии виртуальной коммуникации на адаптацию человека в обществе Гуржи В.С. продолжает дальше свое исследование: «Виртуальная коммуникация открывает принципиально новые возможности для общения, снимает целый ряд коммуникативных барьеров обусловленных социальным статусом, расой, полом, возрастом, религиозными взглядами, невербальной частью коммуникативных практик и т.д., что дает возможность строить свою идентичность исходя из своих ежедневных потребностей, использовать различные социальные роли, которые обусловлены только личным желанием субъекта, но для человека находящегося в ситуации обыденной социокультурной реальности это приводит к нестабильности и неопределенности идентичности, как индивидуальной, так и социальной» [5, 316].

Из вышесказанного следует, что феномен понятия virtus представляет собой сложную структуру, охватывающую самые различные сферы естественной и искусственной природы человека и в процессе своей эволюции оно разворачивалось в систему. И если всесторонне разработать концепцию и методологию исследования феномена виртуальной реальности, то открывается реальный путь работы с патопсихологическими пациентами в медицине и клинической психологии, с проблемами самоидентификации и самореализации в социуме и социальной психологии и т.п. Все это говорит о том, что понятие virtus в рамках современного развития науки выходит на высокий концептуально-методологический уровень, претендующий на глубокое философское осмысление и серьезный научный анализ.

Однако, обязательным методологическим требованием в исследовании этимологии любых понятий как систем, является выяснение трех групп вопросов: анализ общей характеристики системы, механизмы преобразования системы и рассмотрение системы как кибернетического феномена.

В связи с этим рассмотрим первую группу характеристик. Исходя из кибернетического определения системы как упорядоченной совокупности взаимосвязанных и взаимодействующих различных элементов мы можем указать на элементную базу данного явления. В процессе исследования мы выяснили, что отражая такие феномены человеческой психики как вера, воля, воображение, сила, храбрость, мужество, мышление, честность, доблесть, добродетель это понятие определило с самого начала свое место в системе человеческого сознания. Поэтому вполне закономерен и объясним выход различных ученых и разных наук на феномен виртуальной реальности в сознании человека. Из простого понятия virtus превратился в функциональную структуру в психике человека. Это первый блок «работы» этого понятия.

Вторым структурным блоком понятия virtus является его понимание в переводе как «действительный». Развитие глобальной компьютеризации, Интернет, информационной революции подтвердило этот «действительный» потенциал понятия техническим созданием виртуальной реальности.

Третий блок функционирования смысла данного понятия заключается в понимании virtus как «возможный». На наш взгляд, это самый интересный и многообещающий смысл понятия virtus. Современный уровень развития человечества открыл и подтвердил феномен существования виртуальной реальности в естественном и искусственно созданном человеком мире. То есть, структурными блоками системы виртуальной реальности являются: естественный мир человека, искусственно созданный человеком мир, возможный и далеко еще не исследованный потенциал понятия virtus как системы [1, 97].

Важнейшим признаком виртуальной реальности как системы является то, что выделенные нами ее структурные блоки в своей взаимосвязи образуют единое целое, порождая новое качество. То есть, речь идет о том, что эти три структурных блока с их внутренней элементной базой объединены между собой причинно-следственными связями. Это означает, что изменения в одном блоке подводят к изменениям в двух других блоках. Например, появление виртуальной реальности в компьютерном мире привело к открытию ее в сознании и психике человека. При этом в кибернетике утверждается, что степень связности всей совокупности элементов между собой является критерием выделения этой совокупности в систему [6, 59].

Доказательством системной сущности виртуальной реальности является ее иерархичность. Здесь, в соответствии с требованием кибернетики к определению системы, мы имеем определенный системный порядок, то есть наличие уровней системы. Так, в кибернетике системой первого уровня принято считать исходную совокупность элементов системы, не допускающую их дальнейшего расчленения без потери основного качества всей системы с учетом избранной исследователем точки зрения. В нашем примере исходными элементами системы «виртуальная реальность» являются слова «возможный», «действительный», «доблесть» и т.п. Их невозможно ни заменить на иной смысл, ни выбросить не нанеся урона самой модели виртуальной реальности. Можно сказать, что эта «элементная база» работает на гомеостаз всей системы виртуальной реальности [3, 309].

В кибернетике система второго уровня объединяет две и более первичные системы. В нашем случае это требование кибернетики также выполняется: обе системы - естественный и искусственный мир человека взаимообусловливают друг друга и составляют «общий каркас» модели существования мира в двух реальностях. Более глубокий анализ виртуальной реальности как системного явления требует классификации внутренних его подсистем. Для этого необходимо выяснить вопросы обусловленности действия системы и степень ее сложности. Что касается обусловленности действия системы, то оно бывает либо детерминированным, либо случайным. В этом случае, - пишет В.Н. Александровская, - виртуальная реальность - это детерминированная система, так как и в естественной, и в искусственной (компьютерной) среде она обусловлена и ограничена либо состоянием психики данного человека, либо компьютерной программой. По наличию внутренней структуры виртуальную реальность можно считать сложной системой [1, 172].

Виртуальная реальность как система взаимодействует с внешней средой, имея при этом вход и выход. Например, в вышеприведенной работе Р. Г арифуллин говоря об ошибках в медицинской практике, когда психотерапевты не имея ни малейшего представления о понятиях входа и выхода в виртуальную реальность, «примитивным образом пытались перетянуть больного в трезвость, не исследуя и не понимая мир пьянства и его законы». «Психотерапевт, - пишет дальше Р. Гарифуллин, - может помочь больному алкоголизмом, только когда будет знать хорошо законы алкогольных иллюзий - мир иллюзий пьющего человека» [4, 257].

Развитие слова virtus во времени и пространстве в самых различных языковых средах и адаптацию его смысловых значений к самым разным социокультурным уровням человеческих цивилизаций, превращение этого слова в систему «виртуальная реальность» свидетельствует о его огромном потенциале к внутренней трансформации и внешней динамике.

Пространственное состояние системы «виртуальная реальность» достаточно объемное, характеризуется совокупностью некоторых переменных (возможность, действительность, вера, воображение, доблесть, совесть и т.п.) которые являются координатными точками в гиперпространстве - в Интернете, в глобальной среде обитания человека.

Как мы видели выше система «виртуальная реальность» - это динамическая система, имеющая множество возможных состояний. Говоря о состоянии данной системы, мы имеем в виду точно определенное ее условие или свойство, которое может быть опознано или повторено. Последовательность состояний виртуальной реальности определяет траекторию или линию поведения системы. Как и в любой динамической системе переход от одного состояния к другому происходит в виртуальной реальности постепенно и непрерывно. Например, можно рассматривать virtus на уровне доблести, чести, воображения, а можно рассматривать и как механизмы в психическом пространстве человека [4, 258].

Компьютерная виртуальная реальность доказывает, что если система находится в движении, то значения ее координат изменяются во времени. При этом изображающая точка изменяет свое положение в пространстве состояний, воспроизводя некоторую траекторию. Последовательность состояний принимаемых системой во времени определяет траекторию ее изменений или линию поведения. Это также подтверждается исследованиями проведенными в области психологической виртуальной реальности [1, 106].

Особенностью системы виртуальной реальности является ее определенная целостность, выражающаяся в том, что все ее подсистемы служат одной обшей цели - самосохранению, самовоспроизводству, саморегуляции - гомеостазу психики.

Таким образом, знакомство со специальной философской, медикопсихологической, социологической литературой и концептуальный анализ понятия «virtus» позволяют нам сделать ряд выводов.

Во-первых, проанализировав место и значение слова virtus в разных группах языков мы определили мощный системный потенциал этого понятия, приведший к пониманию феномена «виртуальная реальность».

Во-вторых, в процессе исследования нами была обнаружена системная сущность феномена виртуальной реальности, что позволяет в дальнейшем концептуально- методологическое развитие и применение этого феномена в жизни человека в вопросах его социальной самореализации, самоидентификации, излечении многих патопсихологических состояний.

В-третьих, мы считаем, что открытие различными науками виртуальной реальности явление естественно - закономерное, а не случайное, детерминированное наличием потенциальных виртуальных невидимых свойств и уровней развития самой природы и всего живого, показанного и воспроизведенного компьютерными технологиями.

В-четвертых, понятие «virtus» оказалось имманентно присушим виртуальному уровню развития живого и технического мира.

Литература

Александровская В. Н. Виртус и сознание: проблема соотношения / В. Н. Александровская. - Донецк. : ДонНМУ, 2009. - 212 с.

Вашкевич Н. Н. Системные языки мезга / Н. Н. Вашкевич. - М.: Инфопресс, 1998. - 362 с.

Волошинська Л. В., Смеричевский Э. Ф. Историко-философский анализ понятия «виртуальность» // ІІІ міжнародна науково-практична конференція молодих вчених, аспірантів, студентів «Сучасна інформаційна Україна: інформатика, економіка, філософія», Том ІІ. - Донецьк, 14-15 травня 2009. - Донецк, 2009. - 453 с.

Гарифуллин Р. Иллюзионизм личности как новая философско- психологическая концепція / Р. Г арифуллин. - Казань : Медицинская книга, 1997. - 372с.

Гуржи В. С. Влияние виртуальной коммуникации на индивидуальную и социальную идентичность // ІІІ міжнародна науково-практична конференція молодих вчених, аспірантів, студентів «Сучасна інформаційна Україна: інформатика, економіка, філософія», Том ІІ. -Донецьк, 14-15 травня 2009. - Донецк, 2009. - 453 с.

Смеричевский Э. Ф. Информационная цивилизация: виртуальный феномен прогресса / Э. Ф. Смеричевский. - Донецк: ДонНМУ, 2003. - 181 с.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць