Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Концепт сознания в философских размышлениях В.В. Налимова


Л.Н. Богатая

ОНУ имени И.И. Мечникова

В статье анализируются философские позиции В.В. Налимова в контексте развиваемых автором представлений о концептном анализе, терминологическом базисе, локальном пространстве смыслов. Фиксируются особенности методологического аппарата, с помощью которого В. Налимов формирует концепт сознания.

В истории философии существуют имена, отношение к которым оказывается в той или иной мере настороженным. Причина отмеченного достаточно понятна, ибо речь идет не о философах, а о людях, которые большую часть своей жизни профессионально философией не занимались.

Обращение к философии становилось для них закономерным итогом размышлений над процессами, происходящими на тех или иных уровнях организации материи: будь то химические реакции (в случае И. Пригожина), уравнения математической физики (Д. Бом), или наукометрия (В.В. Налимов). И, тем не менее, результаты осмыслений этими авторами важнейших проблем современности имеют несомненную общефилософскую ценность, далеко выходящую за рамки философии науки.

Статья является первой из двух публикаций, посвященных рассмотрению философских взглядов В. В. Налимова на природу сознания. Исследование осуществляется с помощью развиваемых автором представлений о концептном анализе и связанных с ним процедур выявления терминологического базиса, прояснения локального пространства смыслов, обнаружения ключевых смыслов, смысловых сдвигов, характеризующих рассматриваемый концепт. Главная цель публикации состоит в прояснении обозначенных процедур концептного анализа, а также в выявлении особенностей общефилософских позиций В.В. Налимова с краткой характеристикой используемого им метода.

Концептный анализ и его процедуры

Прежде чем вести речь о концептном анализе, естественно необходимо определить концепт как таковой. В самом общем виде в данном исследовании под концептом понимается открытое смысловое множество, зафиксированное в локальном пространстве смыслов, управляемое термином, предстающим в своем смысловом развертывании. Следует заметить, что с точки зрения развиваемого автором подхода каждый термин может функционировать в одной из трех ипостасей: в качестве концепта, в качестве понятия и в качестве слова обыденного языка (более подробно соотвествующие позиции представлены в готовящейся к публикации монографии). Концепты всегда имеют авторский характер или иначе формируются конкретным автором, при этом чаще всего не в одном тексте, а в текстах, создаваемых на протяжении всей его жизни. Концептный аналіз предстает как анализ концепта в его текстовой проявленности. Если же имеет место рассмотрение того или иного концепта, развертываемого различными авторами, то подобное рассмотрение уже осуществляется как метаконцептный анализ.

Для краткой характеристики процедур концептного анализа следует провести ряд терминологических прояснений. В первую очередь следует зафиксировать представления о терминологическом базисе.

Терминологический базис определяется как набор ключевых терминов, с помощью которых фиксируется концепт во всем многообразии его смысловых проявлений. Терминологический базис выявляется в процессе исследования того или иного концепта. С помощью терминологического базиса задается мерность пространства рассмотрения, ибо элементы базиса позволяют обнаруживать и связывать смыслы, образующиеся в результате смыслового развертывания концепта. Чем больше элементов терминологического базиса, тем больше вариантов различных способов смыслового связывания, тем больше мерность локального пространства смыслов. Следует заметить, что фиксирование терминологического базиса осуществляется исследователем, проводящим анализ концепта, и потому результаты проводимого анализа непременно несут некоторый отпечаток личностных установок исследователя. Процедуру выявления терминологического базиса исследования можно определить как ключевую процедуру концептного анализа. Терминологический базис позволяет развернуться локальному пространству смыслов. Целесообразность введения представлений о локальном пространстве смыслов вызвана необходимостью соотнесения эксплицируемых смыслов. Соответствующее соотнесение способствует главному - генерированию новых смыслов.

Локальное пространство смысла также является результатом авторской концептуальной деятельности по формированию и развитию того или иного концепта. В связи с тем, что разработка концептов не связывается жестко с конкретным текстом, это пространство значительно полнее с точки зрения зафиксированных в нем наборов смыслов, нежели то, которое формируется в результате создания стройных концепций, теорий, сопровождающихся многочисленными уточнениями, редукциями.

Локальные пространства смыслов никогда не являются частями, из которых элементарным аддитивным путем можно сформировать общекультурное смысловое пространство. Скорее, это пространство предстает неким динамически развивающимся многообразием, представленным многочисленными локальными смысловыми пространственными проявлено- стями. Уникальность общекультурного пространства смыслов заключается в том, что оно являет собой непрерывно меняющееся единство, существующее за счет локальных смысловых пространств, выступающих в роли некой питательной протосреды.

Соотнесение различных локальных пространств смыслов дает возможность введения представлений о межпространственных смысловых корреляциях, терминологических заимствованиях, межпространственных смысловых перемещениях, смысловых сдвигах. Все приведенные термины характеризуют способы взаимодействия, сосуществования локальных смысловых пространств.

После краткой характеристики аппарата исследования можно приступить к непосредственному анализу философских построений, развиваемых В.В. Налимовым.

Особенности философских построений В.В. Налимова

Василий Васильевич Налимов (1910-1997) является одним из наиболее ярких представителей культуры конца ХХ века. Следует согласиться с Е.В. Золотухиной-Аболиной, отметившей в небольшой работе, посвященной памяти В.В.Налимова, что его имя можно поставить в один ряд с такими выдающимися представителями философской мысли, как М.М. Бахтин,

А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, Л.Н. Гумилев. Жизнь этого человека разворачивалась на фоне тяжелейших мировых катаклизмов. Вполне возможно, что именно этот факт и предопределил смелость и оригинальность высказываемых В.В. Налимовым идей. Да и что могло выступать в роли сдерживающего авторские искания начала, когда сама человеческая культура находилась в точке неустойчивого равновесия между двумя альтернативами: существования и несуществования?

Уникальность творчества В. Налимова заключается в том, что сам ученый, будучи носителем классической научной традиции, в своем творчестве оказался в числе создателей новейших нелинейных подходов. Кроме того, он один из немногих представителей науки открыто признавал существование эзотерического знания и даже предпринимал некоторые попытки сближения экзо - и эзотерических практик.

К сожалению, насколько известно автору, достаточно развернутых исследований философского наследия В.В. Налимова пока еще не проводилось. Те же прикосновения к философской составляющей творчества этого удивительного мыслителя, которые будут представлены ниже, можно отнести к первым шагам, предпринимаемым в соответствующем направлении.

В наследии любого философа можно обнаружить такие направления развития мысли, в которых им были осуществлены наиболее фундаментальные изменения по отношению к существующей философской традиции. Вклад Налимова в развитие философии следует связывать, в первую очередь, с обнаружением новых способов мышления, существенно отличающихся от традиционных формально-логических способов организации мысли.

Эпоху, которую человечество переживало на стыке ХХ и ХХІ века В. Налимов назвал Вторым Ренессансом (интересно заметить, что аналогичные выводы по поводу характеристики современной культурной ситуации были сделаны И.Пригожиным [2]). Налимов писал: «вдруг мы начинаем понимать - сейчас снова Ренессанс, Второй Ренессанс. Мы теперь уже освобождаемся не от гнета Церкви, а от суровости механистической односторонности Науки недавнего прошлого» [4, 99]. Вторая волна возрождения, по Налимову, связана не только с освобождением от оков старой науки, но и с освобождением от засилья аристотелевой логики. Западную культуру трех последних столетий, безусловно, можно назвать культурой, в которой господствовала логика Аристотеля и, как отмечал Налимов, «процесс обращения к дологическим уровням сознания протекал спонтанно - ему специально не обучали» [4, 127]. В своей оценке изменяющейся роли формальной логики в культуре мышления В. Налимов усиливал те интуиции, которые уже высказывались другими философами (к примеру, А.Ф. Лосевым в его размышлениях о диалектическом единстве логики и абсолютной иррациональности, единстве, которое философ называл алогизмом).

Для преодоления намечающегося кризиса формально-логического мышления в различных сферах познания сформировалось два подхода. Основной целью первого, к которому следует отнести логическую семантику, математическую лингвистику, была попытка приведения языка к логической чистоте, его осовбождение от всевозможных языковых вольностей. Второй подход можно определить как лингвистический,. в его рамках предпринимались попытки восстановления изначального языкового богатства, не сковываемого никакими логическими схемами. Определенную напряженность, возникшую от противостояния отмеченных походов, снимала знаменитая теорема Геделя, показавшая, что «формальная система всегда неполна: ее собственные исходные посылки не могут быть сформулированы в рамках ее языка и требуют выхода в более широкую логическую и смысловую область» [3, 24]. Использование исключительно формально-логического мышления не может привести к появлению нового знания.

Мышление, осуществляющееся в рамках формальной логики, связано с формированием определенных схем, которые вначале обнаруживаются в окружающем мире, а затем, в виде достаточно жестких ментальных форм, накладываются на все рассматриваемые объекты. В итоге исследователь становится своеобразным заложником собственных знаний, полученных ранее. Как отмечал, к примеру, Ф. Ницше в работе «Воля к власти», логика есть попытка понять действительный мир по известной, созданной самим же человеком схеме сущего, тем самым предпринимается попытка сделать мир более доступным формулировке и вычислению. С точки зрения Ф. Ницше, представления человечества о логичном мире предопределены тем, как он сам его вначале логизировал. И потому разумное мышление становится интерпретированием по схемам, от которых человек никак не может освободиться. Мысль Ф. Ницше о ментальных схемах своеобразно коррелирует с размышлениями Ухтомского о доминантах. Фактически интуиции Ф. Ницше и Ухтомского во многом предупредили возникновение представлений о ментальных матрицах.

Размышляя о новых способах мышления В. Налимов широко использовал в своей философской концепции такие термины, как «континуальность» и «дискретность». В частности, он утверждал, что мышление может быть двойственным: с одной стороны, континуальным, а с другой - дискретным. Дискретность мышления проявляется в результате реализации формальнологических актов, когда из неисчерпаемого богатства континуальных смысловых потоков мысль фиксируется с помощью четких понятий и категорий. В. Налимов по этому поводу замечал, что «происходит кодирование смысла в дискретах». Однако смысловая кодировка, которой, безусловно, сопутствует смысловое сжатие, является всего лишь промежуточным актом мышления, за которым происходит очередное размывание смысла.

Налимовские размышления о новых способах мышления во многом формировались под влиянием квантово-механических подходов к пониманию роли наблюдателя по отношению к изучаемым явлениям и объектам. В частности, В. Налимов отмечал: «Образ созерцаемого нами мира есть не механическое отображение внешней реальности, а ее реконструкция. Человек - не пассивный наблюдатель, а великий архитектор, строящий здание Вселенной, опираясь на свой чувственный опыт взаимодействия с внешним миром, переработанный фильтрами его сознания» [5, 145] (термин «фильтры сознания» является одним из ключевых в терминологическом базисе концепции сознания, выстраиваемой В. В. Налимовым, и будет прояснен ниже).

Обсуждение вопроса о роли наблюдателя, роли субъекта познавательной деятельности, без сомнения, является ключевой темой в культуре конца ХХ - начала ХХІ века, привлекавшей и до сих пор привлекающей внимание многих мыслителей, в ряду которых следует назвать имя Майкла Полани, существенно повлиявшего на развитие современных представлений о личностном знании. В частности, М. Полани писал: «Принять личностную вовлеченность как единственное отношение, в рамках которого мы можем верить в истинность чего-либо, - значит отказаться от всех попыток найти строгие критерии истины и строгие процедуры для ее достижения... Процедура, которой следует ученый в своем исследовании, является, конечно, методической, однако его методы - это лишь максимы некоторого искусства, которое он применяет в соответствии со своим собственным оригинальным подходом к проблемам, им выбранным» [4, 160]. Фактически, В. Налимовым уточняется термин «личностная вовлеченность», введенный М. Полани, путем использования термина «фильтры сознания». Налимов пытается четко пояснить, как эти фильтры функционируют. По В. Налимову, фильтры сознания проявляют себя в процесссах взаимодействия с семантическим(смысловым) континуумом. Налимовские размышления о способах оперирования с семантическим континуумом чрезвычайно схожи с интуициями Ж. Делеза о взаимодействии философствующего субъекта с хаосом, из пучин которого этот субъект проявляет вначале план имманенции, а затем план консистенции [1]. Естественно, более подробное соотнесение отмеченных концептуальных интуиций требует специального анализа.

На основании сказанного можно заключить, что попытки выхода за пределы формально-логического мышления, активное оперирование концептами континуальность, дискретность, семантический континуум, фильтр сознания в контексте обсуждения ментальных процессов все это оказалось фундаментом, на основании которого формировались философские позиции В. В. Налимова.

В. Налимов о своем методе

Перед тем, как непосредственно приступить к рассмотрению терминологического базиса, в рамках которого В. Налимов развивает свою концепцию сознания, необходимо несколько слов сказать о том методе, которым он пользуется.

Основные налимовские тексты, в которых обсуждаются проблемы сознания «Вероятностная модель языка» [4], «Спонтанность сознания» [6], выглядят достаточно фрагментарно, во многом напоминая постмодернисткие коллажи. Отмеченная фрагментарность формирует некоторую панораму, которая, по словам В. Налимова, «сама по себе континуальна. Но мы запечатлим ее узор бусинками, нанизанными на нитку, расположенную неким причудливым образом. Можно выбрать разные бусинки и по-разному их нанизывать. Ниток может быть много, и они по-разному будут отражать разное видение фона. Мы предлагаем здесь вниманию читателя одну - свою нитку бус. Панорама будет в основном создаваться из подходящим образом выбираемых цитат. Нам представляется, что читатель, обращаясь к фону, построенному таким образом, услышит подлинные голоса мыслителей прошлого, ощутит аромат их высказываний, несмотря на всю фрагментарность отобранного материала» [4, 25]. Приведенная цитата является метафорическим описанием исследовательского метода, развиваемого В. Налимовым. Следует заметить, что в этом описании есть один момент, который В. Налимов существенно упрощает: подбор цитат тех или иных мыслителей прошлого имеет своей целью не только создание определенного аромата. Можно дополнить: в подборе цитат, их компоновке проявляется наиболее творческое начало в деятельности мыслителя. Способ подбора цитат в чем-то схож с методом пуантилизма, активно использовавшимся в живописи конца ХІХ века. Чрезвычайно близкое, точечное расположение различных цветовых пятен приводит к созданию вполне определенной атмосферы, из которой проступают очертания объектов. В результате возникает эффект наполненности воздухом, эффект атмосферного вибрирования, стимулирующий ощущения воздушных потоков. Рядоположение разнородных цитат приводит к достаточно близкому эффекту, эффекту создания среды, внутри которой созревают смыслы, предуготовленные для обнаружения. Главное назначение мозаичного расположения различных цитат заключается в формировании смысловой избыточности, смыслового напряжения, способствующего смыслопроявлению.

Образное описание В. Налимовым собственного метода свидетельствует

о стремлении к осознанному пониманию того, как протекает процесс творчества, как осуществляется развертывание мысли. При этом сам характер описания свидетельствует о тяготении к постмодернисткой методологии. Используемая метафора «нитки бус», несомненно, коррелирует с размышлениями У. Эко о синтагматических цепях и Ж. Делеза о сериях. Налимовские нитки бус, как и синтагматические цепи и серии формируются достаточно произвольно и во всех своих переплетениях создают некий сложный текст, предстающий наблюдателю для последующего осознания.

Интересно заметить, что постмодернистские приемы, используемые В. Налимовым, соседствуют с чисто научными подходами: формирования аксиоматического основания теории, формулирования на основании введенных аксиом различных высказываний.

Таким образом, в самом общем виде метод, используемый В. Налимовым, можно определить как смешанный или синтетический, объединяющий посмодернистские и общенаучные методические приемы. Что же касается общефилософских налимовских интуиций, то они преимущественно связаны с развитием новых способов мышления, в которых ключевая роль отводится спонтанности сознания, представлениям о смысловом континууме и дискретных смыслах.

Литература

1. Богатая Л.Н. Гештальт сознания. - Одеса: Альянс-Юг, 2004 - 221 с.

2. Богатая Л.Н. Конец постмодернизма // Наукове пізнання: методологія та технологія. - 2004. - №13. - С.17-25.

3. Золотухина-Аболина Е.В. В.В. Налимов. - Москва: ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д; Издательский центр «Март», 2005. - 128 с. («Философы ХХ века. Отечественная философия»).

4. Налимов В.В. Вероятностная модель языка: о соотношении естественных и искусственных языков. - 3-е изд. Томск - М.: Водолей Publishers, 2003.

- 368 с.

5. Налимов В.В. Самоорганизация как творческий процесс: философский аспект // Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. - М.: Прогресс-Традиция, 2002. - 496 с.

6. Налимов В.В. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. -М.: изд-во «Прометей» МГПИ им. Ленина, 1989. - 287 с.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць