Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Интегративный характер мирового научно-технического прогресса


Э.А. Ангелина

Донецкий институт социального образования

В статье анализируется феномен интеграции в рамках развивающейся научнотехнической революции, ее перерастание в революцию научно-производственную. Излагается сущность интеграции в условиях двух мировых систем XX века.

Ключевые слова: научно-техническая революция, научно-производственная революция, интеграция мировых систем.

Интеграция - это естественный и универсальный механизм общественного развития. Вся история человечества это подтверждает. По мере усложнения жизни и развития общества актуальность обновления интеграционных механизмов только возрастает. Цель нашего исследования - изучить интегративный характер научно-технического прогресса как научного, производственного и социального феномена.

Как уже было сказано одним из наиболее сильных интеграционных факторов общественного развития является научно-технический прогресс. Интегративность научно-технического прогресса универсальна и по-своему уникальна. Так, научно-технический прогресс стимулирует развитие производительных сил и производственных отношений, общественное разделение труда, которые имеют неограниченные возможности развития и тенденцию выходить на международный уровень. Сердцевиной научнотехнического прогресса является научно-техническая революция. Феномен НТР удивителен: она имеет всепроникающий характер, приводит в движение самые различные социальные сферы, создает новые направления научнотехнического прогресса, качественно их изменяет, разнообразит и активизирует. НТР во всех странах порождает примерно одинаковые проблемы, в решении которых необходима кооперация всего человечества. Более того, сама НТР - это на сегодняшний день уже явление глобального порядка. Поэтому она требует координации со стороны всех стран.

В настоящее время идет процесс перерастания НТР в научно-производственную революцию. А это значит, что усиливается интегративный характер и потенциал всей производственной деятельности человека. Это связано с тем, что для развития производства с каждым годом все труднее добывать материальные ресурсы, сырье. Сейчас уже всем ясно, что проблему сырья, например, можно решить только всем странам сообща, за столом переговоров. Мир поделен на страны высокоразвитые в технологическом отношении, но с минимальными запасами сырья, и страны, слаборазвитые в технико-технологическом отношении, но имеющие большие запасы природного сырья. Для достижения баланса, взаимоудовлетворения необходим международный диалог, кооперация и интеграция человечества в данном вопросе для дальнейшего глобального развития [5, 72].

В научной литературе под интеграцией понимается сторона процесса развития, связывающая в единое целое ранее разрозненные части и элементы. С этой точки зрения характерные для современного исторического этапа развитие и активизация самых разнообразных научно-технических связей (обмен научно-технической информацией, совместные исследования и разработки, создание различного рода международных исследовательских центров и проектов, передача технологий, помощь в подготовке научно-технических кадров и т.п.) как в рамках отдельных стран, так и на международном уровне могут рассматриваться и как проявление и форма интеграционного характера мирового научно-технического прогресса, и как элемент более общего процесса интеграции всего человечества. При этом сам научно-технический прогресс выступает как одно из необходимых условий мирового интеграционного процесса. Тот факт, что международная интеграция развивается в тесном взаимодействии со всеми аспектами международных отношений, накладывает определенный отпечаток и на научно-техническую интеграцию, на характер и сущность связей, устанавливаемых в процессе ее развития.

Нами уже неоднократно отмечались сущность и содержание процесса интернационализации в различных планах. В экономическом интернационализация представляет собой международное разделение труда, в социально-экономическом - развитие общения, связей между народами и государствами, в духовном - обмен культурными ценностями. Именно это явилось материальной основой интегративного характера будущей НТР, развернувшейся на этой базе и в этих условиях в середине 50-х годов XX столетия. Следовательно, интегративный характер НТР носит не случайно. Интегративность присуща НТР как в силу ее имманентных качеств, так и благодаря той материальной основе, с которой она генетически связана.

В научной литературе также отмечалось, что к 50-м годам ХХ ст., т.е. ко времени появления НТР в мире появилась такая форма интеграции как региональная. Имеется в виду начавшееся интенсивное объединение государств по признаку однотипности общественно-экономического строя. В соответствии с делением мира на капиталистическую и социалистическую системы формировалась и региональная интеграция. А к 80-м годам ХХ ст. подобных региональных объединений было уже около 35 [4, 5-12]. Образовались такие крупные региональные комплексы как ЕЭС и СЭВ. Именно с ними связан новый этап в развертывании НТР и структурная перестройка мирового хозяйства.

Примером капиталистической интеграции в те годы стал - западно-европейский проект «Еврика». В его программу входило сотрудничество европейских стран в области информатики и электроники, робототехники, средств связи, биотехнологии и новых материалов. Первоначально программа «Еврика» включала десять проектов, в том числе пять крупных: «Евроматик» предусматривал создание сверхмощной ЭВМ и разработку соответствующего программного обеспечения; «Евробот» был нацелен на создание эффективных роботов третьего поколения, на внедрение систем гибкой автоматизации; «Евроком» был проектом работ в области средств связи; «Евробио» - проектом работ в области сельского хозяйства; «Евромат» был призван обеспечить создание высокоэффективных новых материалов. В дальнейшем был добавлен еще целый ряд проектов [5, 70].

Подобные проекты стали организовываться и в других регионах мира. Так, испанский журнал «Камбио-16» в статье «Первые шаги к латиноамериканской «Эврике» писал о состоявшейся в Испании встрече представителей большинства латиноамериканских стран с целью начать процесс преодоления технологического отставания. В то время председатель национального комитета по науке и технологии Перу К. дель Рио отметил, что главный фактор отсталости этих стран заключается в интеллектуальной отсталости; «мы имеем человеческие ресурсы, а читаем по-английски», - отметил тогда он [6, 168].

Разумеется в действительности культурная отсталость является прежде, всего следствием экономической, финансовой зависимости от крупнейших транснациональных корпораций, в первую очередь североамериканских. Но развитие национального самосознания, культуры может, в свою очередь, способствовать уменьшению этой зависимости. Первая рекомендация принятой «Декларации Саламанки» гласит: «Организация четкой и продуманной системы развития науки и технологии, гарантирующей максимум координации усилий» [6, 81].

В свою очередь подобную интеграцию на основе всемирного развития НТР планировала и социалистическая часть человечества. Так, в 1984 году в Москве состоялось Совещание стран-членов СЭВ на высшем уровне. Ими было принято решение интенсифицировать весь интеграционный процесс. Затем в октябре 1985 года в Софии состоялось Совещание Политического консультативного комитета государств-участников Варшавского Договора, на котором подчеркивалась необходимость объединения всех усилий социалистических стран в целях их динамичного социально-экономического развития на базе ускорения научно-технического прогресса, дальнейшего повышения благосостояния их народов. В декабре 1985 года в Москве была подписана Комплексная программа научно-технического прогресса стран-членов СЭВ. Кроме того, в принятых «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986-1990 годы и на период до 2000 года» отмечалось, что СССР намерен «углублять, сотрудничество с развивающимися странами... Продолжать последовательную реализацию согласованных долговременных программ торговых, экономических и научно технических связей с этими странами» [6, 83-84]. В Резолюции XXVII съезда КПСС по Политическому докладу ЦК говорилось: «В качестве главного рычага интенсификации народного хозяйства партия выдвигает кардинальное ускорение научно-технического прогресса, широкое внедрение техники новых поколений, принципиально новых технологий, обеспечивающих наивысшую производительность и эффективность. На первый план съезд ставит задачу - осуществить глубокую техническую реконструкцию народного хозяйства на основе самых современных достижений науки и техники» [2, 72].

Еще одним примером интеграции социалистических стран была международнаяя программа Чехословацкой академии наук «Интермозг». Она ориентировалась на международное многостороннее сотрудничество академий наук социалистических стран в области нейрофизиологии и исследований высшей нервной деятельности. Эта программа действовала с 1972 года и в ней принимали участие 8 крупнейших научно-исследовательских институтов. В 11 основных тем и в 5 целевых программ был включен ряд междисциплинарных проблем, например, бионика.

Вторым ярким примером развивавшегося международного сотрудничества ученых социалистических стран являлась программа "Интеркосмос", предусматривавшая проведение ряда совместных работ по исследованию и мирному освоению космического пространства. Она родилась в 1956 году и до последнего времени в ней принимали участие 10 стран. По своему содержанию эта программа отличалась ярко выраженной междисциплинарной направленностью. Ею были охвачены космическая физика, космическая метеорология, космические пути сообщения, космическая биология и медицина, дистанционное зондирование Земли из космоса [2, 96].

Сейчас мы понимаем, что это была философия исторического оптимизма, на принципах которого мыслилось строить социалистическое общество. Таким образом, человечество целенаправленно сделало ставку в своем развитии на интеграцию в сфере науки и техники. Постепенно наука стала превращаться в предпосылку и условие воспроизводства интеграционных связей человечества.

Интегративный потенциал самой науки достаточно многомерный. Укажем хотя бы на тот фактор, что наука, сам процесс научного познания потенциально способны поставить человечество - что, собственно, постоянно и происходит - в ситуации технически и этически не только постоянно усложняющиеся, но и чреватые глобальными катастрофами, связанными с экологическими, генетическими и другими манипуляциями. А это сразу же порождает внутреннюю потребность человечества в комплексном осмыслении мира, в совместном освоении мирового океана, окружающей среды всеми доступными ему средствами. Поскольку необходимые для этого средства составляют содержание самых разных наук, то со всей очевидностью встает проблема их интеграции в единый научно-познавательный комплекс и превращение его в методологию решения глобальных проблем.

В настоящее время интеграция наук стала доминирующей тенденцией в научном познании. Проблемное решение в современном научном познании возможно лишь на стыке самых различных наук, в междисциплинарной плоскости. Кроме того, и само возникновение новых дисциплин возможно сейчас только на базе интеграции наук. То есть, разобщенность наук практически преодолевается по мере развития социального прогресса, потребностей общества, решения социальных проблем. Следовательно, социальное предназначение интеграции наук весьма очевидно и выходит на передний план во всей ценностной системе для человека и человечества. При этом, отмечают ученые, «проблема человека становится не только решающим стимулом для теоретического осмысления взаимосвязи естественных, общественных и технических наук, но в то же время и центральном звеном разработки философских оснований этой взаимосвязи, исходным пунктом обозначения круга тех методологических и мировоззренческих вопросов, которые не могут быть адекватно сформулированы с помощью простого суммирования частных областей знания, но должны отображать именно синтетические тенденции в углубляющемся взаимодействии наук» [2, 122]. Примером может служить научный анализ материальности мира. В целом это настолько сложная, многоплановая, многомерная и глубочайшая проблема, что силами одной какой-либо науки с нею просто не справиться. Даже комплекс современного научного знания позволяет всего лишь вплотную приблизиться к данной проблеме. Несомненно одно: к этой проблеме надо подходить только с позиции интеграции науки, развивая их каждую в отдельности. Можно вполне сказать, что постоянное дифференцированное развитие отдельных наук является базой их дальнейшего синтеза, а затем и условием совместного изучения окружающего мира.

Интеграционная роль науки проявляется в том, что она способнасвязывать воедино людей, группировать их вокруг идеи. Этообусловлено тем, что наука является не только формой познания, но и видом духовного производства. Следовательно, наука социально значима, она есть особый вид социальной деятельности, в которой заняты люди. Давая людям идеи, ученые направляют их в определенное русло в процессе освоения действительности, задают как бы параметры деятельности на обозримый период, пока идея себя не исчерпает и на ее место не встанет другая идея, преобразующая окружающий мир. Это говорит о том, что наука имеет самодетерминацию, обусловленную не только преемственностью научных идей, но и процессов воспроизводства общественной жизни.

Однако научную интеграцию, как отмечают ученые, «нельзя целиком свести только к обезличенным связям научных дисциплин. Интеграция - это личные контакты ученых, это симпозиумы и конференции, это научные коллективы, включающие в свой состав специалистов, разного профиля... Интеграция, наконец, это доступность информации, это связи научных организаций и учреждений, это полипредметность образования. Иными словами, явление интеграции достаточно многоаспектно и связано не только с внутренней логикой развития науки, но и с общими процессами интенсификации контактов между странами, с развитием средств передвижения и связи, с прогрессом информационной техники... Не меньшую роль играют грандиозные инженерные проекты типа космических программ, осознание экологических трудностей, с которыми сталкивается человечество, возросшее влияние науки на все сферы социальной жизни. С одной стороны, современное общество имеет дело с проблемами, требующими объединения ученых разных специализаций, с другой - само возрастание мощи науки порождает новые проблемы, и в частности этические, которые не могут быть решены в рамках узкопрофессиональных установок» [5, 136].

В целом интеграционный аспект науки связывается учеными с общечеловеческой социальной памятью. «Формирование науки - это формирование механизмов глобальной централизованной социальной памяти, т.е. механизмов накопления и систематизации, или, если угодно, интеграции всех знаний, получаемых человечеством [5, 138]. Хорошо, как нам кажется, интеграционную роль науки отразил Б.И. Ярхо, когда писал, что «потребность в знании есть лишь бабушка науки. Матерью же является «потребность в сообщении знаний»... т.е. наука - особая форма сообщения (изложения), а не познания» [8, 205]. Еще раньше В.И Вернадский настолько глубоко связывал развитие науки с распространением знаний, что само формирование науки обусловливал распространением и развитием книгопечатания. «Типография, - писал он, - явилась могущественным средством для демократизации идей и знаний, вызвала огромное усиление влияния идей и воли личности на сложившееся общественные установления» [3, 88].

В связи с этим на необозримые интеграционные просторы наука выйдет, на наш взгляд, в эпоху компьютеризации, автоматизации производственных процессов и информатизации всей общественной жизни. Развитие кибернетики, а вслед за ней компьютеризации и информатизации всех сторон жизни влечет за собой интеграцию, объединение не связанных ранее элементов в единое целое, в систему. Да и сама компьютеризация является результатом интегративных тенденций. То есть, в науке появилась весьма перспективная парадигма общественного прогресса - компьютерно-информационная. Наука стала работать над таким мощным и качественно новым социальным попом как компьютосфера.

Выше мы писали об универсальном характере интеграции, доказывали эту мысль примерами из разных наук, материального мира, конкретной социальной жизни. В данном месте мы вновь возвратимся к этой идее и проиллюстрируем ее примерами из области техники. Оказывается, что технический прогресс тоже невозможен без метода интеграции, то есть объединения различных технических элементов, механизмов, методик в системе нового технического комплекса. Именно объединительные процессы явились фактором развития компьютеризации. Так, с самого начала одним из внутренних механизмов технического прогресса являлось какое-либо соединение абсолютно, казалось бы, разноплановых и технически несовместимых идей. Однако выше мы уже отмечали, что взаимодействие - это еще не интеграция. Техническое взаимодействие элементов способно привести лишь к созданию достаточно стабильного механизма, способного обеспечить устойчивую взаимосвязь, воспроизводство и развитие взаимодействующих механизмов. Интеграция же начинается там, где есть соответствие между социальными потребностями в данных изобретениях и их социальной эффективностью. Собственно, вся история компьютеризации начиналась и до сих пор существует как постоянно воспроизводимый социальный заказ. Так начиналась и этим питается социальная парадигма компьютеризации, главные элементы которой составляют технико-технологические структуры, а основным вектором развития которой является их совершенствование.

В результате этих процессов на сегодняшний день мы имеем мощный инструментарий компьютеризации, тесно связанный с общественными сферами и четко детерминированный социальной необходимостью, потребностями и ценностями. По мере технико-технологического совершенствования и воспроизводства социальной жизни вместе с ее обновляющимися ценностями, запросами и интересами людей происходит и процесс постоянной перестройки парадигмы компьютеризации.

Современные исследователи компьютосферы отмечают, что сама парадигма компьютеризации при ее анализе в обязательном порядке должна включать кроме технической ее стороны еще и такие, как познавательная, экономическая, управленческо-коммуникативная, ценностная, а также требует рассматривать компьютеризацию в связи с интеграционными процессами в науке и как фактор глобальных интеграционных процессов. Именно эти стороны в большей мере детерминируют интеграционную сущность компьютеризации, так как в свою очередь являются социальными факторами и порождениями.

Познавательный аспект компьютеризации просматривается сквозь разнообразные типы связей компьютосферы с самыми разными общественными сферами. Не случайно в западной социологии в свое время сразу же появились концепции «социальной кибернетики», «компьютерной демократии», «информационного общества», «кибернетической философии» и т.п. Это указывает на то, что познавательный аспект компьютеризации по природе своей органически связан с объединительными, интегративными процессами.

Собственно сам познавательный аспект компьютеризации в нашей социологической литературе рассматривается в рамках информационой эпистемологии и связан с такими понятиями как отражение, информация, знание [7, 121].

Уже в самой дефениции, обьеме и содержании познавательного аспекта компьютеризации заложен интегративный момент, а именно: соединение возможностей машины с возможностями человеческого мозга. Так, выделяя специфику информационной эпистемологии и ее отличие от традиционной гносеологии, А.И. Ракитов пишет, что если традиционная теория познания насквозь антропоморфна и организмична и возникла как попытка ответить на вопрос: каким образом человек познает и мыслит с помощью мозга, то информационная эпистемология порождена вопросом: могут ли мыслить компьютеры [7, 152].

Если задаться вопросом о том, какая из двух гносеологий - традиционная или информационная - будут в большей мере адекватно отражать будущую информационную эпоху, эпоху тотальной кибернетизации и компьютеризации, новое информационное общество, то нам кажется, что во всяком случае у информационной эпистемологии здесь большое будущее. Информационная эпистемология генетически связана с инфоноосферой. На наш взгляд некоторые свойства традиционной гносеологии, которые сейчас «не замечаются», в информационную эпоху могут оказаться настолько очевидными и явными, что поставят традиционную гносеологию в тупик. Имеется в виду, то, что в настоящее время еще более или менее принимается в качестве метода познания основной тезис отражения (базиса традиционной гносеологии) о том, что «понятие, высказывание, научные законы, теории, гипотезы представляют собой образы, копии и даже «фотографии» внешнего мира, возникающие в результате отражения объективной действительности мозгом человека... Именно в этом смысле теория отражения с точки зрения современной науки не только наивна, но и по существу, неверна, так как не учитывает, или учитывает в очень незначительной степени активную конструктивную функцию и специфическую операциональную структуру интеллектуальной деятельности», считает А.И. Ракитов и мы полностью поддерживаем его [7, 151-152]. То есть, преимущество и адекват информационной эпистемологии будущему информационному обществу состоит прежде всего в признании за нею «активной конструктивной функциональности» и наличия «специфической оперативной структуры интеллектуальной деятельности», то есть, по существу, в признании за нею фундаментальности процесса изменчивости и самотождественности. Иными словами, будущее или, скажем так, приоритет - за информационной эпистемологией, так как «эта концепция отражения и образа как устойчивая самотождественная фиксация изменения» позволяет, кроме всего прочего, еще и сформулировать адекватное понимание информации [7, 152-153], а, следовательно, и уточнить объем и содержание понятия инфоноосферы.

Таким образом, мы видим, что даже будущее теории познания за той методологией, которая в своей основе содержит более мощный комплекс интегративных факторов. То есть, будущая теория познания будет представлять собой синтез интеллектуальной деятельности человеческого мозга с кибернетическими системами. По этому пути движется именно информационная эпистемология, которая рождена самой компьютерной революцией и является ее философской рефлексией.

Впрочем социальная рефлексия информационной эпистемологии довольно богата, значительная, многосферна. Материальным базисом информационной эпистемологии являются усиливающиеся по мере развития компьютерной революции прочные взаимосвязи компьютосферы с промышленным производством, управлением, различными науками, информационным обеспечением, когда все сферы жизни общества ориентируются на компьютеризацию [1, 140].

В целом тенденция интеграции научно-технического прогресса с социумом становится основой для интеграционных процессов социальной, политической, духовной сфер жизни общества. Встает задача исследовать эти процессы в рамках социальной философии, социологии и других гуманитарных дисциплин и наук.

Таким образом, при помощи достаточно обширного материала мы стремились доказать, что интегративность - это объективный феномен человеческого существования и всего живого на Земле, что там, где есть жизнь, там имеет место интеграция и наоборот - там, где есть интеграция, там начинается жизнь. Поэтому задача науки заключается в том, чтобы эту идею развить дальше применительно к современному состоянию природы и общества, а также науки и развить ее всеми доступными современной науке средствами, а в нашем примере - с учетом зарождающейся информационной ноосферы на базе такого объективно-закономерного феномена как информационно-компьютерная революция.

Все вышесказанное позволяет нам подвести некоторый итог. Во-первых, современный процесс интеграции есть объективный и закономерный фактор общецивилизационной эволюции и развития мирового прогресса в целом. Во-вторых, интеграция - это такая социально-экономическая закономерность мирового общественного прогресса, вне которой в современных условиях не могут развиваться ни нации, ни страны, ни государства, ни отдельная личность. В-третьих, по мнению ученых интеграция носит естественный характер потому, что в ее основе лежит синергетическая структура мира.

Литература

1. Александровская В. Н. Информационная парадигма прогресса /

В. Н. Александровская . - Донецк: Изд-во ДонНМУ, 2007. - 200 с.

2. Александровская В. Н. Современный мир и космополитическая идея прогресса /

В. Н. Александровская. - Донецк: Изд-во ДонНМУ, 2007. - 224 с.

3. Вернадский В. Н. Избранные труды по истории науки / В. Н. Вернадский. - М. : Наука, 1981. - 362 с.

4. Западноевропейская интеграция: социально-экономические аспекты / [под ред. Никитиной Г. Л.] - М. : Инфопресс, 2005. - 302 с.

5. Интеграция и социальный прогресс [под ред. Абрамовой В. Н.]. - М. :Инфопресс, 2007. - 350 с.

6. Larrondo P.F. Primeres pases hacia un Eureka latinoamericano // Cambio-16, 1985. - P. 168.

7. Ракитов А. И. Философия компьютерной революции / А.И. Ракитов. - М. : Наука, 1991. - 262с.

8. Ярхо Б. И. Методология точного литературоведения (набросок плана) / Б.И. Ярхо. - М. : Контекст, 1984. - 250с.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць