Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Генезис понятия наука


Н.Н. Зленко

Сумской государственный

педагогический университет им. А.С. Макаренка

В статье анализируется проблема генезиса понятия наука, рассмотрены различные подходы и направления к определению «даты рождения наук», ее периодизации и современное состояние.

Ключевые слова: наука, меганаука, генезис, классика, неклассика, постнеклассика.

Наука представляет собой один из типов исторически и социально-изменчивой познавательной активности человека. В том виде, как она известна нам сейчас, наука является феноменом европейской культуры. Причем феноменом уникальным, поскольку ей можно найти лишь приблизительные аналоги в других культурах, имевших иногда довольно высокоразвитые системы прикладных знаний и техник.

Существует много определений столь уникального явления, как наука, но в силу её сложности и многогранности какое-то одно, универсальное определение вряд ли вообще возможно. На протяжении своей истории она претерпела столько изменений и каждое её положение настолько связано с другими аспектами общественной деятельности, что любая попытка дать определение науки, а таких было немало, может выразить более или менее точно лишь одну из её сторон.

Э. Агацци отмечает, что науку следует рассматривать как «теорию об определенной области объектов, а не как простой набор суждений об этих объектах» [1, 12-14]. Данное понимание науки исходит разграничения научного и обыденного знания, а так же того, что наука может в полной мере состояться лишь тогда, когда доводит рассмотрение объекта до уровня его теоретического анализа.

Так же нельзя не согласиться с Дж. Берналом, одним из основателей науки о науке, который отмечал, что «дать определение науки по существу невозможно», он намечает пути, следуя которым можно приблизиться к пониманию того, чем является наука: 1) институт; 2) метод; 3) накопление традиций знаний; 4) фактор развития производства; 5) наиболее сильный фактор формирования убеждений и отношения человека к миру [2, 18-19].

Это означает, что наука - это и особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных истинных знаний о мире, и социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности. Исследование вопросов, относящихся к сущности науки, ее мировоззренческих и методологических основ, роли, обусловленной требованиями современности, приобретает особую актуальность.

Место и роль науки в жизни общества исторически изменялось. Вопросы касающееся даты, места рождения, классификации и периодизации этапов развития науки являются дискуссионными и активно обсуждаются в отечественной и зарубежной литературе.

Вплоть до XIX в. проблема истории науки не была предметом специального рассмотрения ни философов, ни ученых, работавших в той или иной области научного знания, и только в трудах первых позитивистов появляются попытки анализа генезиса науки и ее истории, создается историография науки.

В современном науковедении существует несколько подходов, дающий ответ на данный вопрос. Два из них экстернализм и интернализм.

Представители экстреналистского направления (Дж. Бернал, Э. Цильзель, Р. Мертон) поставили своей задачей выявление связей между социальноэкономическими изменениями в жизни общества и развитием науки. Лидером его по праву стал английский физик и науковед Дж. Бернал, опубликовавший работы «Социальная функция науки», «Наука и общество», «Наука в истории общества» и др.

Их основной тезис: буржуазные экономические отношения, пронизане духом рационализма, оставили не востребованными прежние формы восприятия мира: религиозные, магические, анимастические и пр. Капиталистическое производство требовало развития математики и механики, что и вызвало к жизни рациональное мышелиеи механико-математическую картину мира. Они убеждены, что появление науки полностью обусловлено экономическими и военными потребностями нарождающегося капиталистического обществе [12, 112-118].

Недостаток этой позиции в следующем. Во-первых, при объяснении генезися наук не учитывается влияние идеологических факторов, ценностных ориентаций, мировоззренческих установокдуховной жизни реального обществе. Во-вторых, в ней есть неточность. Дело в том, что в епоху разложения феодальних отнощений происходило не ослабление религиозного, магического восприятия мира, а напротив, усиление религиозного мироощущения, о чем свидетельствует появление разнообразных форм «новых» религий - лютеранства, кальвинизма, протестантизма и его многочисленных сект.

Исследователи интерналистского направления видят истоки возникновения научной картины мира и науки в специфике духовной культуры эпохи, в ее саморазвитии, в изменении способа мышления. Дж. Прайс, Р. Холл, Дж. Рэнделл констатируют, что наука развивается не благодаря воздействиям извне, из социальной действительности, а в результате своей внутренней эволюции, творческого напряжения самого научного мышления.

Именно, А. Койре видит условие возникновения науки в коренной перестройке способа мышления. Для него эта перестройка выразилась в разрушении античного представления о Космосе как о иерархическом упорядоченном мире, где каждая вещь имеет свое «естественное» место, в котором «земное» по физическим свойствам резко отличается от «небесного».

Как считает А. Койре, разрушение Космоса - это наиболее глубокая революция, которая была совершена в человеческих умах, и породила изменения философских концепций, которые выступают в качестве фундаментальных структур научного знания. А. Койре считал, что историю научной мысли до момента возникновения уже сформированной науки необходимо разделить на три этапа, соответствующих трем различным типам мышления: 1) аристотелевская физика, 2) физика, разработанная в течение XV в., и 3) математическая физика Галилея [5, 34-57].

Уязвимость данной позиции интерналистов в том, что они не рассматривают причины изменения духовной культуры эпохи, а если и рассматривают, то не связывают их с коренными преобразованиями, которые произошли в социально-экономической структуре общества. Так, они не отвечают на вопрос, почему наука возникла именно в Европе и именно на рубеже ХІ и Х вв.

Для представителей обоих направлений характерно следующее: они считают, что наука - уникальное явление в истории культуры, зарождается она в период перехода от средневековья к Новому времени. В противовес позитивистским взглядам на науку, они утверждают, что научный метод - отнюдь не естественный, непосредственно данный человеку способ восприятия действительности, а формируется под воздействием различных факторов.

Специфика подхода к возникновению науки в позитивизме выражена Г. Спенсером в работе «Происхождение науки». Утверждая, что обыденное и научное знание по своей природе тождественны, он заявляет о неправомерности постановки вопроса о возникновении науки, которая, по его мнению, возникает вместе с появлением человеческого общества. Научный метод понимается им как естественный, изначально присущий человеку способ видения мира, неизменяемый в различные эпохи. Развитие знания происходит только путем расширения нашего опыта. Спенсер отвергал, что мышлению присущи философские моменты. Именно это положение позитивистской историографии явилось предметом резкой критики историками науки других направлений [11, 48-59].

По мнению Н. Кузнецовой, существуют такие точки зрения: наука была всегда, ибо она органично присуща практической и познавательной деятельности человека. Наука возникла в Древней Греции в V в. до н. э., ибо именно здесь впервые знание соединили с обоснованием. Наука возникла в Западной Европе в эпоху позднего средневековья вместе с особым интересом к опытному знанию и математике. Она начинается с ХѴІ-ХѴІІ вв. работами Кеплера, Гюйгенса и, особенно, Галилея и Ньютона, разработавших первую теоретическую модель физики на языке математики; наука начинается с первой трети XIX в., когда исследовательская деятельность была объединена с высшим образованием [7, 35-38.].

Общепринято считать, что наука возникает вследствие отделения теоретического уровня познания от эмпирического. Эмпирическое исследование направлено на изучаемый объект и реализуется посредством наблюдения и эксперимента. Теоретическое исследование концентрируется вокруг универсальных законов и гипотез. Эмпирической базой истории науки являются научные тексты прошлого: книги, журнальные статьи, переписка ученых, неопубликованные рукописи, дневники и т. д. Так как объектом историконаучного исследования является прошлое, то такое исследование всегда - реконструкция, которая претендует на объективность.

Эмпирический и теоретический уровень познания взаимосвязаны, граница между ними условна и подвижна, потому что, наука как целостная динамическая система знания не может успешно развиваться, не обогащаясь новыми эмпирическими данными, не обобщая их в системе теоретических средств, форм и методов познания. В определенных точках развития науки эмпирическое переходит в теоретическое и наоборот.

Современные же науковеды (П. Гайденко, Л. Кесарева, Л. Микешина) относят возникновение науки к VI веку до н. э. в Древней Греции, где появились первые зачатки теоретической системы, способной до некоторой степени разрушить мифологические представления о мире [12, 148-152; 254-259].

В настоящее время сосуществуют (несмотря на то, что возникли в разное время) три модели исторической реконструкции науки:

1) история науки как кумулятивный, поступательный, прогрессивный процесс;

2) история науки как развитие через научные революции;

3) история науки как совокупность индивидуальных, частных ситуаций (кейс стадис).

Согласно кумулятивистской модели каждый последующий шаг в науке является результатом предыдущих достижений, новое знание совершеннее старого, оно полнее, точнее, адекватнее отражает действительность; предшествующее развитие науки - предыстория, подготовка ее современного состояния; в прошлом знании значимы только те элементы, которые соответствуют современным научным теориям; все, что было отвергнуто современной наукой, считается ошибочным, относится к заблуждениям.

Приверженец данной модели, Э. Мах решал эту проблему, формулируя принцип непрерывности, который заключается в том, что естествоиспытатель должен уметь увидеть в явлениях природы единообразие, представить новые факты так, чтобы подвести их под уже известные законы.

Вторая модель понимает историю развития науки через научные революции. Но любое научное знание, полученное таким путем, должно быть доказано, т. е. выведено, систематизировано, понято из предшествующего знания. Поэтому историки науки, придерживающиеся эволюционистских взглядов, хотя и признавали революционные ситуации в истории науки, но считали, что понять их можно, лишь включив в непрерывный ряд развития, сведя к эволюционному процессу. Различаются эволюционные концепции тем, как они понимают это сведение: это или понимание научных революций как убыстрения эволюционного развития, когда в короткий промежуток времени происходит большое количество научных открытий, или революционная ситуация является результатом идей, истоки которых находятся все в более и более ранних работах предшественников.

Другие исследователи, в частности представители постпозитивизма (вторая половина XX в.), утверждают, что научная революция приводит к фундаментальной ломке старой теории, или парадигмы, или научноисследовательской программы, которые принципиально не сводимы к предшествующим теориям, парадигмам, исследовательским программам. Так, Т. Кун [12, 212-216], считал, что в ходе научной революции возникает новая теория, уже завершенная и вполне оформленная, в то время как И. Лакатос утверждал, что победившая в результате научной революции научноисследовательская программа должна развиваться, совершенствоваться до «пункта насыщения», после чего начинается ее регресс. При этом существует возможность определять проблемы, подлежащие обсуждению, предвидеть аномалии [12, 208-212].

В 60-70-х гг. XX в. делались попытки переписать истории отдельных наук по куновской схеме: периоды, в которых происходит накопление знаний, (причем здесь могут появляться и аномалии, не вписывающиеся в существующую парадигму факты) - нормальная наука, сменяются коренной ломкой парадигмы - научной революцией, после чего опять идет процесс накопления знаний в рамках новой парадигмы. Но предпосылка, из которой исходили авторы, оставалась в принципе старая: наука развивается поступательно, непрерывность нарушается только в периоды научных революций.

Третья модель реконструкции науки получила название кейс-стадис (case-studes) - ситуационных исследований. Кейс-стадис является перекрестком всех возможных способов понимания науки, сконцентрированных в одной точке с целью обрисовать, реконструировать одно событие из истории науки в его целостности, уникальности и невоспроизводимости.

Научное открытие при использовании такой реконструкции изображается как историческое событие, в котором смешались идеи, содержание, цели предшествующей науки, культуры, условий жизни научного сообщества этого периода. Полученный научный результат не берется изолированно для включения его в цепочку развития научных идей, а рассматривается в соотнесении с имеющими место в этой ситуации научными гипотезами, теориями, в контексте социокультурных, психологических обстоятельств, при которых он был получен.

Если прибегнуть к графической модели истории науки, то традиционная кумулятивная историография науки может быть представлена прямой однонаправленной линией, в то время как историческая реконструкция на базе кейс-стадис будет представлять собой нечто вроде плоскости с возвышающимися на ней холмами и пиками, которые изображают события большей и меньшей значимости между событиями, а ими могут быть и конкурирующие теории, устанавливаются диалогические отношения, что на графической модели можно показать как линии, соединяющие различные холмы и пики.

Итак, первые программы историко-научных исследований можно охарактеризовать следующим образом:

1) первоначально решалась задача хронологической систематизации успехов в какой-либо области науки;

2) делался упор на описание механизма прогрессивного развития научных идей и проблем;

3) определялась творческая лаборатория ученого, социокультурный и мировоззренческий контекст научного творчества. Одной из главных проблем, характерных для истории науки становится понимание и объяснение того, как, каким образом внешние условия - экономические, социокультурные, политические, мировоззренческие, психологические и другие - отражаются на результатах научного творчества: созданных теориях, выдвигаемых гипотезах, применяемых методах научного поиска.

Дискуссионным остается аспект и периодизации развития науки. Одна из первых попыток систематизации и классификации накопленного знания (или «зачатков» науки) принадлежит Аристотелю. Все знание - а оно в античности совпадало с философией - в зависимости от сферы его применения он разделил на три группы: теоретическое, где познание ведется ради него самого; практическое, которое дает руководящие идеи для поведения человека; творческое, где познание осуществляется для достижения чего-либо прекрасного.

В середине XX в. оригинальную классификацию наук предложил

В. Вернадский. В зависимости от характера изучаемых объектов он выделял два рода (типа) наук:

1) науки, объекты (и законы) которых охватывают всю реальность - как нашу планету и ее биосферу, так и космические просторы. Иначе говоря, это науки, объекты которых отвечают основным, общим явлениям реальности;

2) науки, объекты (и законы) которых свойственны и характерны только для нашей Земли. В соответствии с таким пониманием объектов разных наук и «учитывая такое состояние наших знаний, мы можем различать в ноосфере проявление влияния на ее строение двух областей человеческого ума: наук, общих для всей реальности (физика, астрономия, химия, математика), и наук о Земле (науки биологические, геологические и гуманитарные)» [4, 463-467].

Отражая мир в его материальности и развитии, наука образует единую, взаимосвязанную, развивающуюся систему знаний о его законах. Вместе с тем на сегодня, она разделяется на множество отраслей знания (частных наук), которые различаются между собой тем, какую сторону действительности, форму движения материи они изучают.

По предмету и методу познания можно выделить науки о природе - естествознании, и обществе - обществознание (гуманитарные, социальные науки), о познании, мышлении (логика, гносеология). Отдельную группу составляют технические науки. В свою очередь каждая из групп подвергнута более подробному членению. Характерной особенностью современной интегративной стадии является возникновение междисциплинарных проблем и соответствующих «стыковых» научных дисциплин (биохимия, психофизика и др.) Поэтому в современном естествознании уже нет ни одной науки «в чистом виде», и идет процесс построения целостной науки о природе и единой науки обо всей действительности в целом.

Так, по своей удаленности от практики науки можно разделить на два типа: фундаментальные, где нет прямой ориентации на практику и прикладные - непосредственное применение результатов научного познания для решения производственных и социально-практических проблем. Могут быть и другие критерии для классификации наук, так как границы между отдельными науками и дисциплинами условны и подвижны.

Л. Лесков смотрит на эту проблему и выделяя за период становления и развития индустриальной цивилизации четыре научные революции:

1. Становление классического естествознания (ХѴІІ-ХѴІІІ века), основные принципы которого состояли в признании абсолютно достоверных истин при резком разграничении сферы сознания и сферы косной материи, то есть жесткого детерминизма. Основными способами познания в этот период были эксперимент и математические методы моделирования реальности.

2. Дисциплинарная организация науки (XLX век). К этому времени относятся возникновение научной картины мира, которая не сводилась к механистической, признавала идею развития, формируется концепция эволюционизма.

3. Становление неклассического естествознания (первая половина XX века). Основные идеи связаны с возникновением теории относительности и квантовой механики. Отход от классического миропредставления проявляется в новой интерпретации проблем пространства и времени, субъект-объектных взаимоотношений, категорий причинности, случайности и необходимости.

4. Формирование постнеклассической науки (вторая половина XX века). Ее отличительные особенности: примат междисциплинарных исследований, принцип системности, синтетическая картина реальности, численный эксперимент, универсальный эволюционизм. Это время характеризуется успехами в области теории строения вещества, нелинейной оптики, физики твердого тела, биологии и генетики, информатики и компьютеризации, космонавтики. На волне четвертой научной революции научная методология все более активно усваивает базовые постулаты философии нестабильности и теории самоорганизующихся систем - открытость, нелинейность, когерентность [8, 35-57].

Но, наиболее плодотворным считается подход к этому вопросу В.Степина [10, 5-11].

Сегодня принято выделять, согласно В. Степину, три основных этапа развития науки: классическую науку XV-XX вв., неклассическую науку первой половины и середины XX в. и современную - постнеклассическую науку, а еще радикальнее - науку постмодернизма [9, 150-152],

Согласно периодизации А. Кравец берущих за основу социокультурные параметры, можно выделить четыре этапа социальной зрелости европейской науки.

Первый - от XV до XVm века - романтический, ювенальный. Это время становления рыночной экономики, раннего капитализма, первоначального накопления. Наука перестает быть частным “любительским” занятием, становится профессией. Идет десакрализация познавательной деятельности, возникает опытное естествознание. Отстраивается дисциплинарная структура науки. Образование впитывает в себя ее выводы.

Второй период - классический (XVШ-XIX в.в.), связан с утверждением зрелых товарно-рыночных отношений, машинного производства, распространением капитализма. В это время создаются фундаментальные теории, наука ветвится и предстает как совокупность специальных теорий. Как правило, наука становится на службу государству. Престиж ученых в обществе повышается.

Третий - постклассический период (примерно 2/3 XX века) — это тот, когда возникает так называемая «Большая наука», создаются основные теории современного истолкования мира (теория относительности, новая космология, ядерная физика, квантовая механика, генетика). Идет фронтальное внедрение научных идей в технические инновации, в производство и быт.

И наконец, четвертый период связан с развертыванием во всех ракурсах «большой науки». Он длится поныне. В познавательном (гносеологическом) отношении он связан с формированием идей постнеклассической науки. В это время наука, как правило, становится предметом всесторонней опеки государства, элементом его системы. Характерными для такого состояния науки являются реализация масштабных проектов, типа атомной или космической программ, организация международных исследований типа «геном человека» или экологический мониторинг. В познавательном (гносеологическом) отношении он связан с формированием идей меганауки [6, 57-62].

В каждый из этих этапов развития науки происходила разработка определенного понятийного аппарата, идей, норм и методов научного исследования, в тоже время не отбрасывались достижения предыдущих этапов развития. Но строгих границ между названными стадиями провести невозможно.

Главной задачей науки является раскрытие законов реальной действительности - природных, социальных. Отсюда ориентация исследований на установление общих, сущностных свойств предмета, его характеристик и их проявление в системе абстракции, в форме идеализированных объектов. Если этого нет, то нет и науки, так как само понятие научности предусматривает открытие законов, а это является главным признаком науки.

Первоначально научными исследованиями занимались отдельные энтузиасты из числа любознательных и обеспеченных людей. Но уже с XVIII века наука постепенно превращается в особый социальный институт, который пользуется поддержкой государства. Если под наукой как формой общественного сознания понимать исторически обусловленную духовную жизнь общества, опирающуюся на гносеологические стандарты, то в таком случае вопрос сводится к экспликации этих стандартов. Если под ними понимать теорию рационального обоснования, то наука возникла в античной Греции, впервые выработавшей понятие подобных стандартов. Однако с этих позиций придется признать, что наука исчезла в период средневековья, чтобы вновь возродиться в Новое время.

В античности наука существовала как результат произошедшего разделения субъектов умственного и физического труда. В качестве самостоятельной формы общественного сознания наука стала функционировать, начиная с эпохи эллинизма, а становление собственно научных, обособленных и от философии, и от религии форм знания обычно связывают с именем Аристотеля, заложившего первоначальные основы классификации различных знаний.

Так, в период преднауки понятия «философия», «знание», «наука» фактически совпадали: это было по существу «триединое целое», не разделенное еще на свои части. Строго говоря, в рамках философии объединялись сведения и знания и о «первых причинах и всеобщих началах», об отдельных природных явлениях, о жизни людей и истории человечества, о самом процессе познания, формулировалась определенная совокупность логических (Аристотель) и математических (Евклид) знаний и т.п. Все эти знания существовали в пределах единого целого (традиционно называемого философией) в виде ее отдельных аспектов, сторон. Иными словами, элементы, предпосылки, «ростки» будущей науки формировались в недрах другой духовной системы, но они еще не выделялись из них как автономное, самостоятельное целое.

Действительно, предпосылки науки создавались в древневосточных цивилизациях - Египте, Вавилоне, Индии, Китае, Древней Греции в форме эмпирических знаний о природе и обществе, в виде отдельных элементов, «зачатков» астрономии, этики, логики, математики и др. Вот почему геометрия Евклида - это не наука в целом, а только одна из ветвей математики, которая (математика) также лишь одна из наук, но не наука как таковая.

Преднаука стала занимать промежуточное положение между донаучным и научным знанием. Преднаука стала стадией перехода к научному, теоретическому знанию. После упадка науки в Западной Европе наступает длительный застой в ней. Господствующей идеологией в Средние века стала религия, которая подчинила себе науку и философию. В период своего генезиса наука разрушала гораздо больше иллюзий, чем приносила пользы.

Как писал В. И. Вернадский, основа новой науки нашего времени - «это по существу создание XVH-XX вв., хотя отдельные попытки и довольно удачные ее построения уходят в глубь веков... Современный научный аппарат почти целиком создан в последние три столетия, но в него попали обрывки из научных аппаратов прошлого» [4, 466-467].

В конце XV - начале XVH в. происходит буржуазная революция в Нидерландах, сыгравшая важную роль в развитии новых, а именно капиталистических, отношений (которые шли на смену феодальным) в ряде стран Европы. С середины XVH в. буржуазная революция развертывается в Англии, наиболее развитой в промышленном отношении европейской стране.

Буржуазные революции дали мощный толчок для невиданного развития промышленности и торговли, строительства, горного и военного дела, мореплавания и т. п. Важнейшим фактором всех этих изменений оказывается наука, и прежде всего экспериментально-математическое естествознание, которое как раз в XVH в. переживает период своего становления. Постепенно складываются в самостоятельные отрасли знания - астрономия, механика, физика, химия и другие частные науки. В связи с этим следует сказать о том, что понятия «наука» и «естествознание» в этот период (и даже позднее) практически отождествлялись, так как формирование обществознания (социальных, гуманитарных наук) по своим темпам происходило несколько медленнее.

С первых двух глобальных революций в развитии научных знаний, происходивших в ХѴІ-XVII вв., создавших принципиально новое по сравнению с античностью и средневековьем понимание мира, и началась классическая наука.

Классическая картина мира, основанная на достижениях Галилея и Ньютона, господствовала на протяжении достаточно продолжительного периода, от времен Г алилея до конца XIX ст. Она претендовала на привилегированное обладание истинным знанием. Ей соответствует графический образ прогрессивно направленного линейного развития с жестко однозначной детерминацией. Прошлое определяет настоящее так же изначально, как и настоящее определяет будущее. Все состояния мира, от бесконечно отдаленного былого до весьма далекого грядущего, могут быть просчитаны и предсказаны. Классическая картина мира осуществляла описание объектов, как если бы они существовали сами по себе в строго заданной системе координат. В ней четко соблюдалась ориентация на «онтос», т.е. то, что дано в его фрагментарности и изолированности. Основным условием становилось требование элиминации всего того, что относилось либо к субъекту познания, либо к возмущающим факторам и помехам.

Неклассическая картина мира, пришедшая на смену классической, родилась под влиянием первых теорий термодинамики, оспаривающих универсальность законов классической механики. С развитием термодинамики выяснилось, что жидкости и газы нельзя представить как чисто механические системы. Складывалось убеждение, что в термодинамике случайные процессы оказываются не чем-то внешним и побочным, они сугубо имманентны системе. Переход к неклассическому мышлению был осуществлен в период революции в естествознании на рубеже XIX-XX вв., в том числе и под влиянием теории относительности. Г рафическая модель неклассической картины мира тяготеет к образу синусоиды, омывающей магистральную направляющую развития. В ней возникает более гибкая схема детерминации, нежели в линейном процессе, и учитывается новый фактор - роль случая.

В начале XX в. наука действительно достигает зрелости, особенно активно развиваются в это время естественные науки. Происходит неизбежный процесс дифференциации научного знания, сопровождающийся его специализацией, возникновением новых научных дисциплин. В ХХ веке наука стала активно влияет на материальное производство и постепенно превратилась в непосредственную производительную силу. Достижения современной науки определили характер научно-технической революции, которая коренным образом изменила современную технологию производства посредством его автоматизации, роботизации, массовым применением электроники, широкого использования компьютеров и другой информационной техники.

Смена мировоззренческих и познавательных ориентиров при переходе от классической к современной - постнеклассической стадии развития науки ведет к тому, что внимание научной и философской мысли концентрируется на том, что прежде оставалось на периферии научного познания и не охватывалось философией науки, нарушая тем самым целостность миропонимания [3, 80-81].

Термин «постнеклассическая наука» восходит к началу научнотехнической революции - второй половины прошлого века. В. Степин, ввел это понятие для обозначения новой стадии в развитии естествознания одной из центральных идей которого является универсальный эволюционизм.

Согласно концепции В. Степина, современный этап развития науки характеризуется радикальными изменениями в основаниях науки, обусловленными стремительным ростом междисциплинарных проблемно-ориентированных форм исследований. При этом объектами этих исследований, все чаще становятся «уникальные системы, характеризующиеся открытостью и саморазвитием» [10, 10-12] .

Образ постнеклассической картины мира - древовидная ветвящаяся графика - разработан с учетом достижений бельгийской школы И. Пригожина. С самого начала и в любой данный момент времени будущее остается неопределенным. Развитие может пойти в одном из нескольких направлений, что чаше всего определяется каким-нибудь незначительным фактором. Достаточно лишь небольшого энергетического воздействия, так называемого «укола», чтобы система перестроилась, и возник новый уровень организации. В современной постнеклассической картине мира анализ общественных структур предполагает исследование открытых нелинейных систем, в которых велика роль исходных условий, входящих в них индивидов, локальных изменений и случайных факторов. В. Степин считает, что «постнеклассическая» наука расширяет поле рефлексии над деятельностью, в рамках которой изучаются объекты. Она учитывает соотнесенность характеристик получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ее ценностно-целевыми структурами». Следовательно, включенность ценностно-целевых структур становится существенным моментом постнеклассической науки.

В постнеклассической методологии очень популярны такие понятия, как бифуркация, флуктуация, хаосомность, диссипация, странные аттракторы, нелинейность. Они наделяются категориальным статусом и используются для объяснения поведения всех типов систем: доорганизмических, организмических, социальных, деятельностных, этнических, духовных и пр.

Образ «большой науки» формируется на основе понятия меганаука. Термин меганаука не допускает простого определения. Приставка мега- (от греч. megas - большой):

1) часть сложных слов, означающая: «большой». Например: Мегалиты;

2) приставка для образования наименований кратных единиц, по размеру равных 106 исходных единиц, обозначается М. Например: 1 МВт = 106 Вт [13, 253].

Название такой науки было предложено в том же 1992 году в Отчете «К глобализации науки и техники» японского «Совета по науке и технологии», сделавшего принципиальное заключение, что «для решения глобальных проблем окружающей среды и других общих проблем человечества необходимо создание меганауки, которая объединит усилия многих стран. Предполагается, что результатом объединения явится не просто сумма усилий, а нечто большее, порождаемое синергетическим эффектом от интернационального взаимодействия».

Приставка «мега» в предложенном японцами названии дословно означает, что эта «наука, включающая миллион наук». По смыслу же меганаука должна стать общим, максимально универсальным, системным знанием. Сегодня меганаука - общепринятое название комплексного научного направления, посвященного решению реально существующих проблем устойчивого развития цивилизации [15].

Таким образом, в зависимости от интерпретации сущности понятия науки формулируются различные точки зрения на этапы ее развития: наука как система профессиональной подготовки и переподготовки кадров возникает в первой трети ХІХ ст. в Европе (реформы высшей школы в Германии, организация регулярних семинаров, лабораторий); наука как непосредственная производительная сила оформляется в промышленно развитых странах лишь со второй половины ХХ века. Наука как социальный институт, хотя и зарождается в Новое время, такое содержание обретает в полной мере лишь в конце ХІХ в., когда впервые появились научные общества, академии и специальные научные журналы, на страницах которых ученые получают возможность сообщать о своих новых результатах исследований, обмениваться мнениями и обсуждать возникшие проблемы своей науки. В первой половине XX в. наука стала приобретать еще одну функцию, она стала превращаться в социальную силу, внедряясь в самые различные сферы социальной жизни и регулируя различные виды человеческой деятельности. Наука ХХІ формируетя на основе использования гигантских експериментальных установок, подобных к Большому Адронному Колайдеру, электронных лазеров термоядерных установок, космических астрофизических лабораторий, мощных вычислительных систем, типа GRID, лабораторий суперсильных магнитных полей и тому подобное. Такие экспериментальные установки используются не только физиками, которые их создают, но и всем научным содружеством. Благодаря таким установкам в настоящее время осуществляются: практика экспериментирования на суперколайдерах; супербыстрая обработка гигантских потоков экспериментальных данных, которые поступают от установок Megascience; тестирование таких фундаментальных теорий, как теория супергравитации, Теория Большого Объединения, теория суперструн и тому подобное; практика реализации огромных брендовых проектов ХХ века - Нанотех, Биотех, Генотех, Наномед, Инфотех, Искусственный Интеллект и др.

Литература

1. Агацци Э. Моральное измерение науки и техники / Э. Агацци. - М.: 1988. - С. 12-14.

2. Бернал Дж. Наука в истории общества / Дж. Бернал. - М., 1956. - С. 18-19.

3. Буданов В. Г. О методологии синергетики / Владимир Григорьевич Буданов // Вопросы философии. - 2006. - № 5. - С. 79-94.

4. Вернадский В. И. О науке / В. И. Вернадский // Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. - Дубна, 1997. - Т. 1. - С. 463-467.

5. Койре А. Очерки истории философской мысли / А. Койре. - М., 1985. - С. 34-57.

6. Кравец А. С. Идеалы и идолы науки / А. С. Кравец. - Воронеж, 1993. - С. 57-62.

7. Кузнецова Н. И. Возникновение науки / Н. И. Кузнецова // Философия и методология науки. - М. : SvR-Аргус, 1994. - Ч.1.- С. 35-38.

8. Лесков Л. В. Синергетика культуры / Л. В. Лесков // Вестник Московского университета. Серия: Философия. - 2004. - № 4. - С. 35-57.

9. Лукьянец В. Горизонты гуманитарии: проблема постчеловеческого общества /В. Лукьянец, О. Соболь // Філософія освіти. - 2006. - № 3 (5). - С. 145-164.

10. Степин В. С. У истоков современной философской науки / В. С. Степин // Вопросы философии. - 2004. - № 1. - С. 5-13.

11. Спенсер Г. Происхождение науки / Герберт Спенсер. - СПб., 1898. - С. 45-59.

12. Философия науки: Общие проблемы познания. Методология естественных и гуманитарных наук [хрестоматия] / Отв. ред.-сост. Л. А Микешина. — М. : Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2005. - 992 с.

13. Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А. А. Ивина. - М. : Гардарики, 2004. - C. 253.

14. Франк Ф. Философия науки. Связь между наукой и философией [Пер. с англ.] / Общ. ред. Г. А. Курсанова. - М.: Изд-во ЛКИ, 2007. - С. 112-118.

15. Международная академия маганауки. История меганауки [Электронный ресурс]. - Режим доступа:: http://www.megascience.ru/ruindex.html



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць