Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Особенности рецепции европейской реформации в украинском евангельском протестантизме


Черенков М.Н.

Европейская Реформация оказывает влияние на украинский духовный и культурный контекст не только как переломная эпоха в истории мировой цивилизации, но и как социокультурная парадигма общественного развития. Украинский евангельский протестантизм формируется через отражение интенций европейской Реформации в национальной духовной традиции как творческий синтез восточной и западной христианских традиций.

В протестантизме проблематизируется связь традиции и современности и формулируется богословская задача реформации - актуализации традиции. Достигается это через философско-богословский и культурнобогословский синтез, секуляризацию церкви как социального института, раскрытие герменевтического потенциала традиции.

Несмотря на многочисленные историко-религиоведческие исследования феномена евангельского протестантизма [1-3], его исторической и богословской связи с европейской Реформацией, отсутствует целостная философско-религиоведческая концептуализация, что и составляет цель данной статьи.

Протестантское богословие предложило развитую теорию секуляризации как объективно исторического процесса взросления человека, достижения им совершеннолетия. В секулярных версиях богословия христианство это не столько особый институт и сообщество, сколько специфический модус жизни внутри общества, особое религиозное принятие и преображение мира во всем многообразии его аспектов и связей. Протестантизм оказался созвучным глубинным интенциям деконструктивизма и постмодерна, противопоставляя плюрализм свободных и современных интерпретаций догматизму традиций-менанарраций.

Социально-богословские доктрины протестантских церквей ориентированы не столько на сохранение традиции, сколько на ее контекстуализа- цию и творческое развитие, условием чего является практика постоянного перевода языка богослужения и священных текстов на язык современности. В протестантизме отрицается сакральность языка и вводится плюрализм языковых практик, конкурирующих в более адекватном выражении аутентично евангельских смыслов.

В евангельском протестантизме сохраняется критическая позиция по отношению к попытками культурно-философского обоснования и выражения христианского провозвестия. Подходы, разработанные в протестантском богословии XIX-XX вв., остаются мало востребованными и применимыми в украинских евангельских церквах. Причина того - отсутствие собственной развернутой богословской системы, авторитет неписанной традиции евангельского братства, опирающейся на личностные и исторические аргументы, чем на логическое обоснование. Дискуссия о взаимосвязи и взаимоопределении богословия, культуры, философии; способах преобразования традиции; сопряженности церковных и общественных процессов не получила продолжения в церквах. Развитие богословского образования, расширяющиеся контакты с европейскими протестантскими церквами и научными центрами, инициативы местных церквей по созданию специальных богословских комиссий (творческий совет, комитет по выработке стратегии и видения, богословское общество и др.) способствуют вхождению в проблемное поле современных социальнобогословских дискуссий, их системному осмыслению в широком культурном контексте, формированию собственной принципиальной социально - культурно-богословской позиции.

Институализация протестантизма как социальной системы, складывание специфического уклада церковной жизни и консервативной богословской доктрины способствовали распространению «слабой» формулировки фундаментальных общепротестантских принципов. В ситуации тотальной секуляризации и кризиса исторического христианства (в том числе и протестантизма, насколько он принадлежит истории и традиции, т.е. его культурно-исторических форм) перед протестантскими церквами возникает задача переопределения по отношению к парадигмальным принципам Реформации, что может выразиться в реформировании богословия и социальной структуры протестантского сообщества.

Позиционирование протестантских церквей как евангельских, а не традиционных, т.е. восходящих к раннему христианству и всякий раз заново и творчески выражающих его универсальное провозвестие в национальной культуре и на современном языке требует социально-богословское обоснования в виде развернутой интерпретационной системы.

Украинский евангельский протестантизм, возникший в народной среде и получивший широкую общественную поддержку, сегодня находится в процессе новой социально-богословской идентификации, что предполагает актуализацию традиции, ее богословское оформление и культурнобогословский творческий синтез, адекватное выражении социальной позиции.

Категории «закрытости» и «открытости» позволяют характеризовать основные свойства социальной системы, ее тип и способ существования. Применительно к религии и церкви «закрытость» указывает на такие особенности церкви как социального института: иерархичность, традиционализм, коллективизм, риторика борьбы и войны с инакомыслящими и внешним миром, субкультурность, самодостаточность.

«Открытость» предполагает признание личной свободы и ответственности, ориентацию на будущее, преобразование традиции, ценность инноваций, диалог, многомерное выражение в культуре, служение обществу как главную задачу социальной деятельности.

Формирование открытого образа протестантской церкви связано с структурными переменами и общественными трасформациями. В протестантизме церковь как институт преобразуется в церковь как сообщество, в котором организующую роль выполняют межличностные горизонтальные связи. Структура деятельности современных протестантских общин аналогична способам существования и взаимодействия сетевых сообществ. Подобные формы организации соответствуют новой социальной картографии и продолжающимся радикальным демографическим переменам.

Открытой социальной системе соответствует открытый тип богословской системы, связанный с апофатическим методом и адогматикой как специфической структурой богословского дискурса.

Неразвитость социально-богословской концепции в евангельском протестантизме указывает на сохраняющие черты «закрытой» церкви: редукцию социального к церковному, господство канонизированных форм, ограничения литургического и культурного творчества, отождествление традиционного толкования вероучения и евангельских истин.

Открытость и закрытость соприсутствуют в практике протестантских церквей и в своей конфликтности образуют проблему, не разрешимую без системной социально-богословской рефлексии. Открытость евангельских общин для социально незащищенных групп, а также для среднего человека, человека массы, контрастирует с закрытостью для интеллигенции. Открытость к разным формам благотворительности контрастирует с закрытостью к культурным контактам с внешним миром. Открытость к социальной работе оборачивается закрытостью, поскольку сводится к миссионерской деятельности. Признание многообразия типов церковного устройства, форм служения, социально-богословских подходов является главным условием преобразования евангельского протестантизма в открытую церковь.

Открытость протестантского богословия к критике системы вступает в противоречие с канонизацией собственной неписанной традиции. Освоение недогматических версий протестантского богословия, плюрализм интерпретаций, расширение круга ортодоксии открывает для евангельских церквей перспективы объединения в единое евангельское сообщество, закладывает внутрицерковные основания для формирования и перманентного реформирования богословской традиции.

Среди необходимых составляющих структуры открытого протестантизма следует отметить наличие христианской интеллигенции как источника творческих инноваций, демократизацию церковного устройства (выборность и ограничения автократии пастора, активное участие прихожан в управлении общиной, развитие альтернативных форм служений), экуменическое взаимодействие с другими евангельскими церквами, культурное наполнение и творческое изменение организационных форм, поощрение культурного многообразия, деятельность независимых христианских СМИ, богословские дискуссии, культу диалога как условия сосуществования разных традицией и способа решения социально-богословских вопросов.

Возникновение протестантизма в Украине было подготовлено национальным богоискательством и духовными движениями в православии, но главным фактором послужило событие европейской Реформации.

Парадигма Реформации стала достоянием украинского общества благодаря распространению Священного Писания и деятельности зарубежных протестантских общин и миссий.

Первая волна распространения протестантизма, представленная в основном течениями магистерской Реформации, охватила узкий круг национальной элиты и оказалась временной интеллектуальной модой.

Второе издание протестантизма в Украине пришлось на середину XIX в. - время массовых социальных движений и кризиса государственной церкви. Социальные предпосылки определили тип и образ протестантизма как народной, простой веры, поэтому распространение получили так называемые штундисты, баптисты, евангельские христиане. Служение первых украинских протестантских общин было ориентировано на широкие народные массы.

Возможность развития протестантизма в самостоятельное духовное движение среди украинской национально-патриотичной интеллигенции, как это случилось с протестантизмом в Санкт-Петербурге, не была использована. Тезис М. Драгоманова и М. Грушевского о национальном характере протестантизма и его значительном социально -реформистском потенциале и по сей день остается малоосмысленной перспективой.

Обращает на себя внимание факт отсутствия ясной идентичности первых протестантских общин, которые изначально не отделяли себя от православия. Общественное мнение считало штундистом или баптистом каждого, кто был замечен в изучении Библии, личной молитве и иконоборстве. Согласно решениям Синода и правительства они также квалифицировались двусмысленно - то как православная секта, то как вера иностранцев.

Духовное движение, приведшее к возникновению украинских евангельских церквей, могло стать реформацией государственной церкви и всего общества, но репрессии во второй раз прервали процесс национального духовного обновления (по Драгоманову - украинский протестантизм часть более масштабного движения, «прерванная реформация»).

Гонения со стороны государственной церкви и царского режима способствовали формированию специфической социально-богословской позиции, в которой требования справедливости и свободы соприсутствовали с эсхатологическим эскапизмом. Период относительной свободы после октябрьского манифеста 1905 г. протестантские общины использовали для усиления миссионерской работы среди крестьян, рабочих и служащих.

Казалось, что возможность в полной мере раскрыть социальный потенциал евангельского движения представилась после 1917 г., когда были проведены легальные представительные съезды и созданы национальные союзы евангельских христиан, баптистов, а позже и христиан веры евангельской. Протестантские СМИ свидетельствовали о массовом обращении в протестантизм. Формировалась идеология евангелизма как альтернативы православию и большевизму, верующие активно говорили о евангельской революции. Работали собственные издательства, богословские, музыкальные, прикладные учебные курсы, создавались христианские коммуны. Возникла вера в возможность мирного сосуществования с коммунистической властью, обнаруживались общие социальные идеалы и подходы, с одобрением принималась критика обрядовой религиозности, притязаний церкви на политическую власть. Евангельские верующие приветствовали отделение церкви от государства и секуляризацию церковной собственности. Начавшиеся в 1928 г. массовые преследования реализовали на практике коммунистический тезис о несовместимости веры в Бога с учением партии.

В советский период евангельская церковь сформировала собственную субкультуру, оппозиционную власти и атеистической культуре, которая консолидировала протестантское сообщество, выработала альтернативные ценности и мотивацию.

Образ евангельской церкви, унаследованный от советского периода, неадекватен современной церкви, но до сих пор остается доминирующим и референтным для консервативных верующих. Многие черты евангельской субкультуры препятствуют социализации протестантской общины в современном обществе.

Связь религиозного диссидентства и правозащитного движения расширила контакты украинских церквей с зарубежными, поддерживала оппозицию и разномыслие в среде руководства церквей. Благодаря нонконформизму лидеров и международной поддержке евангельской церкви удалось сохранить независимую позицию. В рамках Всесоюзного совета (ВС ЕХБ) украинское объединение было самым многочисленным и влиятельным.

Распад СССР и создание независимого украинского государства привели к воссозданию национальных союзов евангельских церквей. Условием их успешной социализации в постсоветском обществе является переосмысление советского опыта, выработка новой идентичности, всесторонней социально-богословской позиции, конструктивной и востребованной в современной контексте.

Украинский евангельский протестантизм как самостоятельный феномен религиозной жизни общества отражает структурные трансформации в церквах евангельских христиан, баптистов и пятидесятников и является закономерным результатом эволюции социально-богословских представлений. Демократические преобразования в украинском обществе и «европейский выбор» как вектор культурно-цивилизационного развития способствуют внутрицерковной реформации евангельского протестантизма. Можно говорить об определенной конвергенции общественных и внутри- церковных процессов, которые сходятся в направлении формирования открытого общества и открытого христианства.

Практический интерес к религиоведческому изучению евангельского протестантизма как социального феномена украинского общества обусловлен его мощным реформистским потенциалом, широкой социальной базой, позиционированием как народной церкви, что может способствовать превращению религиозных институтов в институты гражданского общества, а также складыванию на основе протестантского сообщества среднего класса и демократически ориентированного электората.

Парадигма европейской Реформации представляет собой проекцию евангельских принципов, ценностей и идеалов на все аспекты жизни современного общества, попытку актуализации раннехристианской модели церкви в изменившейся социокультурной ситуации.

Реформация выразила евангельское христианство в адекватных социокультурных формах и сформировала религиозную мотивацию жизни в миру как служения Богу, труда как призвания, повседневной христианской жизни как священства. Религиозные идеи Реформации оказались мощным мотивационным потенциалом для реформирования всего общественного уклада, социально-экономических отношений, политической системы, этики и культуры.

Формирование евангельского протестантизма как межконфессиональ- ной общности совпадает по времени с новой конфессионализацией церковной жизни, что выражается в поиске новых форм экуменизма, когда сохраняющееся многообразие церквей и конфессий объединяется не новой структурой, но общим видением социального служения, когда социальнобогословские вопросы начинают доминировать над собственно догматическими.

Освоение европейского культурно-богословского пространства, конфликт секуляристских, постмодернистских, постлиберальных версий богословия и устной традицией «евангельского братства» приводят к необходимости переосмыслить «круг ортодоксии» евангельских церквей. Рост харизматических церквей является вызовом для единства евангельских церквей, входящих в союзы ЕХБ и ХВЕ, поскольку приводит к оттоку из общин молодежи, творческих и наиболее активных членов церкви.

Неопределенность общей позиции евангельских церквей в отношении социальных и культурных аспектов служения в ближайшее время может привести к усилению сепаратистских и фундаменталистских движений, крупнейшим союзам угрожает децентрализация и регионализация. Традиция «евангельского братства», сложившаяся в советский период, оказывается референтной для наиболее консервативных церквей, в то время как европейская Реформация становится социальной, культурной и богословской парадигмой для современных церквей, ищущих способы актуализации своей веры и ее инкультурации в постхристианском обществе.

Очевидно, что для преодоления кризиса исторического христианства, стереотипов советского опыта, субкультурности, украинскому евангельскому протестантизму необходимо критическое богословское самоосмыс- ление, воссоздание нарушенных историко-культурных связей с европейской Реформацией, последовательная социально-богословская идентификация в контексте данных связей.

Для консервативных евангельских церквей исходной является дуалистическая установка в отношении к миру, когда церковь противопоставляет себя обществу и образует субкультуру (пассивное неприятие мира) или контркультуру (активное противодействие «мирскому»). Но сегодня стоит говорить не столько о «внешнем мире», сколько о «вхождении в мир», т.е. о преодолении субкультурности и демаргинализации церкви. Церковь должна воспользоваться всей полнотой возможностей и представить свою позицию во всех сферах общественной жизни, развивая свои интеллектуальные и творческие ресурсы. Евангельская вера противопоставляется храмово - литургическому образу церкви, воплощаясь в социокультурной реальности.

Связи с обществом должны быть многообразными и системными, т.е. охватывать все значимые аспекты жизни и служения, и при этом строится на принципах диалога - т.е. уважительного и конструктивного сотрудничества. Сотрудничество в решении конкретных социальных проблем общества всегда должно оставаться гибким, уклоняясь от политизации и конформизма. Речь может идти не о долгосрочном соглашении с общественными и государственными институтами («конкордаты», «симфонии»), но о посильной помощи в качестве самостоятельной «неотмирной» структуры.

Миссии и парацерковные организации являются социально приемлемыми и легальными формами представительства церкви в обществе, способом межцерковного взаимодействия в служении, источником инноваций и ресурсов для роста церкви. К сожалению, миссии и парацерковные организации взяли на себя многие функции церкви, что привело к конфликтным ситуациям. В миссии же перетекают и наиболее ценные кадры, потенциальные или уже действующие служители церквей, причиняя урон церковному служению. Сформировалась и односторонняя финансовая зависимость церквей от миссий. Необходимо восстановление самодостаточности церкви, ее независимости от внешних ресурсов.

Одной из функций парацерковных организаций должно стать меж- церковное сотрудничество, объединение усилий для выполнения Великого Поручения. Межконфессиональные взаимоотношения должны строиться на основе евангельских принципов и ценностей, общих для всех христианских конфессий. Протестанты исторически связаны с европейской Реформацией и представляют восточный образ западного протестантизма. Протестантская идентичность включает элементы реформаторского богословия, западной культуры, демократии как социальной теории. Но при этом евангельский протестантизм является самобытным, почвенным духовным движением, укорененным в отечественной истории.

Достойные отношения с другими конфессиями должны формироваться с учетом собственной специфики, а именно: евангельские протестанты не православная секта, но самостоятельный феномен истории, связанный с идеями Реформации и духовными поисками в православии. Европейская составляющая протестантской идентичности выделяет протестантов и препятствует их культурной и религиозной ассимиляции в православной среде.

Протестантские и православные церкви могут взаимодействовать в защите христианских ценностей, общественной морали, прав человека и религиозной свободы, проповеди здорового образа жизни, духовновоспитательной работе с молодежью, развитии христианской культуры и трансляции культурных образцов и творческих подходов для широкой аудитории секулярного общества.

СМИ и издательская деятельность формируют имидж евангельского протестантизма в обществе и являются способом проповеди и просвещения. Необходимо объединить и мотивировать творческие силы евангельских церквей, чтобы сформировать христианскую интеллигенцию, из которой могли бы вырасти будущие журналисты, писатели, ученые.

На настоящее время церкви не готовы самостоятельно поддерживать финансово церковные периодические издания и мотивировать своих членов к участию в их работе. Сохраняется подозрительность по отношению к творческой молодежи.

Необходимы лидеры нового типа, одинаково успешные и авторитетные в церковной и общественной сферах служения, образование, творческий потенциал и посвященность которых могут стать образцами для подражания и прецедентом для формирования новой парадигмы служения, в которой будут поощряться новые (внецерковные) формы духовного творчества. Перспективы миссионерской работы евангельских церквей будут определяться тем, насколько они сумеют реализовать своей творческий потенциал в социокультурной сфере.

Выводы. Рецепция парадигмы Реформации и ее творческая инкуль- турация в украинском евангельском протестантизме может выражаться в следующих формах: формировании богословской системы и целостной мировоззренческой позиции евангельских христиан, активном социальном служении, участии в социокультурной и политической жизни общества, модернизации церковного устройства и служения, экуменизме, формировании устойчивой проевропейской культурной идентичности.

Использованная литература

1. Любащенко В.І. Історія протестантизму в Україні. - К. : Поліс, 1996. - 350 с.

2. Християнство: контекст світової історії та культури: Наук. зб. / П.Л. Яроцький (голов.ред.). - К. : Гнозис, 2000. - 234с.

3. Історія релігії в Україні: У 10 т. Т. 5 : Протестантизм в Україні. Ранній протестантизм. Пізній протестантизм. Баптизм. - К.: Український Центр духовної культури, 1996. - 428 с.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць