Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Мировоззренческий кризис и пути его преодоления


Гузенко В.А.

В статье исследуется вопрос о мировоззренческом кризисе современной эпохи и возможности выхода из него.

В современную эпоху человек остро осознает угрозу своему бытию и ищет пути его спасения не только как биологического существа, но как продукта исторического развития, совершающегося на протяжении многих тысяч лет, человека как духовного существа, словом, Человека как высшей и абсолютной ценности. Выдающийся мыслитель -гуманист Э. Фромм писал: «Нам нужна Гуманистическая Наука о Человеке как основа Прикладной Науки Прикладного Искусства Социальной Реконструкции» [3, с.196]. Проблема человека и человечества - основная тема последних Всемирных философских конгрессов. Мыслители всего мира констатируют наличие кризиса человечества. Английский писатель и ученый Олдос Хаксли доказывает, что наука, лишенная ценностных ориентиров, бесчеловечна. Именно наука является основой современного мировоззрения. Задачей данной статьи является анализ мировоззренческого кризиса, характерного для современной эпохи, в которой человек не мыслит себя без науки и научных достижений. В основе же науки лежит умственная деятельность человека, которую необходимо исследовать прежде всего.

Говоря о характере умственной деятельности человека, Соловьев пишет: «Ум считает наличный мир неверною, неразборчивою копией того, что должно быть. Наука постоянно восстановляет подлинный вид вещей, когда объясняет их. Объяснение действительности есть исправление действительности, причем ум не довольствуется легкими поправками, а требует исправлений радикальных, всегда перехватывая за то, что просто есть, за факт. Факт как таковой есть для ума нечто грубое, и примириться с ним он не может. Чтобы ум признал факт ясным, прозрачным, нужно коренное его изменение; нужно, чтоб он перестал быть только фактом, а сделался истиной» [2, с.76]. Действительно, наш ум спокойно наблюдает факты постольку, поскольку они уже объяснены и приняты за истину. Как только обнаруживается факт, противоречащий ожиданиям ума, ум в беспокойстве начинает искать объяснения. Что же, однако, ум считает истинным? То, что не просто есть само по себе, но находится в определенных отношениях с другими явлениями. Эти отношения признаны умом закономерными, а значит, истинными. Грозовому небу соответствует дождь и вспышки молний. На фоне ясного неба ярко светит солнце. Но если на ясном небе кто-то обнаружит вспышку, подобную молнии, то ум должен найти причину необычного явления. Спокойное наблюдение факта сменяется поисками истины. Это значит, что непонятное наблюдаемое явление (факт) следует связать с другими, понятными явлениями, в ряду которых оно также станет понятным. Например, вспышка на ясном небе объясняется каким-либо взрывом либо галлюцинацией больного воображения. Следовательно, за истину человек принимает лишь факт, определенным образом связанный с другими фактами. Если объективных причин, объясняющих данный факт, не находится, то мы склонны считать его не существующим в материальной объективной реальности.

Таким образом, наши органы чувств и наш ум принципиально по - разному воспринимают действительность. Для органов чувств фактом является нечто, воздействующее на них. Для ума фактом является то, что закономерно связано с другими фактами и явлениями в мире. Задача, которую ум решает, это поиски закономерных связей между явлениями. Однако откуда же у ума есть уверенность в том, что связи между явлениями существуют и что эти связи могут быть не только случайными, но и носить абсолютно закономерный характер? Соловьев формулирует этот вопрос и отвечает на него следующим образом: «Истина для ума действительнее факта. На каком же основании он утверждает эту высшую действительность истины? Знать он ее не может, так как она еще искомое. Смелость ума по отношению к факту объясняется тем, что просто человек верит в истину. Деятельность ума необходимо основана на вере в истину. Ходячее мнение считает веру чем-то враждебным деятельности ума, признавая его назначением только знание. Это - недоразумение» [2, с.77]. Как видим, Соловьев постулирует веру как необходимый фундамент для деятельности ума.

Органы чувств, воспринимая непосредственное воздействие явлений мира, не нуждаются больше ни в чем для своего функционирования и реакции на воздействия как на объективные явления. Разум же всегда требует принятия на веру некоторых постулатов, на которых он построит систему закономерных соответствий и все факты, улавливаемые органами чувств, не укладывающиеся в эту систему, признает недействительными. Но главное, во что верит разум до всяких других постулатов, это постулат о том, что в мире существуют закономерные связи. Признавая закономерность тех или иных связей, ум тем самым признает, что та или иная связь имеет определенный смысл. Рассмотрим, например, всемирный закон тяготения, гласящий о том, что любой материальный объект притягивает к себе другие материальные объекты, а также притягивается другими материальными объектами. Что-то заставляет объекты притягивать друг друга. Есть несколько способов объяснить причину действия закона притяжения. В период господства мифологического мировоззрения причины всех закономерностей видели в форме отражения «психического склада» каждого конкретного явления, его духа и связанных с этим предпочтений или противостояний. Так, каждый кустик или камень наделен душой или духом, обладающим определенным характером. Чем более глобальной является стихия, тем более могучим духом она обладает. Так, в древнегреческой мифологии богу моря Посейдону не понравилось бахвальство Одиссея, и он обрек Одиссея на долгие скитания. Таков характер Посейдона. В характере Зевса то, что его привлекает красота как смертных женщин, так и богинь, и он использует свою способность превращения для того, чтобы их покорить. Поэтому древние греки не формулируют закон всемирного тяготения, но они рассказывают миф об Эросе, древнем могучем божестве, как об одной из изначальных стихий, суть которой стала в определенной мере частью каждой из позднее возникших стихий, ибо Эрос есть причина их порождения. Характер Эроса таков, что заставляет стихии стремиться друг к другу.

Таким образом, в мировоззрении древних преобладает характерная традиция объяснять причины закономерностей субъективными склонностями и предпочтениями стихий, вступающих в закономерные отношения. Или, иначе, стихии вступают в закономерные отношения постольку, поскольку они являются субъектами и как субъекты обладают определенными склонностями и стремлениями, симпатиями и антипатиями. Мир древних предстает как совокупность самостоятельных субъектов, вступающих друг с другом в определенные взаимоотношения в соответствии с особенностями своего характера. Соответственно закономерности взаимоотношений есть проявление субъективных свойств стихий, вступающих во взаимоотношения. Следовательно, разум древних принимает на веру постулат о том, что каждая стихия является самостоятельным субъектом, обладающим определенными свойствами характера. Вопрос о том, почему данная стихия обладает данными свойствами, не задается, ибо сущностью стихии и является проявление такими свойств. Огонь постольку огонь, поскольку он горит, если нет горения, нет и огня. Дальнейшие поиски причин не имеют смысла.

Разумеется, взгляд на мир как на совокупность взаимодействующих субъектов удовлетворяет людей до тех пор, пока в способах их взаимодействия с миром преобладает созерцательность. То, что для определенной стихии характерно определенное свойство, воспринимается как данность, не требующая дальнейших размышлений. Если проводить параллель между развитием мышления ребенка и развитием мышления человечества, то можно заметить, что первоначально ребенок также воспринимает мир и его свойства как данность. Но примерно в три года каждый ребенок превращается в «почемучку», которому мало знать, что мир таков, но нужны еще объяснения, почему он таков. Исходя из наблюдений за воспитательным процессом, этот вопрос возникает у детей потому, что они сами уже не удовлетворяют своих воспитателей такими, какие они есть, воспитатели требуют от детей, чтобы они изменялись в соответствии с культурными представлениями, усвоенными воспитателями из социума. Дети, соответственно, пытаются выяснить причину такой необходимости, что последовательно приводит их и к попытке выяснить причины окружающих явлений. Например, воспитатель требует от ребенка, чтобы тот не прикасался к огню, потому что огонь жжет. Ребенок выясняет, почему огонь жжет, он был бы не против, чтобы огонь проявил для него другое качество, позволяющее к нему прикоснуться. Но оказывается, что изменить свойства огня нельзя, а изменить свое желание поиграться с огнем следует ребенку. Так ребенок все время наталкивается на объективные проявления свойств явлений мира и вынужден приспосабливаться к ним. Единственное, на что он может претендовать, - это узнать у воспитателей причину, почему свойства явлений именно таковы и чем грозит ему пренебрежение этими свойствами.

Примерно так же, как меняется характер взаимоотношений ребенка со своими воспитателями, меняется со временем характер взаимоотношений человеческих сообществ с миром явлений. Чем больше явлений попадает в круг внимания человека, тем более становится очевидным, что одни и те же явления в разных условиях проявляют разные, часто противоположные свойства. В зависимости от температурного режима жидкость может превратиться либо в твердое вещество, либо в газ. Следовательно, свойства явлений есть не только проявление их субъективных склонностей, но зависят от внешних объективных условий и обстоятельств. Но тогда причины тех или иных закономерностей во взаимодействиях явлений уже нельзя рассматривать как проявление субъективных свойств данных явлений. Эти свойства меняются по независимым от них причинам. Следовательно, истинная причина проявления тех или иных свойств лежит вне самих явлений. Уже древние греки понимали, что над всем миром нависает Рок. Его невозможно избежать ни людям, ни даже богам. Постепенно все мировоззрение меняется в сторону, противоположную представлению о явлениях природы как о самостоятельных субъектах. Мифологические представления вытесняются религиозными, согласно которым причина всех явлений лежит вне них самих. Всем в мире управляет Бог, являясь конечной причиной и целью того, что существует. Природные явления рассматриваются уже не как субъекты, но как объекты. Бог является единственным полновластным субъектом, ответственным за все происходящее. Это, конечно, наиболее радикальная точка зрения, которая никогда не господствовала вполне, но к ней, как к своему пределу, в конце концов, сводятся религиозные представления. Даже если число опосредствующих звеньев цепи очень большое, конечной причиной происходящего для религиозного человека, безусловно, является Бог. В результате такого взгляда любое явление теряет свою собственную самостоятельную сущность. Следует сказать, однако, что далеко не все религиозные концепции берут за основу идею провиденциализма, большинство из них признают в какой либо форме возможность относительно автономного существования явлений мира. Но при этом явления теряют свою собственную сущность. Поскольку единственной истинной сущностью признается Бог, то чем большей степенью автономии обладает явление, тем менее оно существенно и истинно.

Крайней степенью автономии наделяет явления не религиозное и не мифологическое, а научно-материалистическое мировоззрение. Явления мира уже не обладают своей собственной душой, отрицается также существование Бога как конечной причины. Явления существуют сами по себе, не утверждая ни самих себя, ни чего-то, выходящего за его пределы. Связь между явлениями только внешняя, механическая. Соловьев пишет: «Мир, как совокупность атомов, частиц и сложных тел, между которыми нет иной связи кроме внешней - есть только факт для ума» [2, с.77] . В качестве субъекта можно рассматривать только человека или совокупность людей, у которых хоть и нет души, но есть желания. При этом все желания сводятся к одному - к своему абсолютному самоутверждению. Как замечает Соловьев: «Основание материального начала есть стремление к утверждению себя» [2, с.78]. Так что если человек есть единственный субъект, то весь мир противостоит ему в качестве объекта его воздействий.

Современный способ взаимодействий человека с миром делает возможным именно такой взгляд на действительность. Главная задача человека - преобразовать мир в соответствии со своими желаниями. Для решения этой задачи проще всего рассматривать мир как совокупность отдельных явлений, каждое из которых следует приспособить для нужд человека. Бердяев считает, что «переход культуры в цивилизацию связан с радикальным изменением отношения человека к природе», он также считает, что «маши

на, налагает печать своего образа на дух человека, на все стороны его деятельности»[1, c. 78]. Несмотря на сложность существующего мира, бессчетное число закономерностей в нем, целесообразность и связанность явлений, человек продолжает считать себя единственным мыслящим субъектом, предполагая, что братья по разуму, если и существуют, то где-нибудь в далеком космосе. А здесь, на земле, ему можно хозяйничать, как заблагорассудится. Безусловно, угроза экологической катастрофы и другие глобальные проблемы являются следствием такого упрощенного представления человека о мире. Но, кроме этих, условно говоря, внешн

их проблем, не могут не возникнуть глубинные проблемы внутреннего плана. Лишая в своем представлении души

весь мир и каждое отдельное явление в нем, человек сам потерял духовность. Любой более или менее мыслящий человек констатирует наличие кризиса в духовной культуре человечества и неумение найти смысл своей собственной жизни многими конкретными людьми. Об этом свидетельствует растущее число самоубийств именно в процветающих и вполне благополучных в материальном отношении странах. В несколько утрированной форме проблема стоит так. Пока человек решает задачу своего биологического выживания и пытается добиться определенного социального статуса, он еще может находить в этом смысл. Но как только эти задачи человек начинает считать решенными или неважными, в то же время он не пробудил в себе творца, он уже не может сформулировать, а главное - эмоционально ощутить свое жизненное предназначение. Кто-то заканчивает свои счеты с жизнью радикально и одномоментно, кто-то деградирует постепенно, пускаясь во все тяжкие, вплоть до противоправных действий и наркотиков.

Наверное, нет смысла в связи с таким не очень завидным положением дел ожидать грядущего наступления конца света. Мировоззренческий кризис, конечно, свидетельствует о недостаточной глубине понимания мира, но также стимулирует творческий поиск и усилия человечества на пути осуществления принци

пиального мировоззренческого прорыва. Человечество должно преодолеть изжившие себя, упрощенные представления и выработать более адекватный взгляд на мир. Почвой для такого изменения может послужить растущее понимание того, что задачей человека является не столько изменение мира вокруг себя, сколько обращение внутрь себя. В человеке скрыта безграничность потенциальных возможностей, реализация которых открывает перспективы, вполне похожие на фантастические.

Если обратиться к историческим типам мировоззрения, пережитым человечеством, то каждое из них несет в себе нечто важное, хотя, конечно не лишено значительных издержек, из-за которых оно отошло вглубь истории. Представляется, что одной из важных и ценных черт мифологического мировоззрения есть то, что оно позволяет относиться к каждому природному явлению как к относительно самостоятельному субъекту. Уникальность и неповторимость каждого фрагмента мира должна убеждать нас в том, что явлениям мира присущи черты самостоятельных субъектов на любом уровне организации материи. Соловьев пиш

ет, возражая против механистического мировоззрения: «Механическое мировоззрение понимает все существующее, как существующее во внешнем отношении, в пределе соприкосновения с другими предметами. Но так как нельзя мыслить предел без определяемого, то мы должны принять, что этим отношением не исчерпывается действительное бытие всего существующего; мы должны допустить, что существующее, рядом с внешним отношением, имеет некоторую внутреннюю сторону. Все существующее существует не только на своих границах, но и внутри их, имеет основание своей жизни не только в других, а и в себе самом» [2, с.77]. Такой взгляд должен помочь человеку преодолеть внутреннюю отчужденность от мира и позволит обратиться к биологическим и добиологическим глубинам своего существа, поскольку тело человека состоит из тех же элементов, которые он находит и вне себя. В его организме также происходят химические реакции и не нарушаются законы физики. Если считать субъектом человека не только в качестве мыслящего существа, но всю совокупность его проявлений, то в них каким-то образом отражены субъективные стремления каждой из стихий, составляющих тело человека.

Если обратиться к религиозному мировоззрению, то одним из значительных его достижений представляется провозглашение целостности и единства мира, а также понимание связи между этим единством и его зависимости от сотворившего его начала, обладающего некими личностными качествами - Бога. Ощущение и провозглашение этого единства лежит в фундаменте философии Соловьева. Он утверждает: «Если внутренняя совместность всего существующего есть истина, и если истина есть, значит каждое существо в его безотносительном бытии, в его сущности первее своей фактической действительности, в которой оно не совместно внут- ренно с другими. Каждое существо существует в своей истине, т. е. в положительном единстве со всем другим, не как слепая сила бытия, все исключающая и утверждающая себя, а как нечто положительно восполняющее все, всему дающее, от всего получающее» [2, с.78]. Для понимания взаимоотношений в мире как в едином целом уместно провести параллель с принципом организации живого организма. Органы организма не являются изначально отдельными друг от друга сущностями, внешним образом соединенные в один организм. Их единство предшествует их относительной самостоятельности и специализации. Точно также, имея большое количество фактов, свидетельствующих в пользу единства мироздания, логично предположить, что это единство изначально, а относительная автономия различных явлений имеет вторичный характер. При таком понимании жизнь человека обладает каким-то смыслом не только в рамках своего биологического и социального значения, но и как органическая составляющая единого мироздания. Этот смысл своего существования человек также должен найти, обратив свой взор не только на мир, но и внутрь себя. Если единство составляет основу мира, то оно также является глубинной сущностью каждого человека и человеку дано рано или поздно осознать и эмоционально ощутить, какова его собственная роль и значимость в поддержании этого единства. Перспектива постижения данной роли придает жизни человека новый смысл, не связанный непосредственно с его биологической и социальной ролями.

Также значительными достижениями отличается и научноматериалистическое мировоззрение, несмотря на указанные и неуказанные недостатки. Приписывая роль субъекта лишь человеку, данное мировоззрение, по крайней мере, заставляет понять, что человек выполняет свою уникальную миссию, занимает особое положение среди явлений мира. Как считает Бердяев, особое положение человека определено его способностью к творчеству. Причем в творчестве своем, согласно Бердяеву, человек продолжает дело, начатое Богом, то есть Бог творит через человека. Правда, при этом Бердяев не имеет в виду культурное творчество человеком материальных объектов. Материальная культура - лишь сопутствующий творчеству, не слишком важный и неудачный его продукт. Истинное творчество имеет, по Бердяеву, характер символический. Бердяев, характеризуя культуру, пишет: «Культура не есть осуществление новой жизни, нового бытия, она есть осуществление новых ценностей. Все достижения культуры символичны, а не реалистичны. Культура не есть осуществление, реализация истины жизни, добра жизни, красоты жизни, могущества жизни, божественности жизни. Она осуществляет лиш

ь истину в познании, в философских и научных книгах. И динамическое движение внутри культуры с ее кристаллизованными формами неотвратимо влечет к выходу за пределы культуры, к «жизни», к практике, к силе. На этих путях совершается переход культуры к цивилизации». [1, с.75]. Как видим, научное мировоззрение не просто способствует тому, чтобы человек обратился внутрь себя в поисках ответа на вопрос о смысле жизни. Это мировоззрение прямо подводит человека к такой необходимости. Бурная и весьма продуктивная деятельность человечества, направленная на преобразование окружающего мира, к сожалению, привела его к новому мировоззренческому кризису, а преодоление мировоззренческого кризиса - уже не действие, направленное на внешний мир, оно возможно лишь на пути углубления во внутренний мир человека.

Таким образом, мы можем наблюдать, как в каждой из исторических форм мировоззрения человек отождествляет с субъектом то любое природное явление, то Бога-творца, то самого человека, и при этом каждая из этих точек зрения постепенно изживает сама себя. Вероятно, будет правильным не просто отвергнуть как не выдержавшие испытания временем все исторически предшествующие типы мировоззрения, но попробовать создать такое мировоззрение, которое включает в себя положительные моменты каждого. Так, во-первых, человек, разумеется, должен отбросить представление древних о том, будто все природные явления одухотворены в том смысле, что воспринимают окружающее так же, как человек. Но нельзя также считать, будто природные явления вообще ни в каком смысле нельзя рассматривать как субъекты действия, ограничившись пониманием их лишь как объектов воздействия. Следует иметь определенную долю воображения и творческого подхода, чтобы допустить, что принципиально иной способ существования, по сравнению с человеческим, не исключает наличие качеств, позволяющих говорить о субъекте. Во -вторых, также следует отбросить антропоморфное понимание Бога. Но следует признать наличие духовного начала, в каком-то смысле творящего, а также упорядочивающего и поддерживающего существование мира. Человек знает по опыту своей собственной деятельности, что если определенный, установленный им порядок не поддерживать, то этот порядок разрушится. В мире мы можем наблюдать в высшей степени целесообразный порядок. Последний не может существовать сам по себе, никем не поддерживаемый. Таким образом, начало, которое является причиной единства и целостности всего мира, мы можем считать Богом. В-третьих, не следует также пренебрегать научным подходом, согласно которому в качестве субъекта следует рассматривать исключительно человека или группу людей. Но не следует его абсолютизировать. Человек не единственный субъект действия и познания в мире. Просто поскольку мы люди, то специфика человеческого отношения к миру нас интересует более всего. Если объединить все три подхода, то мы получим такую картину. Существуют различные формы природных явлений, каждое из которых является самостоятельным субъектом, особым образом взаимодействующим с миром. Наряду с этим существует изначальный субъект, или метасубъект, некая верховная сущность, являющаяся причиной и объединяющим началом для всех иных субъектов, которую принято отождествлять с понятием Бога. Человек является субъектом, наряду с другими субъектами, включенными в состав мирового порядка, его спецификой является то, что он обладает способностью и возможностью преобразовывать мир в соответствии со своими потребностями. Основным полем его преобразовательной деятельности являются окружающие его явления природы. Поэтому человек выступает в качестве субъекта преобразования окружающего мира. В этом своем качестве человек достиг такого уровня, при котором противоречие между ним и субъектами природы достигли критического уровня. Это противоречие также имеет форму нарушения единства внутри целого, объемлющего все сущее. Кроме того, данное противоречие отражается также внутри самого человека в форме мировоззренческого кризиса, охватившего большую часть человечества и переживаемого отдельными людьми в качестве своего личного духовного кризиса.

Если представить дело таким образом, то становится ясно, что главной причиной мировоззренческого кризиса человека и человечества является его собственная деятельность, в процессе которой недостаточно учитывается наличие субъективных устремлений преобразуемых человеком природных явлений, а также недостаточно сбалансированы интересы людей как субъектов преобразующей деятельности. Такое положение дел заставляет задуматься о том, чтобы изменить направление деятельности человека и восстановить необходимое равновесие. Поскольку отличительной чертой человека как субъекта деятельности является его стремление к преобразованию действительности, то приостановить его преобразующую деятельность означало бы уничтожить способ жизни человека в своей специфике, а, значит, уничтожить человека как человека. Вне своей преобразующей деятельности человек не может оставаться собою, а может только превратиться в один из видов животных, наряду с другими видами. Но есть иной способ разрешения противоречий. Следует не прекращать преобразующую деятельность человека. Если до сих пор человек осознанно преобразовывал окружающий мир и только косвенным образом изменялся сам, то, вероятно, следует направить усилия человека на осознанное преобразование самого себя.

В рамках религиозных традиций такая деятельность осуществлялась всегда. Однако настал момент, когда назрела необходимость для широких масс критически переосмыслить преобладающую в мире тенденцию. Человек должен осуществить себя не только в качестве субъекта преобразующей деятельности, направленной на окружающий внешний мир, но и в качестве субъекта внутренней осознанной, направленной на саморазвитие деятельности. Как во внешней, так и во внутренней деятельности человек должен опираться не только на свой собственный опыт, но и на существующие с древних времен традиции, аккумулирующие в себе опыт многих поколений. Это преобразование должно коснуться всех уровней человеческого существа, начиная с физического тела и заканчивая всеми духовными проявлениями человека. Человеческая деятельность по преобразованию самого себя будет способствовать преодолению как мировоззренческого, так и иных кризисов, наступивших в результате экспансии современного способа существования человека в мире. Если человек займется своим внутренним совершенствованием, то замедлятся темпы его тотального разрушения (вплоть до уничтожения) окружающей природы и нарушения баланса в природной среде. Это позволит природе постепенно восстановить нарушенное равновесие. При этом восстанавливается не только гармония в отношениях между природой и человеком, но и гармония природы как целостного и единого организма.

Следующим важным результатом такой переориентации может являться то, что вопрос о смысле жизни обретет новое звучание и появятся иные перспективы в его понимании. Задавшись целью раскрыть в себе потенциальные возможности, человек откроет неисчерпаемые горизонты для своей деятельности. Кроме того, если человек перестанет относиться к внешним явлениям как к основному объекту приложения усилий, уменьшится степень взаимного психологического давления людей друг на друга в их взаимных попытках каждого достичь своих интересов любой ценой. Другой человек будет выступать не как помеха, но как условие осуществления целей, поскольку это не внешн

ие блага, а внутренние качества. Даже прямо враждебно настроенный против конкретной личности человек может использоваться личностью для отработки в себе таких качеств, как терпеливость, искусность во взаимоотношениях, умение отстоять свои интересы. А потому такого человека не ненавидят и пытаются уничтожить, что бывает в случае попытки достичь внешнего благополучия, но конструктивно с ним взаимодействуют, оттачивая внутренние способности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что наличие мировоззренческого кризиса свидетельствует о необходимости поисков нового основания для разработки принципиально иного мировоззрения. Новое мировоззрение должно органично включать в себя все положительные достижения прошлых поколений, но при этом направить человека по иному пути, приводящему его к гармонии с окружающим миром, к гармонии внутричеловеческих отношений, а также к гармонии внутри себя. Это мировоззрение по-новому должно ставить вопрос о смысле человеческой жизни. Представляется вероятным, что стержнем нового мировоззрения может быть переориентация человека от направленности на преобразование окружающей природы к преобразованию самого себя. Вопрос о возможных конкретных способах и направлениях самосовершенствования человека требует дальнейших разработок.

Использованная литература

1. Бердяев Н.А. Воля к жизни и воля к культуре / На переломе. Философские дискуссии 20-х годов: философия и мировоззрение / Сост. П.В.Алексеев. - М.: Политиздат, 1990. - С. 73-84.

2. Соловьев Вл. С. Лекции по истории философии / Вопросы философии. - 1989. - № 6.

3. Фромм Э. Иметь или быть? - М., 1986.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць