Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Подвиг педагогического служения святого первоверховного Апостола Павла (проблема внешнего и внутреннего человека в пространстве сакральной педагогики духовной вертикали)


Ильченко В.И.

Восточноукраинский национальный

университет имени Владимира Даля (г. Луганск)

В статье рассмотрен подвиг педагогического служения апостола Павла в методологии воспитания внешнего и внутреннего человека. Показана дифференциация понятия «педагогика» на плоскостную педагогику цивилизационного пространства и сакральную педагогику духовной вертикали.

Иисус сказал им (ученикам): дана Мне великая власть на небе и на земле: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Матф., 28:18-19

Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется.

Апостол Павел, 2Кор.4:16

Введение. Актуальность проблемы.

После распятия и погребения, даже близкие ученики Христа (будущие апостолы), неоднократно видевшие и слышавшие Его живого, не узнали своего Учителя и не поверили в чудо Его воскресения. Посему Иисус Христос и явился пред ними, упрекая за неверие и жестокосердие и повелел: «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мрк. 16: 14-16). Вот такая простая по форме, но глубокая и безмерная по своей сущности, образовательно-педагогическая сверхзадача была поставлена профессионально неподготовленным апостолам. Но, исполнившись Духа Святого, и начав проповедовать на разных языках, апостолы со своими последователями уверенно понесли слово Божие в мир. Чтобы эффективно исполнять предзаданное служение нужно было не только глубоко владеть содержанием Евангельской истины, обладать воспитательным и дидактико-методическим мастерством, но и хорошо знать тот сложнейший феномен (объект, предмет и субъект) педагогического воздействия, которому была предназначена эта спасительная истина. Имя же этому сакральному феномену - человек.

Понятие «человек» встречается в Библии в различных смысловых комбинациях более чем полутора тысяч раз. В Книге книг красной нитью проявлена идея раздвоения целостного человека после его грехопадения: внешний - внутренний, ветхий - новый, душевный - духовный, видимый - невидимый, телесный - душевный, смертный - бессмертный, профанный - сакральный и др. [1]. Эта логическая нить начинается и тянется от искушенных Адама и Евы, Каина и Авеля и далее в ветхозаветной истории к Аврааму, через драму Иосифа (доминанта внутреннего) и его братьев (доминанта внешнего). Апофеоз же такого противостояния внешнего и внутреннего находим у самого Иисуса Христа в Его исповедальческой молитве на Елеонской горе в Гефсиманском саду. В душевно-духовных глубинах Сына Человеческого как Богочеловека, неистово боролись внешний человек (желавший избежать чаши и умолявший: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня!) и внутренний (убежденно призвавший: Господи, впрочем не Моя воля, но Твоя да будет!). Такое раздвоение целостности указанного феномена, наличие асимметрии в диалектической взаимосвязи внешнего и внутреннего, неотвратимое противостояние, переходящее в ожесточенную борьбу между ними, присущи как каждому человеку, так и всем людям, с которыми предстояло общаться апостолам в мире, погрязшем во зле.

Иудейско-языческий мир враждебно встретил проповедников славы Божией. Смерть неотвратно витала над каждым из них. Первым до смерти был публично побит камнями великий проповедник Стефан, исполненный веры и силы Святого Духа, совершавший великие чудеса и знамения в народе. Когда он проповедовал слово Божие, лик его сиял как «лице Ангела» (Деян.6:8, 15). Палачи, чтобы нестесненно вершить свое злодеяние, сняли и положили на сохранность свои внешние одежды у ног юноши, именем Савл. Он же одобрял и всячески напутствовал убиение этого достойного мужа, хотя они и состояли в кровном родстве. Именно Савл неистово «терзал церковь, входя в домы, и, влача мужчин и женщин, отдавал в темницу» для дальнейших мучений» (Деян.7:58; 8:1-3). Он ненавидел апостолов и проповедуемое ими учение, считая его ересью, хулил самого Христа. Так кто же ты таков, Савл, дерзновенно и непримиримо вставший на пути апостолов, посланников Божиих? Почему гнал и терзал нарождающееся тело Христово (Церковь), а затем, вдруг преобразившись, стал непоколебимым до самой смерти исповедником Евангельским - святым, первоверховным Апостолом? Так было всегда, так часто случается и сегодня. Многие не знают Иисуса Христа или гонят Его, а потом вдруг обнаруживают трепетное пламя Его любви в самых потаенных глубинах своего сердца.

Фарисей Савл (Саул - испрошенный у Бога) - доминанта внешнего человека.

Савл (эллинизированная форма имени Саул) - родом из Тарса, главного города Киликии, цветущего

приморского края Малой Азии (Деян. 22, 3), обрезанный на восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, еврей от евреев (Флп. 3:5). Сын состоятельных родителей благородного звания. Его предки пользовались высокими правами римского гражданства (Деян. 16:37; 22: 25-28). Первоначальное просвещенское воспитание Савл получил в родном городе, который был третьим университетским центром во всем мире, уступая только Афинам и Александрии. Воспитывался под еврейским, греческим и римским влиянием. Но фундаментальное и системное образование, в духе средоточия иудейской мудрости, Савл приобрел в Иерусалиме под учительством знатока закона - знаменитого Гамалиила (Деян. 22:3). Сам Гамалиил был фарисей (Деян. 5:34) и старался всеми силами утвердить в своих учениках отеческие предания, особенная любовь к которым была отличительной чертой фарисейской секты (партии). Фарисейство [2] заложило основание талмудическому [3] еврейству.

Особыми дарованиями обладал Савл. Никто из сверстников не мог сравниться с ним в глубине разумения иудейской премудрости. Под руководством своего знаменитого учителя Савл тщательно изучил закон Моисеев, книги пророческие и другие труды еврейской письменности (Деян. 22:3). Из раввинской академии Гамалиила Савл вышел тем, кем надлежало выйти достойнейшему ученику фарисея - пламенным ревнителем отеческих преданий (Галл.1: 14), страстным и преданным приверженцем фарисейства (Флп. 3:5). Полученное образование, определившее мировоззрение, ценности и образ жизни Савла, позволяет сегодня уверенно говорить о доминанте в нем внешнего человека, подготовленного искусно разрешать государственные, идеологические и вероисповедальческие проблемы в цивилизационном пространстве того времени. И он их активно, уверенно, целенаправленно и жестко решал, как того и требовал Закон Моисея. Наказание за неисполнение Закона было одно - смерть.

Савл был искренне уверен, что распространяющаяся христианская вера, - это новая и опаснейшая ересь, которая имела целью ниспровержение иудейской религии и Закона. Потому-то он особенно решительно и жестоко действовал и против самого имени Иисуса Назорея (Деян. 26: 9). Несмотря на свои юные годы Савл в неутомимой ярости преследовал христиан, не щадил никого, подавая свой голос на убийство и старых и малых. Однако, ему уже стало мало Палестины. Дыша угрозами и убийством и, получив у первосвященников письменное предписание (будучи членом синедриона), он отправился в дамасские синагоги, чтобы препровождать местных христиан в Иерусалим для суда (Деян. 26:10-12; 8:3-4; 9: 1-2; 22: 4-5; ). Так убежденный фарисей Савл, дыша гордостью внешнего человека, шел по пути, на который вступил после блистательного окончания раввинской академии. Он, естественно, был ярким примером для подражания, и, в определенном значении, был эталоном, идеалом для окружающих его иудеев. Это тоже процесс воспитания, это тоже педагогика. Но педагогика цивилизационная, профанная, разрушительная, устремляющая фарисейское учительство в пространство инфернального. Однако, несмотря на всю свою ненависть к назорейству, Савл все чаще и чаще в мыслях возвращался к смерти Стефана. Он не понимал, откуда берется такая нечеловеческая сила, такое мужество у этих приверженцев Христа. Глубоко запали в душу Савла и последние слова Стефана: «Господи! Не вмени им греха сего» (Деян. 7:60). Сомнения терзали душу Савла. А это не что иное, как первые признаки пробуждения в сердечных глубинах Савла внутреннего человека, который оживал, приходя в сознание от длительного и глубокого «метафизического» обморока.

Мистическое преображение Савла в Павла. Низвержение внешнего человека.

Идя в Дамаск со своим кровавым поручением, Савл среди дня внезапно увидел свет с неба, превосходивший солнечное сияние, который осиял его и шедших с ним. Все в страхе пали на землю. «Савл! Савл! — раздался кроткий голос. — Что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9: 1-5). «Кто Ты, Господи?» — спросил потрясенный Савл. «Я Иисус, Которого ты гонишь», — отвечал ему Господь. Страх и ужас объяли Савла. Он уже уверовал в божественность Того, Кого гнал и осознал всю тяжесть вины своей пред Ним, ожидая теперь только грозного наказания. Но Гонимый явился не наказать гонителя, но сделать его Своим апостолом. «Встань и стань на ноги твои, — сказал Господь поверженному на землю Савлу, — ибо Я для того явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем тому, что ты видел и что Я открою тебе, избавляя тебя от народа иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными» (Деян. 26, 16—18). Но страх все еще не покинул его; он не знал, что делать и что говорить, и с сердечным трепетом промолвил: «Господи! Что повелишь мне делать?» «Встань и иди в город, — ответил Господь, — и сказано будет тебе, что тебе надобно делать». Видение кончилось, оставив глубокие следы на глазах Савла, и еще глубже в его сердце. С открытыми глазами Савл ничего не видел, не знал, куда идти. Спутники взяли его за руку и привели в Дамаск. Слепота Савла продолжалась три дня — и эти три дня он провел без пищи и питья. Состояние его духа в это время было самое мучительное, все силы ума и сердца как бы перерождались в нем для новой жизни во Христе. Одна отрада его была в молитве. Именно во время молитвы ему было видение, будто один из христиан, именем Анания, возвратит ему зрение. В то же время последовало откровение и Анании. Сам Христос явился ему и повелел идти к Савлу для возвращения ему зрения. Анания ужаснулся, начал прекословить, представлял всю жестокость Савла, его ненависть к христианам; но Господь успокоил его, возвестив ему, что прежний гонитель христиан «есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями; и Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое» (Деян. 9:15-16).

Тогда Анания пошел к Савлу. Возложив руки на него, Анания сказал ему: «Брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, послал меня к тебе, чтобы ты прозрел и исполнился Святого Духа». И тотчас как бы чешуя спала с глаз Савла, он прозрел. Анания продолжал: «Бог отцов наших предыизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его, и увидел Праведника, и услышал голос из уст Его, потому что ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми в том, что ты видел и слышал. Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса». Тогда Савл немедленно крестился (Деян. 26, 12—18; 9, 3—18; 22, 6—16). Так совершилось призвание и обращение Савла в Павла [4]. Из жестокого гонителя Христа он сделался ревностным апостолом Христовым, бесстрашно возвещающего

Евангельскую истину. Внешний человек, изъязвленный ненавистью и жестокостью, объемлющий Савла своими руками как обручами зла, - был повержен [5]. Над ним вознесся, воссиял и объял его человек внутренний, в котором «Царствие Божие внутрь. есть» (Лук. 17: 21).

Павел - возрожденный внутренний человек по благодати Божией.

После таинства преображения Господь наделил новообращенного Павла всеми качествами, необходимыми для высокого апостольского служения. Апостолу надлежало быть самовидцем Иисуса Христа — он видел Христа, и видел в состоянии не уничижения, а славы; апостол должен быть избран Самим Иисусом Христом — он принял жребий служения не от кого другого, как от Самого же Христа; апостол должен принять Духа Святого — он сподобился Святого Духа и стал постоянным его храмом. Так непосредственным призванием Христовым Савл, обращенный в Павла присоединен был к лику 12 верховных апостолов и стал высоким апостолом язычников (Рим. 11: 13; 15: 14—19).

Если для формирования внешнего человека Савлу потребовались годы упорного труда в школе Гамалиила, то для проповеднической сакрально-педагогической, мистическо-миссионерской деятельности потребовалось возрождение и прозрение внутреннего человека по благодати Божией через сверхчеловеческое напряжение, слепоту, отчаяние, стресс. В иудейско-языческий мир отправился проповедовать евангельское Слово Господне новоявленный раб Христов - Павел. Он, в числе других апостолов, облекся в хитон неустрашимого воина Христова и словом святого Евангелия повергал мир к подножию Креста. Но не только мир, но и себя самого, не щадя живота своего. Он - единственный человек, который, как никто прежде, дал целостное теоретическое обоснование христианству в самом центре того иудейско-языческого мира и, по сути, бессмертным подвигом своего педагогического служения изменил курс истории. Именно он - Павел из Тарса.

Пророческое и миссионерско-проповедническое служение первоверховного апостола Павла на ниве сакральной педагогики.

Покоряясь божественному призванию, апостол Павел без отлагательств начал проповедовать в синагогах об Иисусе Христе, что Он есть Сын Божий. В отличие от других апостолов, которые были «люди некнижные и простые» (Деян. 4:13), Павел был всемерно и глубоко образован, потому-то свою педагогическую деятельность осознанно осуществлял в рамках иерархического подхода на основе теоцентризма: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава - муж, а Христу глава - Бог» (1Кор.11:3). А внутри теоцентризм, по наставлению ап. Павла, органически сопряжен и представлен в виде Христоцентризма: «вы же - Христовы, а Христос - Божий» (1Кор.3:23). Ибо люди, живущие в цивилизации (мир дольний), связанны по горизонтали экономическими, социальными, политическими, семейными узами должны быть обязательно соотнесены и с миром Горним, посредством сил духовных в пространстве вертикали. И таким посредником, универсальным медиатором [6], соединяющим эти два мира и позволяющий человеку выходить из временного в вечное, из профанной плоскости цивилизации в сакральную вертикаль, является Иисус Христос: «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, - Христос Иисус» (1Тим.2:5).

Апостол Павел в своих антропологических представлениях однозначно показывает единое человеческое существо как двухсоставное, через совокупность внешнего и внутреннего человека. Эту деятельностную, динамическую и диалектическую модель он проецирует на самого себя, страдальчески восклицая: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?». Четко знает и понимает ап. Павел, что в его плоти (в теле его внешнего человека) «не живет доброе». Потому и страдает, понимая «что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим.7:18-24). Неуправляем внешний человек - источник греха, а потому тленен, временен и смертен, ибо живет по закону греховному. И жил по этому закону ап. Павел (в те времена, когда был еще Савлом), будучи грешником «из которых я был первый. Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной» (1Тим.1:15-17).

Но есть и иной закон, закон вечной жизни, закон Божий, по которому призван жить внутренний человек, обращенный в вечность. Этот закон и был явлен ап. Павлу, вызвав к вечной жизни его внутреннего человека, ибо только «по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием» (Рим.7:22). Теперь становится понятной, во всей своей сущностной и стратегической полноте для педагогики, та уникальная формула, которую вводит ап. Павел: «если внешний наш человек и тлеет (гниет, сгнивает, иссыхает, страдает, теряет память, погибает, - амплификация авт.), то внутренний со дня на день обновляется» (2Кор.4:16). Эта формула дифференцирует и удваивает саму педагогику. Потому, педагогику, занимающуюся проблемами формирования внешнего, душевного, тлеющего человека будем называть цивилизационной (профанной, плоскостной, реанимационной, душевной) педагогикой, а другую, отвечающую за становление внутреннего человека по закону Божия, устремленного в жизнь вечную - сакральной педагогикой (педагогикой духовной вертикали, педагогики сердца и Божественной любви) [7]. Но св. ап. Павел не только видит разделение человека на внешнего и внутреннего, душевного и духовного, ветхого и нового. Но в этой разделенности он усматривает не только асимметрию, но и доминантность одной части над другой: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем [надобно] судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы [мог] судить его? А мы имеем ум Христов» (1Кор.2:14-16). Именно через эту доминанту и проявляется иерархия. Она была известна еще со времен Ветхого Завета: «Злые люди не разумеют справедливости, а ищущие Господа разумеют все» (Прит.28:5) и далее: «Путь жизни мудрого вверх, чтобы уклониться от преисподней внизу» (Прит.15:24). Посему главным и ведущим в этой паре выступает человек внутренний, духовный, новый. Но нужно всегда помнить, что внешний человек всегда стремиться царствовать над внутренним, охватить его своим тлением, сделать рабом своей плоти и греха. Об этом напоминает и св. ап. Павел: «рожденный по плоти гнал [рожденного] по духу, так и ныне» (Гал.4:29).

Охватывая эту целостность человека в ее асимметрии и доминате частей, св. ап. Павел выстраивает и вектор своего педагогического воздействия. Он утверждает: «сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное» (1Кор.15:42-48). От усмирения нравов и греховных похотей внешнего нужно неутомимо идти ко внутреннему человеку по любви Христовой: «да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею» (Еф.3: 16-21). Но для этого нужно проявить мужество и волю, дабы «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф.4:22-25). И тогда, когда главным восстанет в целостном человеке человек внутренний, просвещенный светом любви Божией, вот тогда и засветиться весь целостный человек: «Вы были некогда тьма, а теперь - свет в Господе: поступайте, как чада света» (Еф.5:8). «Ибо все вы - сыны света и сыны дня, будем бодрствовать и трезвиться. Мы же, будучи [сынами] дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения, потому что Бог определил нас к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа» (1Фесс.5:5-9) [8]. А спасаться нужно Словом Божиим, ибо «слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа и судит помышления и намерения сердечные» (Евр.4:12).

Подвиг педагогического служения св. ап. Павла - убеждать словом. А слово Павел знал, глубоко чувствовал и великолепно им пользовался. Речь у него была уникальная: очень страстная, эмоциональная, но иногда местами - путанная. Он часто вновь и вновь возвращался к основным своим идеям, дабы убедить и себя и других в их истинности. Но время от времени излагал предельно четко, ясно, лаконично. Он умел защищаться, умел отстаивать свою точку зрения и всегда выходил победителем из споров с любыми оппонентами. Почему? Да потому, что Господь был постоянно с ним: «Господь же в видении ночью сказал Павлу: не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою» (Деян.18:9,10). О Божием заступничестве апостол Павел знал еще из Ветхого Завета: «На Бога уповаю, не боюсь; что сделает мне человек?» (Пс.55:12). Потому и сам впоследствии писал: «Если Бог за нас, кто против нас?» (Рим.8:31).

Всегда ли понимали апостола Павла окружающие его иудеи и язычники? Конечно же нет! Как может внешний, ветхий, душевный человек понимать внутреннего, нового, духовного? Поэтому и слышал он часто исступленные слова укоризны в свой адрес: «безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до сумасшествия. Нет, - отвечал Павел, - я не безумствую, но говорю слова истины» (Деян.26:24-26). Не понимали иудеи и язычники проповеди апостола, ибо «огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Деян.28:27).

В своем педагогическом служении св. ап. Павел постоянно обращался ко внутреннему человеку, всемерно назидал, учил и воспитывал его: старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Бога; А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем, какою мы исполнены к вам, чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом; Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда, чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как и язычники, не знающие Бога; Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости; Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла. Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа; Храни себя чистым. Не делайся участником в чужих грехах; Вникай в себя и в учение. Занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя; Преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости. Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван; Старайся представить себя Богу достойным, делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины; Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен; О горнем помышляйте, а не о земном. Ибо жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге; Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу; И все, что вы делаете, словом или делом, все [делайте] во имя Господа Иисуса Христа, а не для человеков; Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением; Не ищите славы человеческой ни от вас, ни от других; Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом; Отцы,.. .воспитывайте детей ваших в учении и наставлении Господнем; Братия! на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни; Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды. Все у вас да будет с любовью; При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет; Чтобы вера ваша [утверждалась] не на мудрости человеческой, но на силе Божией (Евр. 12:14; 1Фесс.3:12,13; 1Фесс.4:3-6; 1Фесс.4:7; 1Фесс.5:16-23; 1Тим.5:22; 1Тим.4:16; 1Тим.6:11,12; 2Тим.2:15; 2Тим.3:17; Кол.3:2-4; Кол.2:8; Кол.3:17, 23; Кол.4:2; 1Фесс.2:6; Еф.5:18; Еф.6:4; 1Кор.14:20; 1Кор. 16:13-15; 2Кор.9:6; 1Кор.2:5). Вчитываясь в эти короткие фразы, по сути принципов сакральной педагогики, начинаешь понимать, что и сегодня, спустя 2000 лет живешь не по этим принципам. И как много нужно сделать усилий для того, чтобы Христос засиял в твоем сердце.

Любая педагогика, как теория и практика детовождения (а в принципе, -человекове´де´ния, - т.е. и знать, и вести) должна четко определиться в целях своей деятельности и своих возможностях. Как говорят математики, необходимо точно задать область определения функции. А для педагогики это значит дать ответы хотя бы на первые три вопроса: куда вести человека (народ), к к(К)ому вести и зачем вести? Сакральная педагогика (реализующаяся в пространстве вечности) также четко на них отвечает: вести человека нужно во-первых, в жизнь вечную, в мир Горний, в царствие Небесное; во-вторых, к Господу нашему Иисусу Христу, а через него и во Святую Троицу; и в третьих, вести через покаяние, преображение (метанойу) во освящение и для осуществления конечной жизненной цели - обожения. Во всех своих посланиях св. первоверховный ап. Павел дал четкие, конкретные указания по осуществлению вышеуказанных принципов.

Эти принципы активно «работали» на протяжении веков и тысячелетий по эффективному воспитанию людей педагогике христианско-православной традиции. У восточных славян сакральная педагогика начала осуществляться со времен крещения Киевской Руси Равноапостольным Князем Владимиром [], отвергшего язычество, выбрав православие. Потому так духовно и возрастал народ православный на живительных корнях отеческой веры. Перечислим только некоторые важнейшие педагогические произведения, лежащие в основе воспитания святости и духовной вертикали нашего народа.

XI - XIII века: «Слово о законе и благодати» Иллариона; «Поучение князя Владимира Мономаха детям»; «Послание» Климента Смолятича; «Притчи» и «Слова» Кирилла Туровского; «Моление» Даниила Заточника; переводные педагогические произведения «Пчела» и «Повесть об Акире Премудром» и др.

XIV - XVII века: «Задонщина»; «Из жития Сергия Радонежского»; «Мудрость Менандра»; постановления «Стоглава» об обучении и училищах; «Домострой»; «Прещение вкратце о лености и нерадении всякому бывалому во учении и поучение о любомудренном разумении и о прилежном к нему постижении»; «Спор по поводу Катехизиса Лаврентия Зизания»; «Букварь» Кариона Истомина; «Гражданство обычаев детских» Епифания Славинецкого и др.

век: Указы Петра І об училищах и обучении; «Букварь», «О поэтическом искусстве», «Духовный регламент» Феофана Прокоповича; «Разговор о пользе наук и училищ», «Духовная моему сыну» Василия Татищева; работы поборника русского просвещения Михайла Ломоносова и далее произведения Д.С.Анечкова, И.Ф.Богдановича, И.И.Бецкого, Е.Р.Дашковой, Н.И.Новикова, А.Н.Радищева и др.

- первая половина XX века. Возросла целая плеяда православных мыслителей и педагогов: А.В.Духнович,

Н.И.Пирогов, С.С.Гогоцкий, П.Д.Юркевич, К.Д.Ушинский, Х.Д.Алчевская, Н.И.Ильминский, Н.А.Корф,

С.А.Рачинский, В.В.Зеньковский, Гр.Ващенко и др.

На протяжении столетий, педагоги, трудившиеся в христианской традиции, естественно осуществляли те Евангельские заповеди, которые прописал в своих посланиях апостол Павел. Вот только несколько мыслей на этот счет: «Родители, родители! Вам Бог дал чада, на своё подобие сотворённые. Но от рук ваших истязати будет судьбу их; вы повинны будете судьбы их, вы ответ дасте о них перед судом Божиим... Посылайте детей своих прилежно до школы, где они научатся страха Божия и разума. Дайте им науку, способность, трудолюбие, доброе сердце, любовь к Богу и ближнему». «Дети до церкви ходить должны; ибо начало премудрости есть страх Господень; прото да привыкают от малости к набожной жизни и ко обрядам церковным» (А.В.Духнович); «Мы - христиане, и, следовательно, главной основой нашего воспитания служит Откровение» (Н.И.Пирогов); «Современная педагогика выросла исключительно на христианской почве, и для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая - безголовый урод и деятельность без цели... Только христианство может вести человека по этой великой и опасной дороге совершенства, указывая живой идеал совершенства - Христа» (К.Д.Ушинский); «Не раз педагогика, или лучше христианская любовь, руководимая педагогикой, достигала того, что несчастное человеческое существо возвышалось до замечательной степени человеческого образования». «Нужно переместиться в сердце воспитанника. Без этого искусства вечно останется неисполнимою христианская заповедь любить ближнего как самого себя». «... воспитатели должны быть правители общества. Христианский воспитатель возвышает то, что природа унижает. Языческая педагогика держалась начал совершенно противоположных» (П.Д.Юркевич) и др.

Сегодня на кафедре «Религиоведения» ВНУ им. В.Даля разработан и читается предмет «Сакральная педагогика» для студентов-религиоведов [9].

Смерть апостола Павла, как сороспятие во Христе - итог учительства.

Подвиг педагогического служение святого апостола Павла продолжался 35 лет. Но почему педагогическая деятельность апостола автором статьи возводится в ранг подвига?

Большинство людей, посвятивших себя педагогической деятельности, после выработки такого стажа спокойно уходят на заслуженный отдых. Изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год, приходя на уроки к своим ученикам, педагоги как-то не задумываются, что могут не вернуться домой, что могут быть забиты насмерть камнями или плетьми за свои убеждения, за ту истину, которую они вещали. Мало кто пошел бы учиться в педагогический ВУЗ, если бы изначально и наверняка знал, что рано или поздно за свою профессиональную деятельность он обязательно будет публично предан насильственной смерти. Посему в случае педагогического служения Апостола понятие «подвиг», - это не метафора и не украсительно-орнаментальное словечко, - это реалия жизни в служении практически всех учеников Христовых.

Апостол Павел изначально готовился на смерть. Она неоднократно смотрела ему в глаза во всевозможных формах и проявлениях: от традиционного для иудеев побиения камнями до гибели в бушующей морской стихии (Деян. 9: 24-29; 13: 50; 14: 5,19; 16: 23-24; 17: 5, 13-14; 18: 12; 19: 29; 20: 30; 2 Корн. 1: 8-9, 11: 23-27; 2 Тим. 2:9). Но Господь до времени хранил своего верного Апостола. Он не мог умереть, пока не завершит меру своего проповеднического труда. Потому-то его жизнь - непрерывная история живого мученичества.

Господь исполнил свое обещание и показал апостолу Павлу «насколько он должен пострадать» (Деян. 9: 1516). Апостол Павел казнен по ложному обвинению за организацию христианами поджога Рима. Хотя это преступление, как пишет римский историк Тацит, совершил сам Нерон. Смерть Апостол принял, как и предписывалось своеобразным ритуалом для почтенного римского гражданина, - через усекновение главы около 67 года по Рождеству Христову. Из раны истекла кровь с молоком. Глава его трижды ударилась о землю и из этих мест, по преданию, забили три живительных источника.

Заключение.

Апостол Павел не только апостол язычников, приведший ко Господу тысячи и тысячи душ, он еще и пламенный апостол Любви. Вся 13 глава из первого послания Коринфянам - ода любви. Если внутренний человек не горит в любви, не светится и не источает любовь, то тогда его целостный человек - медь звенящая, кимвал звучащий, он никто, ничто и нет в нем никакой пользы (1 Кор. 13: 1-13).

Сам личностный феномен апостола, его послания были актуальны 2000 тысячи лет назад, актуальны они сегодня и будут актуальны еще через столетия и тысячелетия, - ибо вечен Христос, а значит и водительство к Нему: «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр.13:8) [10]. Педагогическая задача апостола Павла как раз и состояла в том, чтобы воспламенить души и сердца человеческие любовью и приводить их пламенеющих ко Христу, чтобы осуществилось предзаданное обожение [11]. Он истинный человеководитель. Он четко знал координаты истинного и спасительного пути а и ю, который ведет в жизнь вечную. Поэтому-то его дело, его послания укладываются в педагогическую парадигму вечного, которую можно обозначить как Homochristogogika - восхождение человека ко Христу.

Литература и комментарии

Епископ Феофан Затворник четко указывал, что в каждом человеке органически существуют две противоположности, а сознание одно - личность человеческая. Характер этой личности определяется тем, на какую сторону она склоняется. Если она на стороне духа - будет человек духовный, если она на стороне плоти - будет человек плотским. Дух и в плотском не исчезает, но бывает порабощен и голоса не имеет. Он тут становится подъяремным и служит плоти, как раб госпоже своей, изобретая всевозможные для нее услаждения. И в духовном - плоть не исчезает, но подчиняется духу и ему работает, теряя свои естественные права: на пищу - через пост, на сон - через бдение, на покой - через непрерывный труд и утомление, на услаждение чувств - через уединение и молчание. Бог не пребывает там, где царит плоть, ибо орган общения его с человеком есть дух, который здесь не в своем чине. В первый раз чувствуется Божие приближение, когда дух начинает предъявлять свои права в движениях страха Божия и совести. Когда же и сознание со свободой станут на эту сторону, тогда Бог соединяется с человеком и начинает пребывать в нем. С той минуты пойдет одухотворение души и плоти, всего внутреннего и внешнего человека, пока Бог станет всем во всем в человеке том, и человек, одухотворившись, обожится. Какое дивное преимущество, и как мало о нем помнят, его ценят и ищут!

В святоотеческой литературе, да и в самой Библии множество ссылок и аргументов можно найти по этому поводу. Вот, например, как об этом писал Филарет, митрополит Московский, - При сотворении человека различаются два действия Божия: образование из персти внешнего вида человека и одушевление его дыханием жизни. Отсюда - два начала в человеке: видимое и невидимое, телесное и душевное. В христианине двоякое рождение, ветхое и новое, или плотское и духовное, двоякий и человек, ветхий и новый, двоякие не по существу (ибо по существу един человек, едины тело и душа, из которых состоит существо человека), но по внутреннему устроению, склонностям и действию. Ветхий человек иначе называется внешним, новый же внутренним, как говорит апостол: «если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется» (2 Кор. 4, 16). Ветхий называется плотью, новый же - духом, как тот же апостол учит: «плоть желает противного духу» (Гал. 5, 17).

Данная тема освещена и получила дальнейшее современное развитие в научных изданиях: Исаев В.Д., Ильченко В.И. Диалектика внутреннего и внешнего человека как информационная проблема. // Вісник Луганського національного педагогічного університету ім. Т.Шевченка. - 2006. - № 21 (116) , грудень. - С. 140-152; Исаев В.Д., Ильченко В.И. Духовное возрождение личности в современном социуме Украины. - Киев - Луганск. - Глобус, 2006. - 250 с.

Фарисеизм разорвал путы древнего закона, предназначавшегося для сохранения и выживание евреев, живших в окружении ханаанских народов. В новые времена закон Моисея оказался уже недостаточным для охранения иудеев от новых народов - персов и эллинов (язычников). Особенно последние рассматривались фарисеями как источник ритуальной нечистоты. Борьба за изоляцию от язычников привела к разделению и изоляции одних евреев от других. Основная масса еврейского народа насмешливо называла фарисеев «перушим» (отделившимися от всех) и «крашеными» - за ханжество, лицемерие, горделивость и показной характер их «благочестия».

Талмуд - свод религиозных трактатов, закрепивших идеологические, культовые и религиозно-правовые представления иудаизма о рабовладельческом обустройстве и нарождающегося феодализма, обновляя «Моисеев закон» (Тору, Пятикнижие). По сути дела Талмуд был духовным и правовым основанием для укрепления государственности и цивилизационного пространства, так необходимых для выживания народа.

Павел (лат. Paulus - малый). У иудеев есть поверье, что если кто удручен тяжкою болезнью или страдает от неких преступлений, то раскаявшись, меняет свое имя на новое. Это знак того, что человек изменился, преобразился, отринул старые грехи и жизнь прежнюю. Может быть, следуя этому обычаю и Павел, приняв христианство, переменил свое имя, давая разуметь, что он раскаялся в учиненных преступлениях, и сделался новым человеком. Есть мнение, что апостол принял имя Павел (малый) по смирению. Некоторые предполагают, что это имя он заимствовал у обращенного им на острове Крит римского проконсула Сергия Павла или для того, чтобы, обращаясь в странах, подчиненных римскому владычеству, иметь больше удобства для проповеди слова Божия, нося общепринятое римское имя Павел. Нам ближе первая и вторая версия, раскрывающие сущность перемены имени.

В древнем Риме часто применяли зловещую, длительную и мучительную казнь: крепко привязывали живого человека лицом к лицу с мертвецом и бросали эту обнаженную пару в ров. Можно только предположить в каких ужасных страданиях (физических и моральных) погибал человек. Это пример-аналогия к нашей вышеобозначенной паре, - внешний и внутренний. Мертвец (внешний человек) естественно тлеет, сгнивает и заражает мириадами смертельных микробов живого (внутреннего) человека. Вот они смертоносные объятия внешнего человека-мертвеца. Смерть неотвратимо настигала живого. Для нашей же пары, ситуация может и должна измениться прямо наоборот. Апостол Павел сказал: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:19,20), а потому «все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил.4:13). А если я (внутренний человек) все могу, то с помощью Иисуса Христа разорву самые сильные смертельные объятия внешнего человека. И не только разорву, но и обниму этого тлеющего человека и при помощи Святого Духа спасу, призову к жизни и к совместной, слаженной деятельности (соработничества) во имя Христово. Для утверждения в этой мысли мы имеем удивительный Евангельский пример воскрешения Иисусом Христом мертвого и уже «смердящего» Лазаря. Иисус Христос пророчествует всем: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Иоан.11:25,26). Потому-то радостно и взывал народ, обращаясь к Иисусу Христу: «Осанна в вышних!», т.е. молитвенное - Спаси!, или радостное и восклицательное - Спасение! Слава!

Известнейший российский психолог, академик В.П.Зинченко, говоря о духовном общении твари с Богом упоминает два взаимосвязанных плана «духовного оборудования»: оперативный или коммуникативный, и ценностно-смысловой. Первый - это медиаторы (знак, слово, символ, миф), второй - это завещанные нам в Евангелии любовь к ближнему, вечная жизнь и свобода творческой личности. Взятые вместе они составляют «духовные вертикальные измерения человеческого познания». Все вышеперечисленные медиаторы по своему происхождению связаны с Богочеловеком. Потому прав был Августин, утверждавший, что Богочеловек является истинным медиатором. Зинченко В.П. Культурно-историческая психология: опыт амплификации. // Вопросы психологии. - 1993. - № 4.

Одни педагогики (количество их непрерывно возрастает) нарабатывают и использует свой дидактический и воспитательный инструментарий для формирования внешнего человека, обустраивающегося во временном, все время меняющемся, дольнем мире, социализируя его в виде полезного объекта. Ибо в пространстве цивилизации постоянно усиливается тенденция разделения труда и нужны все новые и новые субъекты внешней деятельности. Педагог В.В.Краевский как-то оригинально заметил, что педагогики, готовящие полезных субъектов внешней деятельности «плодятся со страшной быстротой как кролики, а потом разбегаются как тараканы. И рассмотреть их как следует некогда. Если педагогик слишком много, теряется смысл самого термина, его категориальный характер Краевский В.В. Сколько у нас педагогик?» // Педагогика. - 1997. - № 4.

Другая же - сакральная педагогика, нарабатывает опыт для становления все обновляющегося внутреннего человека, возвышающегося по духовной вертикали к высотам сакрального, святого, вечного. Здесь конечная цель образования - образовать, создать человеческого существа через синергию - подобие Божие, т.е. непрестанно двигаться в направлении осуществления обожения.

Недаром во многих христианских странах система образования часто именовалась «Системой просвещения». Человек на пути к обожению очищался и просвещался лучами Божественной славы. Как раз для этого случая писал свои слова апостол Павел: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. (Гал.2:19,20). И именно Христос светит из меня и через меня, освещая мир, ибо «Бог наш есть огнь поядающий» (Евр.12:29).

Ильченко В.И. Сакральная педагогика . - В кн. Феномен сакрального в культурно-историческом пространстве. - Киев: АО «ИТН», 2002.; Сакральная педагогика сердца Памфила Юркевича. - Хрестоматия научно-христианской педагогики (Составление и введение Ильченко В.И.). - Луганск: ОАО «ЛОТ», 2000.; Памфил Юркевич о христианстве и воспитании. Хрестоматия научно-христианской педагогики. Составление и вводная статья

В.И.Ильченко. - Луганск: ОАО «Луга-ПРЕСС», 2002.; Непознанный Ушинский - Хрестоматия научно-христианской педагогики (Составление и предисловие Ильченко В.И., Деревянко К.В.). - Луганск: «Пресса», 1998.; Ильченко В.И. Становление сакральной педагогики в постсоветской Украине. В сб.: Динамизм социальных процессов в постсоветском обществе. - Луганск: ЛНПУ, 2000, с.143 - 174. и др.

Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Павел, призванный Апостол. - К., 1998.

В статье известного философа С.С.Хоружего «Солнце и ум» анализируются труды св. Григория Паламы, посвященные богообщению, понимаемому одновременно и как созерцание Бога, и как соединение с Ним. В статье изложена своего рода психотехника восхождения подвижника от «внешней» аскезы к «внутренней», от овладения (и превосхождения) собственной природы к соединению с Богом. Обращается к Богу, заключает завет с Ним весь человек, как цельное и единое существо. Эта цельность не дана, а задана, и человек должен лично достичь ее с помощью сердца и умного делания. Хоружий С.С. Солнце и ум. // Моск. Психотерапевт. Журн. - 1992. - № 1



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць