Безкоштовна бібліотека підручників

Загрузка...


Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць

Философско-методологическое осмысление понятия риска


А.А. Литвин

Сумской государственный

педагогический университет им. А.С. Макаренко

В статье анализируется сущность понятия «риск». Автор раскрывает природу риска, проводит теоретико-методологический анализ теорий риска.

Ключевые слова: риск, рискология, рискогенность, планетарная цивилизация.

Понятие риска в последнее время сделало головокружительную карьеру в области социальной теории. В нем кристаллизируются основные проблемы и опыт высшей стадии промышленного, во многих областях буквально пропитанного наукой, общества. Оно стало подлинной меткой современности. Для одних риск непосредственно связывается с опасностями современных технологий, которые угрожают планетарной цивилизации. В риске они видят опасности, которые могут привести к катастрофе. Это утверждение, конечно, является не ложным, но скорее односторонним наблюдением. Даже если запретить отдельные технологии, это не приведет к исчезновению риска из жизни в технической цивилизации. Для других понятие риска ассоциируется с возможностью расширенного господства над природой и как раз по этой причине восхваляются достижения современной техники. В этом случае исчезают высвободившиеся деструктивные силы или сужаются до остаточного риска, который в виду огромной прибыли следует толковать как социально адекватные потери. Третьи делают акцент на безопасности и видят в риске вызов, считая достижение безопасности возможным и достижимым [3, 27].

Проблема риска разрабатывается сейчас во многих областях знаний - в философии, социологии, экономике, психологии, политологии, в юридических и технических науках, в рамках теории игр и теории принятия решений. Активно проводятся междисциплинарные исследования проблем технологического и социального риска. Естественно, что каждая дисциплина имеет собственный взгляд, из-за чего понятие риска оказалось размытым и даже противоречивым. Хотя до сих пор не создано всеобъемлющей концепции риска, позволяющей учитывать все аспекты его зарождения и функционирования. В связи с этим возникает необходимость в проведении теоретико-методологического анализа проблемы [7, 3].

Рискология, как междисциплинарное направление, изучающее риск во всех его проявлениях, до сих пор находится на этапе становления. Ее основы были заложены западными мыслителями, в трудах которых нашли отражение представления о сущности риска как явления, затрагивающего различные сферы человеческой жизнедеятельности. Прежде всего, это У. Бек, а также Э. Г идденс, К. Лау, Н. Луман, большой вклад внесли работы О. Яницкого, В. Зубкова, В. Лукъянца, В. Ибрагимова, С. Яковлевой, А. Альгина и других [9, 14-15].

Что же такое риск? Какова его суть и содержание? За последние десятилетия объем литературы по проблемам риска вырос с потрясающей быстротой. Существует множество определений понятия «риск». В современной науке, изучающей риск, по критерию субъекта выделяют два вида риска: техногенный и социогенный. Риск техногенный - это все виды пагубного влияния результатов самого процесса производства под влиянием техники на здоровье человека, на природную среду, а также результат отчуждения искусственно созданной человеком технической системы, утрата контроля над ней [11, 6].

Под социогенным риском подразумевают результат возникновения в обществе ситуации неопределенности как следствия утраты со стороны общества контроля над социальными изменениями. К ним относятся, общественные конфликты, различные виды девиации, и некоторые формы социальной напряженности. Согласно предложенной классификации существует ряд рисков, возникающих и проявляющих себя в рамках социальной сферы общества. Это так называемые социальные риски, взгляды на сущность, специфику и виды которых расходятся в зависимости от понимания различными учеными сущности риска как такового и его видов в частности. Так, А. Альгин полагает, что социальные риски «связаны с изменением системы ориентаций в жизнедеятельности человека; предметной среды человека» [1, 37].

Если взять за критерий обоснованности риска на разных этапах общественного развития, то можно выделить традиционные (являющиеся существенной чертой жизненного стиля сословных или профессиональных групп), индустриальные (калькулируемые, представляющиеся предметом конфликтов и торга между группами с противоречивыми экономическими интересами) и так называемые новые (прежде всего, технологические, глобальные) риски. Эти виды также могут быть подвергнуты социологическому анализу посредством предложенной выше классификации.

К определению понятия «риск» У. Бек подходит осторожно и не дает окончательной дефиниции. Лейтмотивом его работы «Общество риска» служит следующий тезис: создание новых технологий ведет к производству новых технологических (прежде всего индустриальных) рисков. Он выделяет такие особенности риска: во-первых, риск всегда создается в социальной системе; во-вторых, объем риска является функцией качества социальных отношений и процессов; и третье, степень риска зависит от экспертов и экспертного знания. Проблема риска непосредственно связана со стремительной индустриализацией, с одной стороны, и с непредвидимыми (негативными) последствиями модернизации, с другой. Неслучайно, У. Бек проводит аналогию - производство и распределение богатства в индустриальном обществе сменяется производством и распределением риска в современном обществе риска. Из этой логики следует предварительное определение риска. Риск - это систематическое взаимодействие общества с угрозами и опасностями, индуцируемыми и производимыми процессом модернизации как таковым. Риски, в отличие от опасностей прошлых эпох, являются следствием угрожающей силы модернизации и порождаемых ее чувств неуверенности и страха [2, 21].

Риск в концепции Э. Гидденса анализируется на уровне социума. По его мнению, риск является результатом модернизации и активизируется процессами глобализации. Глобализация интенсифицирует процессы социального производства. Возрастает сложность социальных систем и отношений. Э. Гидденс, как и У. Бек, отмечает увеличение числа непреднамеренных последствий социальных действий в обществе. Сегодня человек окружен рисками, идущими от технологических и социальных систем. Угрожающие риски выходят из-под контроля не только индивидов, но и огромных организаций, включая государства [4, 274].

Неизбежность такой ситуации ставит под вопрос онтологическую безопасность человека. Всякое социальное действие - рискогенно. Пассивность, бездействие или решение об отказе осуществить действие, также является социальным «действием», которое может быть не менее рискогенно.

Э. Гидденс полагает, что доверие должно пониматься в сочетании с риском, где риск становится результатом решений и деятельности индивида. Социальное действие возникает в результате принятия решения, которое основывается на доверии к социальной системе. В противном случае, отсутствие предсказуемости действия и отсутствие доверия разрушает основу для социального взаимодействия.

Опасность связана с риском, полагает Э. Гидденс, и даже относится к определению, что такое риск: например, риск утонуть при пересечении Атлантики в маленькой шлюпке выше, чем на океанском лайнере, так как вариация опасностей в первом случае выше. Однако, хотя опасность и риск тесно связаны, их различие не зависит от того, оценивает ли индивид альтернативы в социальном действии или нет. Человек, рискующий чем-либо, признает опасность. Конечно, существует возможность отклонить действие, которое потенциально рискованно, без осознания насколько рискогенны сами индивиды. Другими словами, если люди не признают опасностей, то они им подвергаются. В этом месте возникает другая проблема - принимают ли индивиды ответственность за риск своего действия или же они перекладывают ее на других.

Э. Гидденс вводит важный для нашего исследования тезис: риск создает свои среды, которые воздействуют на огромные массы индивидов (наглядный пример, крупные города). Безопасность в такой среде он определяет как специфический набор минимизированных опасностей. Субъективное переживание безопасности в среде риска обычно держится на балансе между доверием и уровнем приемлемого риска. Анализ распределения риска деятельности при текущем состоянии дел и знаний составляет профиль риска, что создает рискогенную среду [5, 119-120].

Другую грань понятия риска, отношение риска и рациональности, обозначает немецкий социолог Н. Луман. В работе его соотечественника У. Бека, риск анализируется в категориях перехода от индустриального общества к обществу риска, где риск рождается в русле прогрессирующей модернизации и становится детерминирующим фактором среды жизнедеятельности. Развивая эту концепцию, Э. Гидденс анализирует риск с позиций глобализационных процессов и специфики распространения риска. В свою очередь, Н. Луман обращается (и в какой-то мере возвращается) к онтологическим основаниям изучения риска: по его мнению, понятие риска ставит под вопрос рациональную природу деятельности человекам. На первый план выходит анализ последствий трех типов систем, производящих риски в современном обществе - естественные, технологические и социальные.

Этимология слова «риск» не дает удовлетворительного ответа относительно его природы. Здесь Н. Луман изменяет стратегию исследования и переводит анализ понятия риска на уровень второго порядка. Используя достаточно сложный и тонкий концептуальный аппарат, он пытается объяснить риск через различение, имеющееся у наблюдателя. Дело в том, что ситуации, обозначаемые как риск, в одном понятии концентрируют, сводят множество различий. Данное множество формируется другим - множеством случайности, контингенции. Упростив, можно сказать, что снова ставится под вопрос рациональная природа риска. Здесь отметим существенную деталь. Н. Луман помещает случайность рискогенных действий на шкалу «настоящее - будущее»: «То, что может произойти в будущем, зависит от решения, которое следует принять в настоящем. Ибо о риске говорят только в тех случаях, когда может быть принято решение, без которого не возникло бы ущерба» [10, 154].

Из этих рассуждений вполне очевидно выводятся два параметра риска. Во-первых, по Н. Луману, риск возникает из множества контингенций, то есть случайно. Анализ риска в терминах рационального поведения индивида, а, значит - возможность предсказания последствий социального действия, не вполне адекватен. Никто в действительности не сможет полностью измерить риск. Но тогда какой же смысл в теориях риска, понятия которого связаны с количественной калькуляцией? Может быть, все дело только в том, чтобы задать (как в некоторых теориях морали) какой-то идеал, позволяющий увидеть своё (и других людей тоже) несоответствие требованиям рациональности. Во-вторых, проблема риска возникает в результате решения. Именно этому аспекту посвящены многочисленные труды в экономических науках, социально-политическом анализе и теории приятия решений. Н. Луман полагает, что важно увидеть в этом случае социальную сторону. К примеру, уровень приемлемого риска различен для тех, кто принимает политические решения, и тех, кого эти решения затрагивают.

Далее Н. Луман пытается придать понятию риска иную форму, с помощью различения риска и опасности. Вновь им используется шкала «настоящее-будущее» для оценки будущего ущерба. По его словам существуют две возможности. «Либо возможный ущерб рассматривается как следствие решения, т.е. вменяется решению. Тогда мы говорим о риске, именно о риске решения. Либо же считается, что причины такого ущерба находятся вовне, то есть вменяются окружающему миру. Тогда мы говорим об опасности» [3, 29].

Иными словами, разница между риском и опасностью заключена в природе наблюдаемых явлений и зависит от позиции наблюдателя. Что для одного является риском, для другого - это опасность. Опасности - это то, чему некто подвергается. Здесь, конечно, играет роль и его собственное поведение, но только в том смысле, что оно ведет к ситуациям, в которых и наступает ущерб. Также он приводит эвристичное и интересное высказывание: «Свободного от риска поведения не существует», которое, в целях нашего исследования, мы несколько преобразуем. Выше было отмечено: если риск приписать субъекту (наблюдателю), а опасность среде, то наше высказывание принимает вид: «Не существует также свободной от опасностей среды» [10, 153-154].

На наш взгляд, наиболее полное и точное определение риска дает

В. Зубков: «Риск представляет собой целенаправленное поведение социального субъекта, осуществляемое в обстоятельствах неопределенности ожидаемых исходов» [7, 5]. Под субъектами риска в социологической теории, как правило, понимаются все акторы социальной жизни: индивиды, малые и большие группы, организации и социальные институты, общество в целом. В современную эпоху взаимозависимости и глобализации общественных процессов риск становится все более коллективным. Конституирующим признаком, средой проявления риска выступает объективно существующая неопределенность, которая обусловлена непредсказуемостью действий социальных акторов, спонтанностью явлений, происходящих в природе и обществе, ограниченностью ресурсов при принятии и реализации решения, а также недостаточностью познания человеком окружающей действительности. Субъективно полная неясность обстановки означает абсолютный риск, т.е. полагание на волю случая. Величину же риска правомерно раскрывать в системе трех координат: он усиливается с уменьшением вероятности достижения цели, одновременным возрастанием количества альтернатив и цены ошибки.

Как уже отмечалось, субъектами риска считаются все индивидуальные и коллективные акторы социального бытия, принимающие решения и соответственно им строящие свое поведение. Объектами же выступают те индивиды или социальные группы, которые испытывают на себе последствия принятых другими решений. Субъекты, конечно же, тоже ощущают последствия собственных акций, являясь одновременно и объектами этих рискованных предприятий. Вот почему по субъектно-объектным отличительным качествам надо различать индивидуальные, индивидуально-индивидуальные, индивидуально-коллективные, коллективные, коллективно-индивидуальные и коллективно-коллективные формы риска.

Основными условиями возникновения рисков оборачиваются их социальная производность (институционализированность / неинституционализированность), степень свободы субъекта (добровольность / недобровольность), наличие или отсутствие аналогов решений (ординарность / неординарность). Содержание же таковых определяется направленностью на цель действий (риск действия / риск бездействия), степенью обоснованности замыслов (обоснованность / необоснованность), отношением субъектов к риску, которое в свою очередь зависит от оценки среды возникновения риска и скрытых последствий. При этом нерефлексируемое рискованное поведение будет иметь те же содержательные аспекты, что и осознанный риск. По возможным последствиям выделим следующие риски: материальные и моральные, значительные и незначительные, предсказуемые и непредсказуемые, калькулируемые и некалькулируемые, локализованные и неопределенные, актуальные и отсроченные. Именно характер возможных последствий играет решающую роль в принятии решения субъектом [6, 125].

Предложенная классификация помогает дать описание различных типов риска в основных сферах жизнедеятельности людей.

Особенности риска в экономической сфере сводятся к его институционализированности (обусловленности видом деятельности), недобровольности, ординарности, предсказуемости (за исключением технологических рисков со значительными последствиями), постоянному увеличению своего масштаба, росту цены ошибки.

Риск в политике - коллективно-коллективный, вынужденный, некалькулируемый, с неопределенным временем проявления последствий. Ему свойственны масштабность, комплексность. Его трудно оценить, а потому и снизить.

Риск в сфере культуры является добровольным, творческим, преимущественно индивидуально-коллективным, с моральными широкомасштабными последствиями, которые трудно предсказать и которые отсрочены и неопределенны по времени. индивидуализированностью, добровольностью, неинституционализированностью (традиционные бытовые риски сейчас скорее исключение, чем правило), предсказуемостью, консервативностью. Для конкретного индивида бытовые риски нередко оказываются значимыми. Объективные условия, сопутствующие бытовым рискам, имеют тенденцию к снижению.

Современные социальные риски проникают в разные сферы общества. Риски сжимаются (компактизируется) в виде промышленных технологий и экспертных знаний. Компактный риск становится удобным в использовании, поэтому более потребляемым, возрастает число людей, использующих его. Увеличивающее потребление риска повышает вероятность непредвидимых последствий и деструктивного использования технологий [6, 25].

Становится возможным определить еще несколько характеристик риска в социуме:

- универсализация риска, то есть возможность глобальных бедствий, которые угрожают всем, независимо от класса, этнической принадлежности, отношения к власти и т.д. (например, ядерная война, экологическая катастрофа);

- глобализация риска, которая приобретает необычайный размах, затрагивая большие массы людей (например, финансовые рынки, реагирующие на изменения политической ситуации в мировом масштабе; военные конфликты; повышение цен на нефть; соперничество корпораций и т.д.);

-институционализация риска, т.е. появление организаций, принимающих его в качестве принципа собственного действия

(например, рынки инвестиций или биржи обмена, азартные игры, спорт, страхование);

- возникновение или усиление риска в результате непреднамеренного побочного эффекта либо эффекта бумеранга человеческих действий (например, экологическая опасность как следствие индустриализации; преступность и правонарушения как продукт порочной социализации; новые «болезни цивилизации», которые связаны с профессиями или стилем жизни, типичными для современного общества).

Очевидным примером производства новых рисков на усложненной, электронной основе является развитие компьютерных технологий и Интернет. Компактизация современных рисков имеет огромное значение. Чем более компактны эти риски, тем легче их производство, распространение и потребление, тем сложнее борьба с ними.

Планетарная цивилизация — это сложнейшая открытая нелинейная система, обменивающаяся с окружающим ее миром энергией, веществом, информацией. Этот обмен играет важную роль в исторической эволюции планетарной цивилизации. В зависимости от специфики этого обмена, цивилизация может пребывать в разных эволюционных состояниях: равновесном, близком к равновесию, далеком от равновесия. Характер ее метаболизма зависит от суммы технологий, которой орудует цивилизация. Сумма же технологий каждой эпохи в значительной мере определяется достигнутым уровнем фундаментальной науки. Именно поэтому интенсификация развития фундаментальной науки, индустрии наукоемких технологий, практики осуществления научно-технологических проектов глобальных преобразований природной и социальной действительности усиливает импорт цивилизацией энергии, вещества, информации извне во внутрь, т.е. поток энтропии.

При таком усилении открытая нелинейная система, именуемая «планетарной цивилизацией», удаляется от состояния равновесия и превращается в нестабильную, остро чувствительную к малым случайным флуктуациям, в систему, будущее которой - бездна неопределенностей. Бытие планетарной цивилизации стало напоминать поток, который все более рискованно удалял ее обмен с окружающим миром от равновесного состояния. И чем дальше этот обмен удалялся от равновесия, тем больше бытие человеческой популяции становилось нестабильным, непрогнозируемым, сопряженным с непредсказуемыми рисками, опасностями, угрозами.

Таким образом, проведя философско-методологическое осмысление риска, можно выделить некоторые общие позиции: риск представляет собой постоянный и неустранимый компонент любой человеческой деятельности, как созидательной, так и разрушительной, что требует адаптации человека к рискогенной среде. Но, риск есть не только деятельность, но и характеристика состояния личности, группы и социума. Кроме того, люди всё чаще принимают решения при наличии не одной, а множества альтернатив. Значит, в таких ситуациях выбора возрастает и уровень риска. Но, несмотря на всё вышеизложенное, изучение риска ещё не стало сферой фундаментального научного исследования.

Литература

  1. Альгин А. П. Риск и его роль в общественной жизни / А. П. Альгин. - М.: Мысль, 1989. - 188 с.
  2. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну / Ульрих Бек. - М. : Прогресс-Традиция, 2000. - 384 с.
  3. Бехман Г. Современное общество как общество риска / Г. Бехман // Вопросы философии. - 2007. - № 1. - С. 26-46.
  4. Вилдавски А. Теория восприятия риска: кто боится, чего и почему / А. Вилдавски, К. Дейк // THESIS. - 1994. - № 5. - С. 268-276.
  5. Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность / Энтони Гидденс // THESIS. - 1994. - № 5. - С. 107-134.
  6. Зубков В. И. Проблемное поле социологической теории риска / Зубков В. И. // СОЦИС. - 2001. - №6. - С. 123-127.
  7. Зубков В. И. Риск как предмет социологического анализа / В. И. Зубков // СОЦИС. - 1999. - № 4. - С. 3-6.
  8. Исаев К. «Общество риска» в условиях глобализации / К. Исаев // СОЦИС, 2001. - № 12. - С. 17-23.
  9. Красиков С. А. Исследования рисков в западной социологии / С. А. Красиков // СОЦИС. - № 9. - 2008. - С 12-19.
  10. Луман Н. Риск и безопасность / Никлас Луман // THESIS. - 1994. - № 5. - С. 107-134.
  11. Яницкий О. Н. Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции / О. Н. Яницкий // Общественные науки и современность. - 2004. - № 2. - С. 5-15.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць