Українська електронна бібліотека

Загрузка...


Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)

Гендер и экзистенциальная этика С. Де Бовуар («второй пол»)


О. П. Власова
Днепропетровский национальный университет железнодорожного транспорта им. академика В. Лазаряна

Аналізуються проблеми свободи жінок з погляду екзистенційної етики С. де Бовуар; нестабільність її філософського тексту в «Другому полі» розглядається в загальному контексті гендерної філософії другої половини ХХ ст.

Общепризнано, что самый значительный вклад в развитие феминистской философской мысли ХХ в. внесла работа С. де Бовуар «Второй пол» (1949). Выдающийся французский философ Симона де Бовуар вошла в историю философии, заявив о том, что женщиной не рождаются, ею становятся; она оказала огромное влияние на борьбу женщин за свои права, доказывая, что фемининность и факторы, связанные с нею, не являются препятствием или помехой на пути женщин к свободе. Де Бовуар открыто признала, что мы живем в мире, в котором существуют несколько форм угнетения, и попыталась осмыслить сексизм в этом контексте. Она утверждала, что быть «настоящей женщиной» значит быть Другим, и этот статус Другого навязан женщинам [1, c. 111]. И в тоже время, как неоднократно отмечалось критиками, ее философские воззрения на природу женщины и фемининность неоднозначны и противоречивы [3, c. 169]. С. де Бовуар описывает женщин, как бы соучаствующих в «преступлениях» против них, удовлетворенных статусом Другого, навязанного им; ее голос - это тон морального осуждения. Ученые полагают, что «нестабильность» воззрений Бовуар была вызвана ее попыткой обратиться к проблемам свободы женщин с точки зрения экзистенциализма, точнее экзистенциализма Сартра, взгляды которого она разделяла [6]. Как известно, в философской культуре экзистенциализма субъект всегда свободен, что вызывает противоречие в феминистской позиции Бовуар, утверждающей, что женщины не свободны. В соответствии с таким феминистским экзистенциализмом выходит, что женщины не свободны, но они также всегда свободны. Эту непоследовательность взглядов С. де Бовуар исследователи объясняют помимо влияния Сартра недостатком «ресурсов» для завершения проекта, поскольку она была одним из пионеров философии феминизма ХХ в. Тина Чантер пишет: «Второй пол» ограничен как интеллектуальным наследием философских методов Бовуар, так и ее отказом или неспособностью полностью оценить роль женщины, ... ее нежеланием охватить фемининность... Бовуар исследует ситуацию с женщинами, смешивая философские взгляды Сартра и Гегеля таким образом, что преодолеть проблемы подобного брака умов невозможно [5, c. 16]. Для Тильды Лернер ясно так же, как и для Тины Чантер, что работе Бовуар препятствовала неразработанность феминистской теории 40-х гг. ХХ в. Лернер утверждает, что можно спорить с ее биологическим детерминизмом, с ее негативным отношением к женским биологическим функциям, но Бовуар, бесспорно, была первооткрывателем в феминистских научных исследованиях [6, c. 156].

Именно С. де Бовуар показала во «Втором поле», что мужчина и все мужское понимается как норма, как нечто нейтральное и универсальное. Гендерная асимметрия, поставив мужчину в центр, в положение абсолюта, вывела женщину на маргинесс. С. де Бовуар не исследовала во «Втором поле» проблему равноправия как цель феминизма. Она понимала, что формальное признание равных прав женщин еще не означает «дарование» этих прав в вопросах о власти и доминирования. Заслуга Бовуар в том, что она разработала феминистскую философию, основанную на этике экзистенциализма. Исследовательница показала, что, будучи радикально свободными, мы все являемся субъектами, способными определить свою судьбу, реализуя нашу потенциальную свободу. Но точно также, поскольку мы свободны, утверждала Бовуар, мы подвержены искушению отказаться от своей свободы, тем более, что иногда значительно проще, выбрав легкий путь, позволить кому-то другому более опытному и умному, принимать решения. Женщины постоянно подвергаются искушению предоставить мужчинам право принимать этические решения от их лица. Если мы отказываемся брать на себя ответственность, отказываемся от своей свободы, продолжала Бовуар, подчиняясь воле кого-то другого, если мы не хотим быть творцами своей судьбы, мы низводим себя до статуса вещей, предметов. Мы действуем так, как будто бы у нас нет иного выбора, кроме как покориться воле другого. Если, с другой стороны, мы страдаем от угнетения, то неумение реализовать нашу свободу не является моральной ошибкой, но скорее следствием вынужденного принятия того положения, которое не признает женскую субъективность. Бовуар, как замечают ученые, критикует женщин за их принятие собственного угнетения и в то же время осуждает мужчин за их согласие на роль угнетателей.

Бовуар утверждает, что, несмотря на различия между женщинами и другими подавляемыми группами, женщинам действительно свойственно нечто общее, но парадоксальным образом то, что их объединяет, препятствует всякой возможности солидарности. Их объединяет только общность «женской судьбы», и они в отличие от мужчин не общаются «как индивиды на основе обмена мыслями, идеями, планами»: «женщин. сплачивает свойственное им взаимное понимание, своего рода сообщничество» [1, с. 614]. Однако есть различие между биологическим состоянием женского пола и социальным положением женщины. Поэтому несмотря на различное социальное и экономическое положение женщины могли бы сообща сопротивляться господству мужчин. Но они не делают этого, утверждает исследовательница. Бовуар говорит, что женщины просто выбирают менее тернистый путь: «Наверное, куда удобнее переносить беспросветное рабство, чем трудиться над избавлением от него, ... отказаться быть другим, отказаться быть пособницей мужчины означало бы для них отказаться от всех преимуществ, которые может представить союз с высшей кастой» [1, с. 302-303].

Поэтому иногда когда Бовуар говорит, что экономическая независимость является необходимым условием освобождения женщин, подразумевается, что только в том случае, если обстоятельства вынуждают женщин позаботиться о себе, они воспринимают свою трансцендентность и не увязают в имманентности, рассматривают себя как субъект, а не объект, как Самость, а не как Другой. Как замечает Э. Спелман, женщины сознают важность и ценность трансцендентности, но лишь настолько, чтобы искать мужчин, чьи творческие и созидательные порывы, метафизически выражаясь, отражались бы в них. Женщины хотят того, чем обладают мужчины, но только желая мужчин, которые обладают этим [4, с. 279]. Как неоднократно отмечалось исследователями, де Бовуар не раз писала о классовых, расовых и национальных различиях между женщинами и о том, как такие различия связаны с разным экономическим, социальным и политическим положением женщин, которые поэтому оказываются в совершенно разных условиях. Но, по мысли Спелман, Бовуар все же выступала с позиции белой женщины, представительницы среднего класса. Урок, который следует извлечь из этого, продолжает Спелман, говорит не просто о том, что политическая теория игнорировала или неадекватно представляла положение женщин в политической сфере общества, но скорее о том, что не существует «положение женщины», не опосредованное ее классовой, расовой, этнической или религиозной принадлежностью. И хотя Бовуар стремилась к феминистскому анализу, не отождествляющему «женщину» с маленькой группой женщин, в конечном итоге Бовуар предлагает именно такое отождествление. В тоже время во всех своих примерах Бовуар подчеркивает, что главным препятствием для совместных действий всех женщин является нежелание женщин отказаться от своих расовых или классовых привилегий. Она доказывает, что чем меньшими классовыми привилегиями обладают мужчины и женщины, тем меньшими сексуальными преимуществами располагают мужчины этого класса. Иногда Бовуар сравнивает женщин с «еврейской диаспорой» или с положением американских негров, она разделяет суждение Бебеля о близости позиций женщин и пролетариата, исследовательница замечает, что в некоторых аспектах гегелевская концепция «хозяина и раба» вполне применима к «мужчине и женщине». При этом, как отмечается, Бовуар оставляет неясным тот факт, что группы людей, с которыми она сравнивает женщин, на половину состоят из женщин, что особенно удивительно в свете осознания ею того, как женщины распределяются в рамках расы, класса, религии и нации. Фактически Бовуар полагает, что угнетение по признаку пола сводится к нулю, когда мужчины и женщины подвергаются другим формам угнетения, то есть, получается, что обсуждаемый ею сек- сизм имеет место только тогда, когда участвующие в гендерных отношениях мужчины и женщины не подвергаются классовому или расовому угнетению. Таким образом, она подводит своих читателей к выводу, что сексизм, анализируемый ею во «Втором поле», распространяется только на белых женщин западных стран.

Вводное предложение второй книги «Второго пола» («Женщиной не рождаются, ею становятся») стало не только наиболее известной цитатой, но и одной из самых сильных идей С. де Бовуар, поскольку оно содержит в себе отправную точку для различения между полом и гендером. Бовуар пишет: «Ни гормоны, ни таинственные инстинкты не определяют женскую природу, женскую сущность, все зависит от того, как ощущает себя сама женщина; как она, отталкиваясь от восприятия окружающих, относится к своему телу, каково ее мировосприятие» [1]. Бовуар утверждает, что для того, чтобы стать «настоящей женщиной», женщина должна восприниматься людьми и принимать себя как Другое, противоположное Самости мужчины, как несущностное в противоположность сущностному, как объект в противоположность субъекту.

Особы женского пола такими не рождаются, исследовательница доказывает, что они создаются такими в результате согласованных усилий мужчин и женщин.

Бовуар утверждает, что освобождение женщин зависит от определенных экономических и политических условий, при которых мужчины не просто будут проецировать на женщин свое представление о женщине, но будут видеть «реальных» женщин. И хотя, как отмечается, Бовуар не излагает здесь развитой эпистемологии, ее замечания свидетельствуют о том, что на каком-то уровне она ясно осознает разное историческое, экономическое и политическое положение женщин, влияние классовой и расовой принадлежности на отношения женщин с мужчинами и на их отношения с другими женщинами. Кроме того, как уже отмечалось, Бовуар полагает, что недостаток у женщин «чувства всеобщего» предрешает их неспособность противодействовать господству мужчин. Пока женщины замкнуты в рамках собственных индивидуальных жизней, им не удается создать свой прочный «контрмир», «контрвселенную», где они могли бы бросить вызов мужчинам.

В данном контексте хотелось бы еще раз остановиться на «парадоксе свободы» в экзистенциальной этике С. де Бовуар, доказывающей, что женщины радикально свободны и в то же время угнетаемы. Бовуар показывает, что женщины «закрыты» в статусе «Другого», и в тоже время она убеждена, что ни одно человеческое существо не может быть ограничено этой ролью. Бовуар доказывает своим обширным трудом, что женщины «свободные и равные трансцендентные экзистенты», и в то же время она убеждена, что женщины угнетены потому, что были вынуждены принять статус «Другого». И все же, по мнению Пенелопы Дойчер, ключевой аспект философии Бовуар состоит в ее желании вдохновить женщин на признание себя свободными и равными трансцендентами [4].

Несмотря на противоречия, отмеченные критиками в философских построениях де Бовуар, следует еще раз подчеркнуть, что «нестабильность» ее философских текстов относительно женщин и фемининности отражает общий контекст гендерной философии. Как замечают исследователи, не следует усиливать впечатление, что история философии всегда преуспевала в предложении стабильных трактовок природы женщины и фемининности. Следует оценивать важность трудов де Бовуар в русле не только экзистенциализма, но и в общем, контексте эпохи, середины ХХ в., и здесь все комментаторы единодушно высоко оценивают ее роль первоот- крывательницы.

Библиографические ссылки

1. Бовуар С. де. Второй пол. - М., СПб., 1997.

2. Спелман Э. В. Симона де Бовуар и женщины: кто же «мы»? // Феминистская критика и ревизия истории политической философии. - М., 2005. - С. 274-296.

3. Chanter T. Gender. Key Concepts in Philosophy / Tina Chanter. - L.: Continuum, 2006. - 176 p.

4. Deutscher P. Yielding Gender. - London and New York: Routledge, 2004. - 224 p.

5. lshtain G. Public Man, Private Woman: Women in Social and Political Thought. - P3.Chanter T. Gender. Key Concepts in Philosophy / Tina Chanter. - L.: Continuum, 2006. - 176 p.

6. Lerner G. The Creation of Patriarchy. - N.Y.: Oxford University Press, 1986. - 318 p.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Філософія: конспект лекцій
Філософія глобальних проблем сучасності
Історія української філософії
Філософські проблеми гуманітарних наук (Збірка наукових праць)
Філософія: конспект лекцій : Збірник працьФілософія: конспект лекцій : Збірник праць