Електронна бібліотека підручників

Загрузка...


Література в контексті культури (збірка наукових праць)

35. Штрихи к портрету Англии XIV века в драматической поэме Р. Саути «Уот Тайлер»


Л. Н. Сахновская
г. Харьков

Досліджуються відбиті у тексті твору конкретно-історичні події, національні звичаї, традиції, особливості флори та фауни, які допомагають читачеві створити власне уявлення про історію та культуру англійського народу.

Драматическая поэма Р. Саути «Уот Тайлер» традиционно вызывала интерес ученых тем, что нанесла вред репутации Р. Саути-консерватора. Рукопись, пиратски опубликованная через двадцять три года после написания, показала публике взгляды, которых поэт-лауреат придерживался ранее. Несмотря на огромную популярность этого произведения у публики, его художественная ценность часто ставилась под сомнение литературными критиками. А между тем, эта литературная работа Р. Саути несет много информации об истории и культуре Англии XIV века, что особенно ценно для представителей других культур и, безусловно, заслуживает изучения.

Начинает свое произведение Р. Саути с описания народных гуляний по случаю прихода мая. В настоящее время в Британии существует национальный праздник, который отмечают в первый понедельник после 1 мая. Он является поводом для активного и веселого времяпрепровождения на свежем воздухе. В самый же первый день мая, который не имеет статуса национального праздника, люди отмечают приход весны. Разница состоит лишь в том, что в средние века этому событию придавали большее значение. Р. Саути удается поразительно лаконично и емко описать погожий весенний день на юго-востоке Англии, обозначить типичные для этого праздника реалии, передать красоту пробуждающейся природы и бурную радость молодежи, так резко контрастирующую с печальными думами Уота Тайлера. Упоминание залитого солнцем холмика, бледной примулы, наполненного ароматами западного ветерка, укрытой первоцветом долины, улыбающихся маю веселых, усыпанных фиалками берегов, рощицы с распускающимися почками, делает пейзаж практически осязаемым. Кроме того, эта картина майского дня наполнена еще и звуками весенней любовной песни коноплянки, щебечущей в рощице, слышно, как подлесок вторит певчему дрозду, с ветерком доносится приятная музыка. Усиливает впечатление и использование прилагательных «веселый», «весенняя», «радостные», «приятная» и др., среди которых «CHEERFUL» даже выделено в тексте графически:

Welcome we the merry May.

On ev´ry sunny hillock spread,

The pale primrose rears her head;

Rich with sweets the western gale Sweeps along the cowslip´d dale.

Every bank with violets gay,

Smiles to welcome in the May.

The linnet from the budding grove,

Chirps her vernal song of love.

The copse resounds the throstle´s notes,

On each wild gale sweet music floats;

And melody from every spray,

Welcomes in the merry May.

Cheerful on this holiday,

Welcome we the merry May.

Р. Саути на этом отрезке текста употребляет слово «bank», которое у носителя языка вызывает ассоциацию только лишь с берегом реки или озера. В этом тоже находит свое отображение английская культура, островное положение заставило британцев различать берег моря (seashore), берег реки/озера (bank), береговую линию моря/океана (coastline), для чего существуют отдельные названия.

От реалий, типичных для флоры и фауны Англии, Р. Саути переходит к реалиям национальной культуры англичан. В авторских ремарках в самом начале произведения указано, что у двери мастерской Уота Тайлера стоит майское дерево. Это «дерево» - столб, украшенный лентами, вокруг которого принято было танцевать в праздник 1 мая. Устами одного из героев своей драматической поэмы Р. Саути упоминает также очень популярную в народе забаву под названием «barley-brake» (в современном написании - «barley- break»). Местом для этих игрищ обычно было поле или гумно. Участниками становились три пары, одна из которых, находящаяся в центре, или «доме», должна была поймать другие пары, которые под натиском могли выпускать руку своего партнера, образуя, таким образом, новую пару.

Еще одним неизменным атрибутом праздника прихода весны был танец в костюмах героев легенды о Робин Гуде, именуемый по-английски «morris» или «morris dance», который Р. Саути также не обошел вниманием в своем произведении:

Since we were boys together,

And play´d at barley-brake, and danc´d the morris: - Some five-and-twenty years!

Эти забавы были популярны наравне с другими, среди которых, к примеру, можно назвать состязания по стрельбе из лука у мужчин, очень раннее умывание росой у женщин, а также определение веселящимся народом «майской королевы», самой красивой девушки, которую венчали венком из первоцвета. Данная особенность празднования 1 мая тоже нашла свое отображение в тексте «Уота Тайлера»:

Did we not dance it well to-day, my father?

<...>

I never tript along the mead so gaily.

You know they chose me queen, and your friend Piers Wreath´d me this cowslip garland for my head - Is it not simple?—you are sad, my father!

Далее Р. Саути делится с читателем своим видением событий 1381 года. Это художественное произведение, а поэтому оно не может и не должно с абсолютной точностью передавать исторические факты. Однако поразительным является количество поднятых поэтом проблем, актуальных для того времени, а также умение Р. Саути одним лишь словом или названием вызывать у читателя, сведущего в вопросах истории, целую цепь ассоциаций, либо же пробудить интерес к подтексту у тех, кто этими вопросами не владеет. Так, к примеру, говоря об Архиепископе Кентерберийском «высокий сановник» («high priest»), Р. Саути подразумевает уникальное положение этого человека в иерархии Англиканской церкви. Оно объясняется тем, что первая церковь на территории Британии была построена в столице Кента - городе Кентербери, куда еще в конце VI века Папа Римский направил монахов с тем, чтобы обратить англосаксов в христианство. Они высадились в Кенте - одном из семи англосаксонских королевств, ближайшем к континентальной Европе. Кроме того, там король сам уже исповедовал христианство, что значительно облегчало задачу обратить подданных в новую веру. Тем и славен город Кентербери, а Архиепископ Кентерберийский, по традиции, является самым влиятельным священником Британии.

Р. Саути говорит и о ненависти крестьян по отношению к архиепископу, что, на первый взгляд, может быть не совсем понятно ввиду удаленности этого представителя церкви от простого народа:

PIERS.

This Archbishop!

He was oppressive to his humble vassals:

Proud, haughty, avaricious.—

JOHN BALL.

A true high-priest!

Preaching humility with his mitre on!

Praising up alms and Christian charity Even whilst his unforgiving hand distress´d His honest tenants.

Дело в том, что в период Средневековья совокупный образ церкви был далек от идеала. Церковь восстанавливала против себя бедняков своими непомерными аппетитами и жестоким, типичным для феодализма, отношением к прихожанам. Кроме того, война Англии с Францией не способствовала установлению теплых отношений между представителями этих стран. Между тем, Папа Римский, выдворенный из Рима и живущий во Франции, в Авиньоне, воспринимался как приверженец вражеского лагеря. Англичане поэтому не хотели платить налог церкви, дабы не помогать французам в войне против себя самих. Король урегулировал этот вопрос путем уменьшения суммы взимаемого налога и обеспечением контроля за тем, чтобы деньги попадали именно в папскую казну.

Эта мера пресечения не вызвала, как можно было бы предположить, негодования среди духовенства, в большинстве своем это были представители знатных семей Англии, а значит, люди, разделяющие убеждения привелигерованной касты [2, c.85]. Многие духовники были также государственными чиновниками, назначенными королем, как это случилось и в случае с Архиепископом Садбери, который совмещал духовный сан с должностью канцлера. Именно его описал в своем произведении Р. Саути, разносторонне показав низость и алчность этого человека. Поэтому не удивительно, что он воспринимался простым народом как жестокий тиран и угнетатель, облеченный большой властью, что впоследствии и привело к его убийству во время восстания 1381 года, о чем также рассказано в «Уоте Тайлере»:

Jack Straw has forced the Tower: seized the Archbishop,

And beheaded him.

В этой связи следует отметить: у историков нет единого мнения о том, кто же именно убил архиепископа. Некоторые полагают, что это сделал сам Уот Тайлер, который не присутствовал на встрече с королем в Майл-Энде. У Р. Саути, как мы видим, называется имя мятежного священника Джека Стро. Исторической реалией является и упомянутый в произведении подушный налог размером в три серебрянные монеты номиналом в 4 пенса, который назывался «three groats». Он взимался с каждого человека в королевстве, кто был старше 15 лет. Со священнослужителей полагалось брать денег даже больше. Именно о крайней трудности для крестьянина собрать и заплатить нужную сумму и говорит Р. Саути в своем произведении:

I married an industrious, virtuous woman;

Nor while I toiled and sweated at the anvil,

Sat she neglectful of her spinning wheel. - Hob -1 have only six groats in the world,

And they must soon by law be taken from me.

Несогласие с необходимостью платить этот налог было широко распространенным, а наиболее типичным способом уклонения от уплаты данного сбора было преуменьшать количество членов собственной семьи. Это удавалось крестьянам до тех пор, пока собранные деньги не были подсчитаны и сверены с результатами последней, уже после эпидемии чумы, переписи населения в отдельных частях страны. Оказалось, что население безо всякой причины, совершенно внезапно уменьшилось вдвое [3, c.2]. Соответственно, правительство утвердило более жесткие меры по сбору денег. Применение насильственных мер в отношении местных жителей получило широкое распространение, что также отображено в «Уоте Тайлере»:

COLLECTOR.

You have a daughter.

TYLER.

She is below the age—not yet fifteen.

<...>

(Alice and her Mother enter the Shop. The Tax-gathers go to her. One of them lays hold of her. She screams. TYLER goes in.)

COLLECTOR.

You say she´s under age.

(ALICE screams again. TYLER knocks out the Tax-gatherer´s brains. His Companions fly).

Уот Тайлер одним ударом уложил сборщика податей - обидчика своей дочери, который посягнул на ее честь. Можно предположить, что в этой части произведения Р. Саути положил в основу данной сцены реальный факт.

Обращает на себя внимание и то, что очень часто в произведении слово «налог» употребляется именно во множественном числе. Это тоже исторически оправданно, т. к. первый налог ввел еще Эдвард III, предшественник Ричарда II, и с того момента сумма сбора была увеличена трижды. Первый налог был пропорциональный. Его должен был выплачивать каждый взрослый человек в Англии. Затем парламент утвердил новый налог, который взимался со всего движимого имущества. Это позволило значительно увеличить годовой доход, однако правительству нечем было оправдать огромные расходы на военную кампанию против французов. Кроме того, чума 1349 года настолько сократила население Англии, что оставшиеся в живых работники стали требовать для себя более высокой оплаты их труда.

В ответ привилегированные классы при поддержке правительства, стали бороться за сохранение тех порядков, которые были в период до чумы. С целью собрать еще больше денег и был введен подушный налог, который теперь уже был не пропорциональный, а фиксированный [3, c.1-2]. Эта мера значительно осложнила и без того натянутые отношения между землевладельцами и низшими слоями общества. Желание знати не отступать от привычного для себя высокого уровня жизни и покрывать те же расходы, но уже за счет труда гораздо меньшего количества людей, очень верно смог передать в своем произведении Р. Саути:

Oh! ´tis of vast importance! who should pay for The luxuries and riots of the court?

Who should support the flaunting courtier´s pride,

Pay for their midnight revels, their rich garments,

Did not the state enforce?—Think ye, my friend,

That I—a humble blacksmith, here at Deptford,

Would part with these six groats—earn´d by hard toil,

All that I have! To massacre the Frenchmen,

Murder as enemies men I never saw!

Did not the state compel me?

(Tax gatherers pass by)

There they go, privileg´d r s! -

Уот Тайлер всем своим существом противится необходимости оплачивать роскошества вельмож, полностью отдавая тяжело заработанные деньги, а также убивать как врагов французов - людей, которых он никогда не видел. Историки приводят данные о том, что с 1377 года 250 тысяч фунтов было потрачено из государственной казны на войну с Францией, однако сколько-нибудь значимых побед ни на земле, ни на море не было, не было также захвачено никаких новых территорий, что усугубляло ситуацию[3, c.2]. Именно поэтому устами простолюдина Р. Саути выражает народное возмущение и сборами налогов, и самой войной:

Curse on these taxes - one succeeds another - Our ministers - panders of a king´s will - Drain all our wealth away - waste it in revels - And lure, or force away our boys, who should be The props of our old age! - to fill their armies And feed the crows of France! year follows year,

And still we madly prosecute the war; - Draining our wealth - distressing our poor peasants - Slaughtering our youths - and all to crown our chiefs With Glory! -1 detest the hell-sprung name.

Неоднократно упоминающаяся в тексте произведения война с Францией началась в период правления Эдварда III и получила название Столетней войны. Напряжение в отношениях между Францией и Англией стало результатом растущей популярности французского короля, который ожидал от своих вассалов беспрекословного исполнения их обязанностей перед ним, что именно для этой европейской державы было несколько не характерно. Франция всегда отличалась большим количеством непокорных вельмож, которые по влиятельности и финансовым возможностям часто превосходили самого короля.

Герцог Бургундии и английский король как подданный французского монарха в качестве герцога Аквитании - оба отказались признать его верховную власть. Тогда король Франции стал препятствовать английской торговле, захватив в 1324 году территории в Гаскони - части Аквитании, а также вмешиваясь в торговые сообщения, проходящие через Фландрию (современная Бельгия). Гасконцы торговали своим первоклассным вином в обмен на английское зерно и шерстяные ткани, что приносило англичанам большую прибыль. Бургундия была еще одним очень значимым торговым партнером Англии, через провинцию Бургундии - Фландрию, осуществлялся практически полный объем экспорта английской шерсти. Англия не могла допустить угрозы своей торговле и национальному благосостоянию, поэтому в 1337 году английский король Эдвард III объявил Франции войну, озвучив личные притязания на французскую корону [1, c.44]. Это была очень дорогая и долгая война, продолжавшаяся, пусть и с перерывами, вплоть до 1453 года. Несмотря на триумф англичан в Креси (1346) и Пуатье (1356), эффективность уэльского большого лука, отличавшегося большой скорострельностью, значительные достижения английского короля Генриха V, выигрывать отдельные битвы еще не означало выиграть в конечном счете войну. В 1453 году, по окончании Столетней войны, Англия потеряла все свои владения во Франции, за исключением порта Кале.

Когда Ричард II взошел на престол, недолгое перемирие, о котором на тот момент удалось договориться с французами, подошло к концу. Снова нужны были деньги на военную кампанию. Вот как Р. Саути передал возмущение простого люда:

What matters me who wears the crown of France?

Whether a Richard or a Charles possess it?

They reap the glory - they enjoy the spoil -

We pay - we bleed! - The sun would shine as cheerly

The rains of heaven as seasonably fall;

Tho´ neither of these royal pests existed.

Как видно из последней строки вышеприведенного примера, короли Франции и Англии удостоились не очень лестной характеристики. В этом случае Р. Саути привнес свое, индивидуально-авторское видение отношения народа к институту монархии и помазанникам божьим в частности. Если говорить о короле Ричарде II, то народная нелюбовь пришла к нему уже после восстания 1831 года, когда он сначала сделал видимость того, что удовлетворит требования повстанцев, а затем аннулировал все свои обещания и одобрил последующую расправу над оставшимися в живых зачинщиками неповиновений.

До этого момента простые люди не были склонны обвинять мальчика, который стал королем в десять лет, в недочетах внешней и внутренней политики Англии. Как уже отмечалось, первый из серии подушных налогов ввел еще его дед, Эдвард III, который очень дорого в финансовом плане обходился нации. Он же объявил войну Франции, и в этом не было вины Ричарда. Регента, который бы управлял страной при малолетнем Ричарде, тоже не было. Поэтому люди ненавидели королевских министров и парламент, видя в них корень зла. Самым влиятельным человеком в государстве был дядя Ричарда, герцог Лан-кастерский, известный как Джон Гонт.

Именно его голову, в числе прочих, требовали повстанцы в 1381 году. Именно его замок, Савой, расположенный на улице Стрэнд и считавшийся в то время самым красивым архитектурным сооружением в Англии, они стали крушить, ворвавшись в Лондон. Этот исторический факт тоже был включен Р. Саути в его произведение:

Witness that day When they destroy´d the palace of the Gaunt;

And hurl´d the wealth his avarice had amass´d,

Amid the fire: the people, fierce in zeal,

Threw in the flames the wretch whose selfish hand Purloin´d amid the tumult.

Также в «Уоте Тайлере» поэт упомянул о том, что мэр Лондона У. Уолворт отдал распоряжение поднять мост, дабы не пустить мятежников в столицу. Однако сами лондонцы впоследствии нарушили это распоряжение и опустили его:

The Londoners have opened the city gates,

The rebels are admitted.

Был тогда освобожден из тюрьмы священник Джон Болл, проповедовавший идеи равенства, братства и предлагавший упразднить всех епископов и архиепископов. Подобные идеи в то время считались ересью, а люди, исповедовавшие их - еретиками. Эта тема также красной нитью проходит через все произведение, начиная с откровенного недоумения дочери Тайлера по поводу ареста этого хорошего и набожного человека и заканчивая обвинениями Верховного Судьи в его адрес и последовавшей лютой расправы. Внимание читателя привлекают строки, с которыми трудно поспорить и в которых говорится, что не было епископа среди апостолов («There was never a bishop among all the apostles»), а также совершенно резонный вопрос о том, кто были благородные господа во времена Адама и Евы:

When Adam delv´d, and Eve span,

Who was then the gentleman?

В современных работах по истории Британии можно даже найти информацию о том, что именно эти лозунги, слово в слово, действительно воодушевляли бунтующих крестьян в XIV веке [1, c.48]. Очень верно подметил Р. Саути и то, что участники восстания 1381 года не были грабителями и мародерами:

Mark me, my friends - we rise for liberty - Justice shall be our guide: let no man dare To plunder in the tumult.

Нельзя отрицать того, что некоторые из повстанцев действительно обратились к пьянству, те граждане, чьи погреба были полны, предпочитали отдать их в распоряжение толпы с целью спасти другую свою собственность. Однако это не было нормой, и из истории известно, что восставших настолько возмутил поступок одного простолюдина, который взял себе серебряный кубок из дворца Савой, что они утопили грабителя в реке вместе с украденным им предметом роскоши [2, c.84].

Исторически достоверным является и тот факт, что, когда король, из соображений безопасности, отказался встретиться с бунтовщиками в Блэкхите, это придало восставшим храбрости. У Р. Саути описано ликование толпы по поводу страха вельмож:

PIERS.

So far triumphant are we: how these nobles,

These petty tyrants, who so long oppress´d us,

Shrink at the first resistance!

HOB.

They were powerful Only because we fondly thought them so.

При этом многие подробности переговорного процесса между повстанцами и королем Р. Саути упомянуты не были. Так, к примеру, известно, что 12 июня 1381 года вместо Блэкхита, где было огромное скопление народа, Ричард отправился на корабле к Гринвичу, чтобы там выслушать условия мятежников. Вследствие того, что им было отказано в их требовании обезглавить Джона Гонта и еще пятнадцать вельмож, крестьяне пошли на Лондон. В пятницу, 14 июня, Ричард снова встретился с повстанцами в Майл-Энде [3, c.4]. Эти факты отсутствуют в произведении Р. Саути. Зато, к примеру, условия бунтовщиков, которые те в реальности изложили в Майл-Энде, отзеркалены в драматической поэме Р. Саути в речи Ричарда II, когда тот обращается к народу в Смитфилде:

I must be bold. (Advancing.)

My friends and loving subjects,

I will grant all you ask: you shall be free - The tax shall be repeal´d - all, all you wish.

Your leader menaced me, he deserv´d his fate.

Quiet your angers; on my royal word Your grievances shall all be done away.

Your vassalage abolish´d. - A free pardon Allow´d to all: so help me God it shall be.

Первым требованием повстанцев, встречавшихся с монархом в Майл- Энде, было то, чтобы никто - ни они сами, ни их дети, ни другие их потомки

- не были впредь рабами. Восставшие также хотели, чтобы рента земли была фиксирована определенной суммой денег, а не предполагалось, что за нее они должны отрабатывать. Третье требование войска У. Тайлера заключалось в желании иметь свободу продавать и покупать на всех рынках и в общественных местах, как это делают свободные люди. Кроме того, повстанцы требовали прощения за свои предыдущие преступления.

Молодой король сделал вид, что он удовлетворит эти требования, и даже держал тридцать чиновников за работой всю ночь, чтобы они написали соответственную хартию. Кроме того, Ричард пообещал казнить тех, кого восставшие считали изменниками [2, c.85]. Тем не менее, после этой встречи беспорядки в Лондоне продолжались. Тогда было совершено упомянутое Р. Саути нападение на лондонский Тауэр, где в действительности были убиты канцлер, архиепископ Садбери и казначей, сэр Роджер Хейлз. Кроме того, как полагают историки, были также убиты около ста пятьдесяти иностранцев, живущих в городе [3, c.4].

Следующая встреча короля Ричарда II с Уотом Тайлером и повстанцами состоялась в Смитфилде. Р. Саути уделяет в своем произведении достаточно много внимания этой сцене, рассказывая об обстоятельствах, предшествующих гибели У. Тайлера. Гипотезы историков об этом событии разнятся. Есть мнение, что убийство Уота Тайлера было давно запланировано и потом хладнокровно приведено к исполнению. Кроме того, свита короля, подъехав близко к говорящим, старалась скрыть от взоров толпы сцену происходящего, дабы не быть уничтоженной в ту же секунду. Другая группа ученых полагает, что, скорее всего, Уот Тайлер просто импульсивно выражал свои требования в грубой для вельмож, но свойственной простолюдину, манере. Знаком существующей угрозы для монарха стало якобы то, что повстанец взялся за уздечку королевской лошади. Есть также свидетельства, что Уот Тайлер во время разговора несколько раз брался за свой клинок. Поэтому мэр Лондона Волворт и воткнул Тайлеру в горло свой короткий меч. У Р. Саути сказано, что именно этот человек убил главаря мятежников, хотя в данном вопросе и по сей день нет единодушия. Убийство Уота Тайлера часто приписывается сквайру по имени Ральф Стэндиш. Также до конца не ясно, как именно началась стычка. [3, c.4-5].

Р. Саути четко обозначил в своем произведении, что Тайлер не желал молодому королю никакого зла. Он даже вложил в уста предводителя повстанцев просьбу воздержаться от любых проявлений насилия, с которой тот обратился к толпе. В разговоре с королем речь Тайлера отличается прямолинейностью, грубоватостью и эмоциональностью, что и было воспринято свитой монарха как оскорбление и угроза:

The Parliament for ever asks more money:

We toil and sweat for money for your taxes:

Where is the benefit, what food reap we From all the councils of your government?

Think you that we should quarrel with the French?

What boots to us your victories, your glory?

We pay, we fight, you profit at your ease.

Do you not claim the country as your own?

Do you not call the venison of the forest,

The birds of heaven your own? - prohibiting us,

Even tho´ in want of food, to seize the prey Which nature offers? - King! is all this just?

Think you we do not feel the wrongs we suffer?

The hour of retribution is at hand,

And tyrants tremble—mark me, King of England.

Король проявил хладнокровие в момент наивысшей опасности, когда с храбростью, достойной своего отца, он обратился к разгневанной толпе. Его слова о том, что только он является их единственным лидером, которые можно понять двояко, ввели крестьян в заблуждение. Ричард объявил, что У. Тайлер был предателем и попросил всех расходиться по домам. Впоследствии он отрекся от данных им обещаний и инициировал жестокую расправу над зачинщиками народных волнений, что в произведении Р. Саути показано на примере Джона Болла. Историки приводят свидетельства того, что сто десять повстанцев были после осуждены и приговорены к смерти. Восстание как реакция на расправу еще какое-то время продолжалось в Эссексе, но затем и оно было подавлено [3, c.5].

В результате исследования можно сказать, что молодому Р. Саути - автору «Уота Тайлера», удалось не только обозначить свою гражданскую позицию и донести до читателя свое видение событий 1381 года, но и многое рассказать об Англии, ее истории и культуре. Это достигается благодаря отображению в тексте произведения традиций празднования одного из наиболее значимых праздников Средневековья - 1 мая, кратким, но точным описаниям природы в отдельно взятом регионе страны, многочисленным упоминаниям о реалиях жизни крестьян и богачей в XIV столетии, а также косвенным указаниям на возникновение и функционирование отдельных государственных институтов.

Бібліографічні посилання

1. McDowell, D. An Illustrated History of Britain. - Longman, 1989. - 188 p.

2. Dickens, C. A child´s history of England: [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http: //www.blackmask.com. - Заголовок с экрана.

3. History of the 1381 Peasants´ Rebellion: [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http: //www.rc.umd.edu/editions/wattyler/contexts/history rebellion.html. -



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Срібний Птах. Хрестоматія з української літератури для 11 класу загальноосвітніх навчальних закладів Частина І
Література в контексті культури (збірка наукових праць)
Проблеми поетики (збірка наукових праць)