пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Загрузка...


Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)

39. Политическая история Венгрии


Олександр Сич

Лайош Ижак - известный венгерский учёный, доктор исторических наук, профессор, автор восьми научных монографий; в настоящее время преподаёт в Будапештском университете им. Лоранда Этвеша.

Цель своей работы он видел в том, чтобы «предложить взвешенную трактовку событий венгерской истории после 1944 г.» (с. 12), призывая «оглянуться на эту главу венгерской истории спокойнее, основывая наши выводы не на эмоциях, а на открытиях венгерских историков, сделанных за последние десять лет» (с. 9). С точки зрения рецензента, это ему в значительной степени удалось. Кстати, об этом свидетельствует и название небольшого предисловия к данной книге, написанного зав.отделом международных научных связей Института российской истории Российской Академии наук, к. и. н. Л. П. Колодниковой, - «Уравновешенная и благоразумная трактовка венгерской истории». Проиллюстрируем это бесспорное достоинство книги хотя бы таким примером: по мнению автора, историки ещё не пришли к окончательному суждению относительно эпохи Кадара, ибо на основании источников, находящихся в их распоряжении, такое суждение было бы преждевременным (с. 12). Как это контрастирует с «суждениями» многих наших отечественных историков, которые, ничтоже сумняшеся, готовы выставлять безапелляционные оценки любому периоду истории - и давней, и совсем недавней (например, советской истории) - в соответствии с сегодняшней «политической погодой».

Структурно рецензируемая книга состоит из введения, пяти глав и весьма содержательного приложения, в которое входят хронология, где синхронизированы по годам события венгерской и всемирной истории, аннотированный указатель рекомендованной литературы, примечания, содержащие краткие пояснения встречающихся в тексте терминов и персоналий, и предметный указатель. Каждая глава заканчивается кратким резюме, где подытоживается их содержание.

Хронологически работа охватывает 45 лет венгерской истории - 1944 - 1990 гг. Этот период был отмечен сложными и драматическими событиями, описанию и анализу которых и уделено главное внимание автора.

В первой главе весьма обстоятельно рассмотрены такие вопросы, как освобождение страны от германской оккупации в 1944 - 1945 гг., «ставшее поворотным пунктом истории» (с. 9); размеры ущерба, нанесённого войной и репарации; возобновление деятельности политических партий и их программы; перераспределение земли; политика Временного национального правительства, определение места Венгрии в послевоенной системе международных отношений и др. Удачными представляются краткие, но достаточно точные и содержательные портреты венгерских политических деятелей рассматриваемого периода. Следует отметить, что события и перипетии политической борьбы в 1945-1947 гг., которые стали периодом формирования нового Венгерского государства, рассмотрены автором обстоятельно и в целом объективно. Внимание читателя несомненно привлекут приводимые JL Ижаком предвыборные лозунги разных партий, которые - с целью привлечь избирателей на свою сторону - были тщательно продуманными, понятными и доступными (с. 134 - 137). Правда, не совсем понятно, почему лозунг социал-демократов на выборах 1945 г. «Сегодня за демократию, завтра за социализм!» он называет «довольно зловещим» (с. 73 - 74), впрочем, возможно, это «издержки» перевода.

Характерно, что Советский Союз установил дипломатические отношения с Венгрией 15 октября 1945 г., то есть ещё до первых выборов в Национальное Собрание (с. 83), чего не сделала ни одна великая держава. Таким образом, сразу после войны советское руководство отнюдь не стремилось во что бы ни стало привести к власти местных коммунистов, чтобы включить таким образом Венгрию в зону своего влияния. Первое коалиционное правительство возглавил Золтан Тилди, лидер Партии независимых мелких хозяев (владельцев), в состав которого вошли 7 представителей его партии, трое коммунистов, трое социал-демократов и представитель Крестьянской партии (с. 82).

Автор не уклоняется от подробного рассмотрения такой болезненной темы, как обмен переселенцами между Венгрией и Чехословакией в первые послевоенные годы, серьёзно ухудшивший отношения между этими странами. Насколько известно рецензенту, в период существования социалистического содружества на эту тему было наложено табу, так как согласно тогдашним идеологическим установкам подобных проблем не могло быть между «братскими социалистическими странами». JL Ижак же пишет и о решении правительства Чехословакии лишить проживающих на её территории венгров их гражданских прав, и о насильственной отправке десятков тысяч этнических венгров на общественные работы в западные чешские области, и о так называемой ресловакизации этнического венгерского населения, в результате которой около 400 тыс. венгров «объявили» себя словаками, чтобы не быть изгнанными из Чехословакии. При этом он замечает: «Венгерские и германские историки дали относительно полную картину судьбы немцев в Венгрии и венгров в Чехословакии, но мы всё ещё мало знаем о судьбе венгерских меньшинств в Закарпатской Украине, Румынии и Югославии» (с. 115).

Во второй главе «Система Ракоши» прослежен процесс утверждения в стране режима полицейского государства, в частности освещается переход от многопартийной системы к однопартийной; политика репрессий против политических оппонентов, представителей церкви и других «классовых врагов»; социалистические преобразования в промышленности и сельском хозяйстве, их результаты и последствия. Как следует из материала, приводимого автором, слепое подражание советской модели сталинского типа (вплоть до раскулачивания, организации трудовых лагерей, стахановского движения, не говоря уже о репрессивной политике)- «заслуга» самого Ракоши и его окружения, а не «указаний из Москвы». Говоря о кризисе системы Ракоши после смерти Сталина, автор справедливо замечает, что «новому курсу Венгерской рабочей партии был дан импульс из Кремля. Он явился результатом советской инициативы и преследовал интересы советской стороны» (с. 187). Правда, не уточняется, что это были за интересы. Как бы то ни было, результатом стало появление Июньской резолюции (1953 г.), принятой центральным руководством ВРП (её полный текст был опубликован лишь через 33 года), которая стала первой попыткой венгерских реформ (с. 189). Новая политика, однако, столкнулась с упорным сопротивлением Ракоши и поддерживавших его партийных руководителей, работников государственной администрации, включая аппарат управления экономикой, которых поддержал Президиум ЦК КПСС. Это привело к отставке сторонника реформ Имре Надя с поста премьер-министра. Группировка Ракоши блокировала любое обновление или реформирование системы политических институтов, что делало неизбежным общественный кризис.

Третья глава «Революция 1956 года» посвящена событиям 1956 года - наиболее трагичному эпизоду венгерской истории второй половины XX в. В отличие от привычных для советских времён определений того, что произошло тогда в Венгрии (одно из наиболее распространённых клише явно пропагандистского характера - «контрреволюционное выступление фашистских организаций»), JL Ижак однозначно характеризует их как народную революцию. Хотелось бы, правда, чтобы автор при этом охарактеризовал такие составляющие любой революции, как, например, её цели, движущие силы или характер. В самом деле, какой характер имела «революция 1956 г.» - демократический, антикоммунистический, Здесь и далее курсив автора книги. национально-освободительный или сочетание этих компонентов? Освещение же её хода, по нашему мнению, грешит некоторой односторонностью.

Как известно, после разоблачения культа Сталина в СССР в Венгрии началось движение за демократизацию. Выступление народных масс, переросшее 23 октября в вооружённое восстание, было обусловлено справедливым возмущением режимом Ракоши, который был повинен во многих репрессиях. JL Ижак пишет о провокациях, устраиваемых против мирных демонстрантов офицерами Администрации государственной госбезопасности, о «терроре» и «кровавой бойне», которыми нередко заканчивались столкновения восставшего народа со сторонниками Герё. На с. 213-й читаем: «В Мишкольце, Мошонмадяроваре и Будапеште толпы, разгневанные стрельбой, сами стали чинить правосудие, подвергнув самосуду нескольких офицеров госбезопасности».

Однако, возникает вопрос, с каких это пор «суд Линча» стал проявлением правосудия? Вряд ли это можно объяснить только «эмоциональным накалом и напряжённостью в обществе» (с. 213), которые нарастали из-за сопротивления правительства, не желавшего идти на уступки. Да и уголовники появились на улицах венгерских городов только в конце октября. Кстати, согласно приводимым в книге данным (с. 216), тогда из тюрем было выпущено 3324 политзаключённых и 9962 уголовника (!). В то же время ничего не говорится о том, что среди протестующих оказалось немало ярых националистов и бывших фашистских пособников (напомним, что война закончилась всего 10 лет назад, и, понятно, что далеко не все нилашисты успели бежать из страны перед наступающей Советской Армией). Именно они развязали в Будапеште кровавую вакханалию: сторонников правящего режима вешали на фонарных столбах и деревьях, их трупами забивали канализационные люки, на телах вырезали красные звёзды. Об этом свидетельствуют кадры кинохроники и фотографии, обошедшие весь мир. Доходило до того, что «представители восставшего народа» приходили в больницы добивать раненых. Но об этих зверствах в книге, увы, даже не упоминается. Как, впрочем, ничего не говорится и о влиянии внешнего фактора на происходившее в Венгрии, например, о провокационной, по сути, роли США, которые активно поощряли и подталкивали представителей венгерской оппозиции к выступлению, обещая всяческую помощь и поддержку, а потом оставили их на произвол судьбы.

Эти и некоторые другие упущения в рассмотрении и оценке того, что произошло осенью 1956 г., как нам кажется, упрощают характер венгерских событий, вызвавших большой международный резонанс.

С интересом читается четвёртая глава - «Эпоха Кадара». В ней дан взвешенный и довольно объективный анализ политического и социально- экономического развития страны за 32-летний период пребывания у власти Яноша Кадара. Он возглавил государство в очень трудный момент, поэтому его правительство, чтобы укрепить свои позиции, проводило политику «кнута и пряника». Автор полагает, что одной из основ примирения между венгерским обществом и коммунистической властью после трагедии 1956 г. стал неуклонный рост жизненного уровня, в результате чего к середине 1960- х гг. Венгрия стала «самым счастливым бараком в социалистическом лагере» (с. 246). Объяснялось это как существенной экономической помощью (в том числе в твердой валюте), полученной Венгрией от стран социалистического содружества после 1956 г., так и проведением экономических реформ. Поэтому, несмотря на зигзаги экономической и социальной политики выполнение пятилетних планов периода 1970-х гг. было отмечено известными достижениями, в частности, менее чем за десять лет был построен один миллион квартир и импортировано приблизительно такое же количество автомобилей. Жизненный уровень людей значительно поднялся, и положительные перемены в качестве жизни ощутило большинство населения (с. 258).

Однако дальнейшее углубление реформ в рамках существующей политической системы становилось невозможным, да и внешние условия (после подавления в 1968 г. чехословацкого «социализма с человеческим лицом», в котором приняли участие и венгерские воинские части) не благоприятствовали их продолжению. После 1973 г. ухудшилась и международная экономическая конъюнктура, и страны, подобные Венгрии, то есть зависевшие от иностранной торговли понесли громадные убытки.

Западные кредиты, которые Венгрия получала с 1974 г., предотвратили развал венгерской экономики, однако это приводило к стремительному возрастанию внешнего долга: с 1,3 млрд. долларов США в 1974 г. до 16,7 млрд. в 1988 г. (с. 258 - 260).

Ласло Ижак справедливо замечает, что изменение политической системы в Венгрии, как и в других странах бывшего соцлагеря, явилась в значительной мере результатом распада Советского Союза после длительного экономического и политического кризиса (с. 272 - 273). Характерно также, что события 1989 года венгерский историк называет «революцией» (именно так, в кавычках, и, думается, это неслучайно). Более того, автор рецензируемой книги уточняет свою оценку, предлагая, на наш взгляд, довольно удачное определение - «переговорная революция» (с. 273). Кстати, оно вполне подходит и для характеристики подобных процессов 1989 - 1990 гг. в других странах Центральной и Восточной Европы (например, в Польше или ГДР), которые в нашей литературе часто называются «бархатной революцией», - «бренд», уже набивший оскомину.

В целом же книга производит хорошее впечатление, она даёт достаточно полное представление не только о собственно политической истории, но и об экономическом развитии и общественной жизни страны в указанный период. Работа Л. Ижака насыщена интересными фактами, наблюдениями, характеристиками, она побуждает к размышлениям, к полемике по некоторым вопросам и, несомненно, будет полезна как профессиональным историкам и политологам, так и всем, кто интересуется историей Венгрии в XX в.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Історичний архів (збірник наукових праць)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 1)
Історична панорама - збірник наукових праць (частина 2)
Історичні записки (збірка наукових праць)
Історіографія, джерелознавство (збірка наукових праць)
Іван Огієнко і сучасна наука та освіта (збірка наукових праць)
Історія України. Маловідомі імена, події, факти (збірник наукових статтей)
Історія України
Етнологія України: Філософсько-теоретичний та етнорелігієзнавчий аспект
Історія Стародавнього Сходу
Всесвітня історія
Історико-педагогічний альманах (збірка наукових праць)
Історія і культура Придніпров’я (збірка наукових праць)
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 1
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 2
Історія народного говподарства та економічної думки України (збірка наукових праць) частина 3
Історія (збірка наукових праць)
Запорожсталь