Українська електронна бібліотека

Загрузка...


Академія прокуратури України (збірник наукових праць)

12. Некоторые экономико-правовые аспекты борьбы с преступностью


Ключевые слова: экономика преступности, предупреждение преступлений хозяйственно-правовыми средствами, уголовно-хозяйственное право.

Уголовная репрессия из года в год обрушивается на значительную часть населения большинства государств мира. В США, например, количество граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы, исчисляется миллионами. В Украине на 1 января 2009 года за решеткой содержалось 145,9 тыс. осужденных. Ежегодно их отряд обновляется и пополняется[1]. Добавьте к ним немалое количество лиц, осужденных к мерам наказания, не связанным с лишением свободы. По результатам социологических исследований, проведенных в 2007 году в Луганской области, более чем один член среднестатистической семьи привлекался к уголовной ответственности. Картина далеко не утешительная.

Тысячелетиями человечество изыскивало средства борьбы с людьми, чье поведение противоречило существующим представлениям о правилах общежития. И из века в век на первом месте было наказание. Изгнание, казнь, членовредительство, пытки, галеры, тюрьмы - менялись формы и методы наказания, но суть оставалась единой. Тот же тысячелетний опыт показывал: без угрозы неотвратимости наказания число людей, совершающих деяния, квалифицируемые как преступление, увеличивается.

Недавняя история являет ряд примеров, когда временное бездействие аппарата государственной власти, в результате которого снижалась угроза разоблачения и наказания, порождало десятикратное увеличение краж, грабежей и разбойных нападений. Так, в Дании в сентябре 1944 года немецкие оккупационные власти арестовали всех датских полицейских. После этого в течение семи месяцев, пока продолжалась оккупация, полицейские функции исполнял импровизированный и невооруженный сторожевой корпус, который почти бездействовал, кроме случаев, когда преступника ловили с поличным. Коэффициент преступности немедленно вырос. По данным страховых компаний, только количество краж увеличилось в десять раз и более [1].

К такого рода примерам можно добавить нью-йоркское «затемнение» 1977 года. Поздно вечером 13 июля 1977 года в результате нескольких ударов молнии в провода высокого напряжения снабжение Нью- Йорка электротоком было прервано на 25 часов. Как только происхождение и характер «затемнения» были осознаны населением, «десятки тысяч черных и испаноязычных хлынули из своих лачуг и бараков в шестнадцати районах города и учинили оргию грабежей» [2]. Мужчины, женщины и даже дети взламывали двери, витрины и окна торговых помещений, выносили все, что можно было унести, и уничтожали все, что нельзя было сдвинуть с места. В ряде случаев грабители отнимали награбленное друг у друга [3, 11-12, 39].

Парадокс: признавая необходимость уголовного наказания, приходится констатировать низкую его эффективность. Еще в Средневековье наибольшее количество краж кошельков совершалось у зевак, присутствующих на месте публичной казни вора.

Введение в Китае смертной казни за коррупцию привело лишь к увеличению «стоимости услуг» - суммы взятки. Не меньше проблем с оценкой эффективности такой меры уголовного наказания, как лишение свободы.

В учреждениях Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний Луганской области в 2008 году было проведено анкетирование 1480 заключенных. Цель исследования - выяснить влияние пребывания в местах лишения свободы на изменение правосознания осужденных. Лобовой вопрос: «Будете ли вы совершать преступления после освобождения?», естественно, не ставился. Его замаскировали, дав следующую формулировку: «Какой, по вашему мнению, процент лиц, отбывающих наказание, будет совершать преступления после освобождения из лагеря?» Результат шокирует: по прогнозу 67% опрошенных, от 70% до 85% ныне отбывающих наказание рано или поздно вновь вернутся на нары.

Проблематичность эффективности лишения свободы как меры наказания широко обсуждается на Западе. Голландские криминологи одну из причин, например, роста рецидивной преступности несовершеннолетних видят в том, что подросток, попавший в колонию, содержится в прекрасных условиях быта и проживания. К его услугам многие спортивные секции и кружки, регулярное общение с психологом и социальным работником, который после освобождения подростка подбирает ему жилье и работу. Тот может остаться недовольным таким выбором, тогда социальный работник обязан предоставить на рассмотрение своего подопечного другие предложения. По мнению криминологов, люди, разбалованные таким вниманием общества к своей персоне, не очень стремятся принести ему пользу и норовят снова попасть в места заключения, где их бесплатно покормят, оденут и даже развлекут. Спрашивается: зачем тогда работать, если можно совершить преступление и жить, словно в санатории?

В Украине нет соответствующей статистики, но можно полагать, что даже далекие от голландских, такие условия, как отдельное место для сна, чистые спальные принадлежности, душ, туалет со смывным унитазом, одежда и обувь по сезону, не самое лучшее, но в хорошие времена относительно сбалансированное питание, пусть официозная, но все же забота - блага, недоступные в обыденной жизни немалой части нашим, не только несовершеннолетним согражданам. (В газете «Аргументы и факты в Украине» была опубликована следующая заметка: «Не надо воли? Пять из девятнадцати женщин - заключенных колонии в Тернопольской области - к изумлению правоохранителей отказались выходить по амнистии на свободу. Теперь тюремная администрация теряется в догадках: то ли у них там все хорошо, что люди уезжать не хотят, то ли на воле жизни совсем нет?») [4].

Следует отметить: снижению предупредительной роли такой меры наказания, как лишение свободы, способствует политика гуманизации и либерализации условий его отбывания. Былой обязательный производительный труд заключенных международными конвенциями заклеймен как «рабский». К тому же возможность трудовой деятельности объективно сократилась в силу экономических условий.

На фоне низкой эффективности уголовного наказания в форме лишения свободы контрастом смотрятся размеры затрат государства на содержание заключенных. Так, расчеты, произведенные на базе бюджета Управления Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний в Луганской области на 2010 год, показали, что исполнение наказания в виде лишения свободы одного осужденного обходится в сумму 14288 гривен в год. (Сюда не вошли выплаты из Пенсионного фонда бывшим сотрудникам Управления исполнения наказания из-за сложности получения информации. Величина их достаточно весома. По большому счету должны включаться затраты на содержание органов дознания, следствия, суда, многократно превышающие смету Управления департамента. В масштабе Украины суммы возрастают за счет затрат на содержание общегосударственных структур, вузов и др.) В итоге приговор, согласно которому преступник должен отбывать наказание в местах лишения свободы среднестатистически 5-7 лет, «имеет цену» минимум 100-150 тысяч гривен. То есть при 150 тыс. заключенных - 15-22,5 млрд грн в год.

Страна находится в тисках бюджетного дефицита, сворачиваются стационары лечебных учреждений, даже шахтеров лишают единственного в Украине регионального медико-реабилитационного центра Министерства угольной промышленности, в котором на протяжении более 30 лет ежегодно проходили лечение свыше тысячи шахтеров из нескольких областей [5]. А тут без всякого комментария в числе других высвечивается такой вид общественного ограничения, как отбытие наказания в форме пребывания в исправительных учреждениях с полувольным режимом содержания, то есть с полу-, но заботой государства о предоставлении помещения, бытовых и других удобств, охраны и т.д.

Да, наказанию подвергается преступник, с учетом тяжести содеянного, а также его личности. Но наказание назначается от имени государства, и на него возложена обязанность исполнить приговор. Не брать в расчет при этом возможности государства, поиск наиболее целесообразного сочетания интересов личности и общества представляется недопустимым. Не исключено, что сегодня может и должна произойти переориентация судебной практики в сторону сокращения - в пределах разумного - мер наказания, связанных со значительными затратами государства на их исполнение, и расширения мер наказания в форме моральной и материальной ответственности виновных. В науке данная проблема должна быть не просто обозначена, а дифференцирована и должным образом просчитана.

На Западе давно уже существует направление исследований, именуемое «Экономика преступления и наказания»*. В Украине оно развития пока не получило. Не претендуя на масштаб и полноту, попытаемся осветить один из аспектов проблемы.

Уголовный кодекс Украины (далее - УК Украины), принятый в 2001 году, определяет: «Преступлением является предусмотренное настоящим Кодексом общественно опасное виновное деяние (действие или бездействие), совершенное субъектом преступления». В отличие от современников классики дореволюционного уголовного права не столь однозначно определяли понятие преступления. Так, В.Д. Спасович не использовал для его характеристики ныне традиционный, однако оспариваемый некоторыми исследователями признак «общественная опасность». Он определял преступление как «противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из условий общежития, ... ограждает нерушимость его наказанием». Близкое определение давали Н.С. Таганцев и другие авторы.

Уже в 70-е годы прошлого столетия стали появляться обобщающие работы с комплексным и систематизированным изложением идей экономики преступлений и наказаний. Позже их число постоянно умножалось. (См.: Anderson R.W. The Economics of Crime. - The Macmillan Press LTD, 1976; Phillips L., Votey H.L.Jr. The Economics of Crime Control. - Beverly Hills etc., 1981; Pyle D.J. The Economics of Crime and Law Enforcement. - L., Macmillan, 1983; Schmidt P., Witte A.D. An Economic Analysis of Crime and Justice: Theory, Methods and Applications. - Orlando, Academic Press, 1984). Они используются в преподавании учебного курса «Economics of Crime» в США.

Однако практически все они вводили в определение преступления весьма важный, незаслуженно игнорируемый современными криминалистами критерий: деяние считается уголовно наказуемым «при недостаточности других средств охранительных» [6, 395; 7, 45; 8, 10-13; 9, 3-11].

Правопорядок устанавливается и его соблюдение обеспечивается законодательными и нормативными актами целого ряда отраслей права, которые все вместе должны представлять единую согласованную систему регулирования общественных отношений. В этой системе основная нагрузка должна ложиться на нормы позитивного права.

В связи с этим необходимо усилить исследования, направленные на поиск путей предупреждения преступлений в сфере хозяйственной деятельности путем совершенствования правовой регламентации этой деятельности, перекрытия лазеек в хозяйственном законодательстве, способствующих тенизации и криминализации экономики.

На достижение этих целей было направлено, в частности, принятие в 2003 году Хозяйственного кодекса Украины (далее - ХК Украины) и специального Закона «Об основных началах государственной регуляторной политики в сфере хозяйственной деятельности» от 11 сентября 2003 года. Эти законодательные акты играют определенную положительную роль в предупреждении экономической преступности. Но, к сожалению, не все их нормы выполняются надлежащим образом, должного надзора в этой сфере еще нет. Более того, время от времени предпринимаются попытки торпедировать эти акты, пробить в них лазейки или обойти их с помощью различных схем.

О такого рода попытках, лазейках и схемах много написано в газетах [10, 11], но они периодически снова предпринимаются [12]. Видимо, необходимы общественные обсуждения законопроектов, касающихся экономики, и криминологическая экспертиза этих проектов. Нужно также организовать исследования, направленные на обеспечение взаимодействия хозяйственного и уголовного права в целях достижения синергетического эффекта как в предупреждении преступности, так и в выработке наиболее эффективных мер ответственности*.

Стоило бы, видимо, специально подумать об усилении криминологической роли хозяйственного права, в частности об обеспечении взамодействия между нормами хозяйственного законодательства и главы VII УК Украины «Преступления в сфере хозяйственной деятельности».

Уголовное наказание - мера исключительная, чрезвычайная. Его применение свидетельствует о пробелах, недостатках, неэффективности регулирования позитивным правом. Отсюда логично, прежде чем «хвататься за топор» уголовно-правового воздействия, попытаться разобраться в причинах недееспособности позитивного регулирования, восполнить и повысить его потенциал. Понятно, речь идет о настройке, порой ювелирной, тонких механизмов регулирования, что сложно, требует комплексных исследований. Однако это единственно разумный, не боимся преувеличения - стратегический путь обеспечения правопорядка в обществе.

Наверное, нет ни одной отрасли права, где не было бы резервов для оптимизации регулирования. В рамках статьи ограничимся одним из направлений - воспрепятствование получению выгоды от совершения корыстных противоправных деяний. Не секрет, даже лишение свободы зачастую считается расчетными издержками криминального бизнеса: отсидел 3-5 лет (на деле бывает меньше - амнистия, досрочное освобождение, изменение приговора), вышел на свободу - восполняй потери, купаясь в роскоши. Вполне понятно, что эффективно действующий механизм, позволяющий государству неотвратимо лишить правонарушителя, тем более преступника, противоправно полученных доходов, сам по себе является мощным антистимулом к совершению преступлений и других нарушений законодательства. Эффект усиливается, если изъятие противоправно полученного

В этом отношении интересен опыт Франции, в Коммерческий кодекс которой включен ряд статей о мерах уголовной ответственности за преступления в сфере хозяйственной деятельности.дохода будет сопровождаться штрафом, причем не в условных величинах минимального прожиточного минимума, а в кратном исчислении к сумме этого дохода.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Украины формально решает часть задачи, регламентируя, в числе других, конфискацию всего, что получено виновным в результате совершения преступлений. Однако реально конфискуется незначительная часть, например, похищенного. Основная масса - в схронах, у родственников, в офшорах, на фиктивных счетах банков и т.д. По данным МВД Украины, только за пять месяцев текущего года расхищено 1,520 млрд государственных средств. Половину денег вернуть не удалось. Проходит время, и на деле исполнительные производства сдаются в архив за невозможностью реализации. Абсурд. Приговор в части возмещения ущерба и конфискации преступно приобретенного не может иметь сроков давности.

Израсходовал, пропил, потерял деньги, ценности, у тебя их украли - плати из зар- платы, пенсии полученного наследства, подарков, любых доходов. (Кстати, конфискации подлежит не только преступно приобретенное, но и доход, полученный от его использования.) Сроки давности не должны распространяться и на взыскание штрафа, исчисляемого в кратном выражении к сумме преступно приобретенного.

Целесообразно дополнить общую часть УК Украины разделом «Возмещение ущерба, причиненного преступлением, и конфискация». В числе других определить в нормах этого раздела порядок исчисления размера суммы ущерба, подлежащего возмещению, а также конфискации при изменении за время исполнения приговора уровня инфляции, цен на имущество, подлежащее конфискации и возмещению, курса валют, котировки акций и т.п., регламентировать право обращения взыскания на наследство умершего. Установить, что конфискации или изъятию для возмещения причиненного ущерба подлежат деньги, ценности и иное имущество, переданное виновным в совершении преступления своим родственникам и иным лицам в порядке дарения, займа, аренды, договора пожизненного содержания, других гражданско- правовых актов.

В этом плане представляет интерес практика США. Как сообщалось в газете «Факты» (за 2009 год), создатель крупнейшей финансовой пирамиды Бернард Ма- дофф, приговоренный к 150 годам тюрьмы, должен возместить ущерб в размере 170 млрд долларов. Во исполнение приговора судебные приставы в Нью-Йорке выселили из пентхауса жену Мадоффа. Пожилая женщина попросила разрешить ей забрать с собой норковую шубу, но получила отказ. В итоге миссис Мадофф ушла из дорогих апартаментов с одной лишь дамской сумочкой в руках. Она лишилась не только квартиры и всего, что в ней было, но и собственных денежных средств. На ее счетах в банке заморожены 80 млн долларов. Судья разрешил оставить ей 2,5 млн долларов, приняв во внимание то, что миссис Мадофф также является жертвой обмана. Муж скрывал от нее свои махинации.

Созданные в системе МВД Украины автоматизированные информационные системы и накопленный опыт их эксплуатации позволяют при элементарно простой модификации хоть пожизненно отслеживать финансовые ресурсы гражданина, подлежащие конфискации, когда бы они не появились. Поэтому мечта: «Отсижу и буду жить, как король», вполне объективно может быть разрушена.

Следует учесть, что действующее законодательство предусматривает запрет на выезд за границу гражданам Украины, к которым предъявлены иски о возмещении причиненного вреда. А система международных договоров по пресечению легализации преступно приобретенных доходов является действенным инструментом по выявлению и конфискации этих доходов, вывезенных в зарубежье. В Украине, калькируя западные образцы, изменили редакцию ст. 209 УК Украины. Задача ставилась разумная - лишить виновного экономической выгоды от совершения корыстного преступления. Однако решение задачи, мягко говоря, неконструктивно [13].

Прогнозы динамики преступности в зависимости от применяемых средств борьбы с нею не отличаются достоверностью. Тем не менее логично полагать: масштабная реализация требований действующего законодательства (с незначительными коррективами) по лишению виновных в совершении корыстных преступлений материальной выгоды позволит получить ожидаемый эффект. Однако суть предложения шире - требуется распространить механизм безусловного взыскания с виновных сумм противоправного обогащения и наложения штрафов в кратном исчислении на отрасли позитивного права, чтобы этих «средств охранительных» было достаточно для предупреждения и пресечения противоправных действий без применения мер уголовного наказания. Максимальный эффект может быть достигнут в хозяйственном праве, где ХК Украины прямо предусматривает: безвозмездное изъятие прибыли (дохода) (ст. 240), изъятие незаконно полученной прибыли (дохода) (ст. 253). Применяемый в хозяйственном праве метод экономической ответственности физических и юридических лиц за противоправное поведение целесообразно шире использовать в иных отраслях, в частности в экологическом и трудовом праве, где в обеспечении правопорядка явно необоснованно велика роль уголовной ответственности.

Стоило бы развивать в Украине такое направление исследований, которое уже получило в некоторых странах название уголовно-хозяйственного права[2].

Список використаних джерел:

1. Trolle, Syv Maaneder unden Politi. - 1945. - Р. 39.

2. Time. - 1977. - July 25. - P. 12.

3. Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений / Анденес И. - М.: Прогресс, 1979. - 264 с.

4. Аргументы и факты в Украине. - 2009. - № 9. - С. 5.

5. Антипова А. Шахтерам отказано в реабилитации / А. Антипова // Голос Украины. - 2009. - № 70 (4570). - 12 апреля. - С. 1.

6. Спасович В.Д. Учебник уголовного права / Спасович В.Д. - СПб, 1863. - Т 1. - 264 с.

7. Таганцев Н.С. Курс уголовного права / Таганцев Н.С. - СПб, 1874.

8. Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право: Часть общая / Сергиевский Н.Д. - СПб, 1905.

9. Жижиленко А.А. Наказание. Пг. / Жижиленко А.А. - Петроград, 1914.

10. См.: Мамутов В. Рейдерство в законе / В. Мамутов // Зеркало недели. - 2008. - №38 (717). - 11 октября. - С. 4.

11. Мамутов В. Вредоносные лазейки / В. Мамутов // Закон и бизнес. - 2009. - № 11. - 4-10 апреля. - С. 10.

12. См.: Мамутов В. Компактность и прозрачность - важные критерии качества законопроектов /

В. Мамутов, А. Ющик // Голос Украины. - 2009. - № 117 (4617). - 26 июня. - С. 11.

13. См.: Беницкий А.С. Ответственность за легализацию преступно приобретенных доходов по законодательству Украины и Российской Федерации / Беницкий А.С., Розовский Б.Г, Якимов О.Ю. - Луганск: РИО ЛГУВД им. Э.А. Дидоренко, 2008. - 496 с.


[1] Если экстраполировать существующие тенденции на будущее, то ближе к середине нынешнего века половина населения цивилизованных стран будет пребывать за колючей проволокой, а вторая половина - выполнять роль охранника.

[2] В Германии, например, имеется даже хозяйственная прокуратура.



Повернутися до змісту | Завантажити
Інші книги по вашій темі:
Академія прокуратури України (збірник наукових праць)
Адміністративний суд Украіни (збірник наукових праць)
Правові науки України (Збірник наукових праць)